НЕГОСТЕПРИИМНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ

В этой статье мы сталкиваемся со схожей последовательностью событий, когда человек недооценивает ситуацию, прогноз меняется не по графику, принимаются неверные решения, и в результате происходит серьезный инцидент. Однако, несколько факторов и деталей, все же приводят к более позитивному исходу.

НЕГОСТЕПРИИМНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ
Спасательная операция в Тасмании
Дерек Крук (Derek Crook)
Перевод: Григорий Беляков
Коррекция: Екатерина Каменецкая

Перевод и публикация статьи журнала Sea Kayaker Magazine на русский язык сделаны исключительно с образовательными целями. Фото и видео предоставлены Дереком Круком или взяты из свободного доступа в интернете, все права на них принадлежат авторам

Всем знакома пословица «Поспешишь – людей насмешишь».  Во время своей недавней соло экспедиции вокруг Тасмании я в полной мере прочувствовал это на себе.

Дерек и его каяк во время похода (Derek Crook)

Когда я греб вдоль северного и восточного побережья, я встретил множество рыбаков, которым приходилось бывать на западе Тасмании.  У каждого из них была история про кого-то, чье судно пошло ко дну во время рыбалки на западной стороне.  Они рассказывали о том, как океаническая зыбь, разбивающаяся о берега, порой идет от самой Африки, и о том, что там не так много мест, где можно укрыться от частых внезапных штормов.  Один рыбак просто сказал: «Оно – негостеприимное».

27 января 2008 года в полдень я подошел к мысу Коникал Рокс (Конические скалы – Conical Rocks) на западном берегу Тасмании.  Мое путешествие вдоль западного побережья длилось третий день, за это время я привык, что буквально сразу после обеда поднимается сильный ветер. Но сегодня по облакам читались признаки надвигающегося шторма.

На берегу меня встретил мужчина по имени Хит.  Он приехал с семьей провести длинные выходные в день Австралии на берегу. Хит пригласил меня остаться в одном из домиков и переждать погоду.  Шторм действительно пришел во второй половине дня, он сопровождался сильным дождем и ветром. После того, как я разместился в домике, меня позвали к столу.  За ужином из свежих лангустов и ракушек Хит проявил беспокойство обо мне и дал множество советов по погоде на юго-западном побережье .  В частности, он предостерег меня от юго-западных ветров, которые удваивают, а то и утраивают размер юго-западной зыби, до такой степени, что волны накрывают ближайшие скалы высотой более 15 метров. 

Следующий участок моего путешествия – около 70 километров до бухты Макквери (Macquarie Harbor) без возможности высадки в случае шторма. 

Карта инцидента

Перед тем как уехать домой, Хит сообщил мне свежий прогноз.  Все звучало идеально – легкий южный ветер с метровой волной.  «Лучше у нас не бывает», – сказал он.  Хит предложил оставаться в домике столько, сколько захочется, с условием отключить воду и запереть двери, когда буду уходить.

“Лучше быть не может” – рассвет в районе мыса (Derek Crook)

Я хорошо отдохнул, штормуя 2 ночи.  В 6:30 утра 29 января я стоял возле каяка, приглядываясь к погоде и волнам.  Начиная самый сложный участок своего путешествия, хотел удостовериться, что прогноз сбывается.  Небо было серым, дул южный ветер около 5 м/c.  Это соответствовало прогнозу, но глядя на волны, разбивающиеся о скалы, я все же сомневался, и раздумывал, не стоит ли выждать еще день.  Практически начав распаковываться, я все-таки решил выйти к рифу, и посмотреть на ситуацию там.

Выход в рифах (Derek Crook)

Риф состоит из больших, плотно стоящих рядом друг с другом скал возле берега.  Одна из них высотой более 15 метров.  В четверти мили или около того на север также были камни поменьше, некоторые из которых были под водой. 

Место инцидента c севера (Derek Crook)

Внутри рифа у берега – тихо и спокойно, но дальше на север вода буквально закипала от столкновений отражающихся от скал и приходящих с моря волн.  В этот момент я подумал, что пройти через такое выше моих возможностей, и раздумывал, стоит ли вообще продолжать.  Однако, пройдя риф, отраженные волны пропали, и как и ожидалось, стало спокойнее.  Я четко осознавал опасность одиночных аномальных волн, поэтому всегда отходил от берега на дополнительное расстояние.

Развернувшись и взяв курс на юг, я моментально почувствовал силу встречных волн и ветра.  Тем не менее, после двухдневного отдыха было здорово оказаться снова на воде, и я был готов бороться с ними.  Тем не менее, уже через 15 минут гребли стало понято, что я практически не продвигаюсь. Ранее я уже совершал подобную ошибку и знал это чувство, когда из-за сильного встречного ветра за час проходишь 2-3 км. Поэтому на этот раз, учитывая, что переход до залива Маквери составлял около 70 км, довольно быстро понял, что продолжать нет никакого смысла. 

Штормовая погода на западе Тасмании

Я развернул каяк в сторону от рифов, прямо на приходящие волны, чтобы осуществить разворот по ветру.  Волны увеличивались буквально с каждой минутой, и я старался быть максимально осторожен, чтобы не перевернуться выполняя маневр.  В этот момент до меня дошло, насколько быстро здесь меняется погода.  По ветру греблось легко, и я вернулся к рифу гораздо быстрее, чем шел от него против ветра.  Тут, с трудом развернув лодку на волну и ветер, я лег в дрейф прямо перед рифом, а затем отошел немного на восток к скале, которую использовал как ориентир, чтобы понимать, насколько близко нахожусь к узкому проходу между рифом и берегом.  Волны буквально проносились подо мной и было сложно оставаться на одном месте.  Я погреб на юг к проходу, из которого выходил на старте, но резко остановился, когда прямо передо мной в 30 метрах сломалась волна. Пришлось подождать пару секунд, чтобы понять, аномальная это волна или нет. 

Через несколько секунд передо мной сломалась еще одна волна.  Сперва мне показалось, что я был не в том месте, но сверив ориентиры, убедился, что именно здесь проход.  Стало ясно, что волны увеличились настолько, что стали перекатывать через риф и ломаться прямо в центре прохода, по которому я выходил.  Идти назад тем же путем не представлялось возможным.  Стало очень не по себе, потому как ближайшее место безопасной высадки – мыс Сэнди, почти в 37 км севернее.  Я быстро принял решение снова идти на юг, вдоль рифа, в поисках другого прохода к пляжу, с которого стартовал.  Продвигаясь очень медленно, я оказался между большим утесом справа и несколькими небольшими камнями слева.  Волны проходили через этот проход, резко увеличиваясь в размере, и я понял, что была опасность быть подхваченным и расплющенным о скалы, если бы я пошел дальше.

Скалы мыса Коникал Рокс

Я притормозил пытаясь найти другой выход из ситуации.  Ширина рифа уменьшалась по мере продвижения на юг, а утесы и скалы становились все больше.  Начал возникать план, который, на мой взгляд, давал единственную возможность выбраться на берег, но я еще не добрался до точки, где его можно было бы осуществить.  План был пройти как можно дальше вдоль рифа и найти проход, через который можно уйти на его подветренную сторону.  По мере передвижения становилось ясно, что назад пути нет, так как скалы и волны не давали места развернуться.  Скрытые водой камни неожиданно появлялись передо мной после того, как волны перекатывались через них.  В такую ситуацию я никогда не попадал, но при этом не терял присутствия духа.  Волны накатывали одна за одной, и искать какую-то последовательность было бесполезно.

Я полагался только на интуицию и молился.  Я перемещался исключительно медленно, не сводя глаз с волн, накатывающих справа, на случай если придется грести изо-всех сил, убегая от ломающейся волны.  Выйти или грести назад было невозможно, и я понимал, что совершил большую ошибку подойдя слишком близко.  Если подойдет волна чуть большего, чем обычно размера, меня бросит на камни.  На короткий период волны стали меньше, что дало мне возможность сфокусироваться на поиске прохода к берегу.  Я заметил проход между двумя скалами, где можно было бы пройти и оставалось только убежать от приходящих волн, чтобы прорваться в укрытие за рифом.  Волна могла сломаться в любой момент, я быстро обернулся, потом взглянул в сторону куда, мне нужно было догрести, чтобы быть в безопасности.  Я начал приближаться, но не достаточно быстро, и в следующий раз оглянувшись увидел гигантскую волну, начавшую подниматься за спиной.  Вода хлынула с рифа на волну, и мне не хватало сил прорваться через этот поток, стало ясно, что меня накроет.  Я поставил нос по направлению движения волны.  Волна накатила и практически поставила меня свечкой.  Нос начал уходить под воду параллельно с тем, как я начал скатываться по волне.  Я очень легко мог совершить сальто через нос и поэтому наклонился назад насколько мог, но достаточно, чтобы нос немного всплыл.  Я ускорился, на секунду мне показалось, что даже убегу от волны, но тут неожиданно я закувыркался вверх килем и меня буквально выдернуло из лодки, а весло вырвало из рук. Масса белой воды и пены удерживала меня довольно долго.  Вынырнул, я также неожиданно, как и погрузился, ощутив колоссальное облегчение, что цел.

Оглядевшись, я увидел желтую герму в паре метров от меня и подплыл к ней.  В ней были вещи, необходимые для того, чтобы выжить на берегу, и ее также можно было использовать как защиту, если меня бросит на скалы. Мне повезло, подплывая к герме, я поймал свое весло.  После этого еще раз осмотревшись, в 30 метрах я увидел и каяк, который уносило вверх дном к скалам. Выплыть против течения и ветра в точку старта не предоставлялось возможным и было понятно, что мой каяк был моим шансом на выживание.  До него нужно было добраться во что бы то ни стало, до того, как его выбросит на скалы.  Я поплыл к нему что есть мочи.  Меньше чем за минуту я подобрался почти вплотную к лодке, но стало ясно, ее вовсе не тащит в сторону берега.  Должно быть, из-за отраженных волн.  Я наполнился оптимизмом с тем как она приближалась.    В одной руке у меня было весло, в другой герма, а в нескольких метрах от каяка я увидел свою видеокамеру, которую схватил, намотав ремешок вокруг пальца.  Лодку я мог схватить только левой рукой, и, хотя я был уверен, что смогу на нее забраться, уверенность начала пропадать, когда я увидел, что был всего в 20 метрах от скал. 

Накат на месте оверкиля (Derek Crook)

Когда я добрался до каяка пришлось отпустить снаряжение из правой руки.  Мне казалось, что лодку будет легко поднять и перевернуть за нос, но у меня это не получилось дважды, даже когда я напрягся изо всех сил.  Тогда я поднырнул под каяк, схватился за губу кокпита, и перевернул лодку с первого раз.  Тут я увидел, что кормовой люк открылся, и мое снаряжение вываливается из отсека наполненного водой.  Его уносило и поэтому пришлось быстро доплыть до весла, герм и камеры и вернуться к каяку.   Забросив все в кокпит, с веслом в руке я добрался до носа, схватился за ручку и попытался оттащить лодку от скал.  Сначала лодка не двигалась, но после того, как я стал делать длинные резкие толчки ногами, она наконец пошла. 

Вскоре я был на достаточном расстоянии от скал, чтобы попробовать забраться в лодку.  Корма каяка наполовину наполнилась водой, из-за чего он кренился, а нос торчал из воды, и был крайне неустойчив.  Я посчитал, что проще всего будет на него забраться как на доску, гребя руками.  После нескольких минут стало ясно, что я не двигаюсь, я решил грести веслом. Когда это тоже не сработало, я уселся на лодку, пытаясь перебирать ногами.  В это время ветер и течение уносили меня все дальше на север от места, где можно было безопасно выбраться на берег.  Я выкинул герму и несколько раз пытался усесться в каяке и грести, но удерживаться удавалось всего лишь несколько секунд. 

Мыс Коникал Рокс во время шторма (Matt Horspool)

В какой-то момент кормовой отсек окончательно наполнился водой и нос торчал из воды под углом 45 градусов.  Сидеть в кокпите было невозможно.  Я не знал, как долго я был в воде с момента первого оверкиля, и посмотрел на часы только в тот момент, когда почувствовал первые признаки гипотермии.  К моему удивлению было 10 утра, а значит я был в воде около 3 часов.   Я начал ощущать беспомощность, потому что на данном этапе я попробовал все варианты самоспасения и пришло мрачное осознание того, что у меня не получится спастись без чьей-то помощи. 

Я знал, что на побережье в домиках недалеко от реки Паймен живут люди и подумал, что стоит запустить сигнальную ракету, чтобы привлечь внимание.  Сделать это было легко, так как в спасжилете у меня была ручная ракетница [аналог «сигнала охотника»].   Наблюдая как она взлетела, я как-то сильно впечатлился, и решил выстрелить еще одну.  Заряжая вторую в ракетницу, я уронил ее в воду и она моментально утонула.  Хотя у меня была небольшая сумка с ракетами, она тоже куда-то пропала, и я выкинул ракетницу в воду.  Открыв дневной люк, я достал спутниковый треккер SPOT. Нажав на кнопку включения и дождавшись зеленого огонька подтверждающего, что треккер включен, я отправил сообщение «911», запрос на спасение. 

Устье реки Паймен во время шторма (Matt Horspool)

Больше ничего сделать я не мог, оставалось только ждать и надеяться, что спасатели вылетели.  Волны становились больше, а я чувствовал начало гипотермии.  Держаться за каяк было не просто, и волны несколько раз меня с него сбрасывали.  Силы уходили быстро, я уже хорошо наглотался морской воды, что еще больше ослабляло.  Я не знал, как долго продержусь до того, как потеряю сознание и, если волны снова сбросят меня с каяка, сил забраться назад уже не хватит.  К счастью, я обнаружил, что если лежать на кокпите, раскинув руки в стороны, а ноги на воде, можно оставаться на плаву без особых потерь энергии. 

Я почувствовал волну тепла, накатившую на меня, соблазняющее сонливое чувство – закрыть глаза и заснуть. Эти симптомы были мне знакомы из прошлого опыта переохлаждений.  С уменьшением кровообращения в мозг приходит желание погрузиться в глубокий сон. 

В какой-то момент я подумал, что мне пришел конец, и увидел себя «на дне», а не «на лодке».  Это видение резко разбудило во мне желание выжить, и одновременно я вспомнил обещание, данное дочке Наталье, студентке Королевского балета Виннипега.  Я обещал, что приеду на ее представление, когда вернусь домой в Виннипег.  Борясь с сонливостью, я бесконечно повторял себя «Я буду там и увижу ее на сцене!»

Рыбаки с реки Паймен (Derek Crook)


Иногда я поглядывал в небо, но это сильно нарушало концентрацию, необходимую, чтобы поддерживать баланс и значительно ослабев я всецело сосредоточился на том, чтобы удерживаться на лодке. 

Неожиданно я услышал звук мотора и глянув направо увидел лодку с двумя людьми.  С момента как я вызывал помощь по СПОТу прошло примерно полтора часа.  Сил и способности двигаться было настолько мало, что я просто оставался лежать на каяке.  Я не помню, как меня затащили в лодку.  Пол Лиис, управлявший лодкой, позже сказал, что кричал мне слезть и отплыть от лодки, а я похоже сопротивлялся и не хотел этого делать.  Им пришлось подойти вплотную к каяку с риском опрокинуться. 

Лодка и люди спасшие Дерека в схожих условиях (Derek Crook)

Когда я оказался в лодке, я просто сказал «Спасибо!», на что Пол ответил: «Не благодари пока… еще нужно добраться до берега».  Лежа на холодном алюминиевом дне лодки по пути назад я был совершенно беспомощен.  Корпус бился о волны и я молился, чтобы она не перевернулся, так как помочь себе я бы никак не смог. 

Мы добрались до берега и на машине меня отвезли в домик, чего я совершенно не помню.  Завернутый в теплое одеяло возле огня, я наконец начал отогреваться.

Вскоре после прибытия, приземлился вертолет спасательных служб (SAR) и мной начали заниматься парамедики.  Вертолет отвез меня в госпиталь в Берни, небольшом городке на северном побережье.  Там мне оказали медицинскую помощь в связи с гипотермией и попаданием соленой воды в легкие Пришлось остаться под наблюдением до утра.   Проснувшись с утра, я с удивлением обнаружил что рядом со мной стоят Хит с дочерью Кармен.  Он слышал о моем спасении по радио и сразу поехал в госпиталь. Хит привез мне одежду, предложил погостить у него и планировал заехать за мной следующим утром.  Он протянул мне сотовый телефон, чтобы я позвонил своей жене Ширли, дать знать, что я жив. 

В Британской Колумбии было 23:30, когда я позвонил, и уже потом она рассказал, что, услышав звонок она задрожала.  Перед путешествием я сказал ей, что я был более чем уверен в своих навыках самоспасения, и что нажму кнопку 911 только в самом крайнем случае, если не будет никакой надежды на свои силы.  Супруга видела уведомление о нажатии этой кнопки, и подумала худшее.  Услышав мой голос, она расплакалась, и сказала, что услышав звонок, думала, что я погиб.

В интервью с местной прессой чуть позже, репортер задал вопрос, какой внутренний фактор позволил мне выжить.  Я ответил, что это было обещание данное дочери. 

Вечером я встретился с Дином Вотерспуном, руководителям спасательной службы Тасманского полицейского управления.  Я перечислил список спасоборудования, которое было со мной, и хотя я потерял его большую часть, он поверил мне на слово, что у меня было все что требуется по правилам. 

Хит привез еще одежды и вскоре мы были дома.  Я позвонил Ширли, чтобы она перевела мне немного денег и поменял свои авиабилеты на следующую неделю.  Мне очень хотелось пожать руку своим спасителям, и, хотя путь до их «хижины» совсем непростой, Хит организовал поездку на Коникал Рокс, поискать мое снаряжение. 

Хижина у Коникал Рокс (Derek Crook)

Из Берни туда ехать 4 часа.  Когда мы подъехали к хижине Пола, он очищал участок на берегу.  Именно отсюда он увидел в бинокль, как меня уносило на север за линией прибоя.  Когда мы подъехали, было ощущение, что он видит меня впервые, но когда мы подошли, он все же меня узнал.  Позже он сказал, что не думал, что вообще когда-нибудь еще меня увидит. 

В тот день я много узнал о Поле Лиисе (Paul Lees), человеке, который спас мою жизнь, и не удивился, когда выяснилось, что до меня он спас еще двоих.  Я решил, что предприму все усилия, чтобы его официально наградили за эти самоотверженные подвиги.  К сожалению я не смог отблагодарить Джейда Шадболда (Jade Shadbold) , второго человека в моторке, так как его не было.

Дерек (в центре), Пол (справа от Дерека), Хит (крайний слева)

Чуть позже, Пол спросил меня, о том сколько мне лет, и когда мой день рождения.  Я ответил, что в апреле.  Он спросил «Когда в апреле?».  Я сказал «17».  «Так это и мой день рождения».

Питер Уэлс (Peter Wells), турист, с которым я встретился на западном берегу, нашел мою цифровую камеру в полной сохранности , в 20 километрах севернее места моего спасения.  Посмотрев фотографии, он понял что это был я, так как на камере было несколько фотографий во время нашего ужина с его семьей.  Немного дальше по пляжу, в устье реки Интервью (Interview River), Питер обнаружил нос моего каяка (см. фото) и еще некоторое снаряжение.  Все это он передал Тасманской полиции, а они в свою очередь сообщили ему, что со мной все в порядке.  Я вернулся на Коникал Рокс, в надежде найти снаряжение, и мне удалось найти гермомешок с документами и бумажником.  Полиция приехала и передала мне фотоаппарат и нос каяка.

Все что осталось от лодки – нос в 20 км от места инцидента (Derek Crook)

УРОКИ
Не смотря на то, что спутниковый треккер SPOT не стал напрямую причиной моего спасения, я уверен, что он помог, если бы Пол не вытащил меня из воды раньше. Также, если бы мы перевернулись на алюминиевой моторке, в спасении нуждались бы 3 человека, и подмога была уже в пути.  В дальнейшем я не буду выходить без него, зная насколько стремительно могут поменяться условия – когда-нибудь удача может просто отвернуться.  Если вы планируете поход туда, где вас подстерегает опасность, это относительный дешевый и точный прибор для определения ваших координат.

Если вы выходите на воду в местах, с которыми вы не знакомы, нужно заранее узнавать, что вас ждет.  Знания и наблюдения местных в таком случае просто незаменимы.  Например, когда вы уже на маршруте то, что вам подскажут рыбаки из непосредственно собственного опыта может быть намного полезнее и точнее того, что вы узнаете из интернета и книг.

В каякинге средства спасения и выживания, а также соответствующие навыки – обязательны.  Не важно, вышли ли вы на прогулку по озеру, или пошли в длительный поход они должны быть при вас.  Еще более важно то, чтобы все оборудование было под рукой и готово к использованию.  С приобретением уверенности в лодке со временем вам захочется забираться все дальше и дальше, туда где условия и ситуация будут постоянно тестировать ваши навыки.  На море погода меняется стремительно, и совершенно неожиданно можно оказаться в ситуации, когда вы бессильны бороться с волнами и ветром, как было в моем случае.  Если вы окажетесь в воде, нужно владеть различными техниками самоспасения в таких условиях.  Также нужно быть готовым подать сигнал бедствия и вызвать на помощь.  

ГГлядя назад, я понимаю, что мой инцидент можно было предотвратить, и я даже знаю как.  Будучи неуверенным в погодных условиях, нужно было просто остаться на берегу и переждать погоду.  Я подозревал, что условия плохие, а учитывая то, что я был в режиме соло, нужно было быть консервативнее и никуда не выходить.  Когда я понял, что у меня нет возможности вернуться в точку старта, а высаживаться негде, не нужно было рисковать и пытаться пробиваться через накат.   На линии прибоя очень высокий риск перевернуться и разбиться о скалы.  Нужно было либо переждать шторм, либо вызывать помощь.  Очень легко ошибиться, оттягивая вызов помощи до того момента, как ситуация станет безнадежной.  Своевременная оценка ситуации и вызов помощи перед началом каких-то рискованных действий может стать спасительным вариантом. 

После оверкиля, когда слетела крышка люка и корма наполнилась водой, мои многократные попытки забраться на лодку были ошибкой.  Если бы я активировал СПОТ сразу после того, как понял, что мой каяк затоплен и немореходен, мне не пришлось бы провести столько времени в воде. Хотя я смог продержаться несколько часов, холод очень сильно истощил меня и подорвал способность помочь самому себе.  Будь на мне одежда, больше подходящая для погружения в воду, гипотермия не наступила бы так быстро. 

Также, средства спасения должны были каким-то образом быть закреплены на мне.  Если бы я не перехватил свой каяк до того, как его выбросило на камни, я не смог бы активировать сигнал помощи на СПОТе.

Все, что осталось от каяка Дерека (Derek Crook)

В спасжилете у меня были две ракеты, остальные были упакованы в каяк, и в конечном счете потерялись.  Первую ракету я запустил, но перезарядить ракетницу наплаву в шторм было крайне сложно.  Сигнальное устройство должны быть такими, чтобы его можно было легко использовать, болтаясь наплаву рядом с лодкой и другим снаряжением. 

Нужно было более тщательно протестировать каяк и быть готовым к оверкилю в ломающихся волнах.  Пластиковые и неопреновые крышки должны были достаточно хорошо закреплены, чтобы выдерживать удары волн.

Осознание того, что помощь уже в пути помогло мне побороть сонливость и не сдаваться гипотермии.  Я заставлял себя сопротивляться холоду.  И очень хорошо усвоил урок – никогда не теряйте надежды. 

Комментарий Sakhkayak.com

Первое, что стоит отметить, это удивительное присутствие духа Дерека во всей этой ситуации.  Практически все время он принимал какие-то действия, решения и не сдавался.  Многие пособия и книги описывающих ситуации выживания отмечают именно такую особенность у переживших экстремальную ситуацию людей.  Отчасти, в случае Дерека в основе такого поведения была его уверенность и готовность к экстремальной ситуации, которая в свою очередь основывалась на его общем уровне подготовки, знаний и опыте.  Также он поставил определенную внешнюю, не связанную с ситуацией цель – сходить на концерт дочери. Такие внешние цели очень сильно помогают отвлечься и получить подпитку позитивом чисто на психологическом уровне, об этом также можно прочитать во многих подобных историях.

Относительно прогноза, стоит понимать, что принимать решения основываясь только на прогнозе, дело довольно  рискованное.  Не зря решение «лететь или не лететь» отдается людям на местах.  Даже современные погодные модели частенько ошибаются, и прогноз может смещаться и изменяться радикально, особенно в регионах, где переменчивость погоды является ее характерной чертой.  Особенно это актуально, когда вы пытаетесь проскочить какое-то сложное место «в погодное окно».  Смещение прогноза даже на пару часов может стать очень критичным.

Также ни одна общая погодная модель не учитывает сугубо локальные условия, например особенности прибрежного рельефа, в точности как описывает первая статья.  Даже зная прогноз заранее, в наших походах, решая идти или нет, мы давно следуем принципу «будем смотреть с утра по факту». Очень важно принимать решение о выходе непосредственно перед ним, и быть готовым изменить принятое накануне решение в случае необходимости. 

Относительно погоды на море следует учитывать одну особенность.  Очень часто после штормов есть те или иные остаточные явления.  Это может быть дальние «крылья циклона» (как в случае с Лоне Мадсен), или просто какая-то интенсивная волна.  В таких ситуациях сухие цифры прогноза могут означать совершенно разные вещи.  Например на нашем домашнем серфинг-споте, мы очень часто видим, что волна высотой 0.7 м после прошедшего циклона, или просто стоящая в после локальных ветров, примерно с одинаковой амплитудой, – это совсем не то же, что  волна сходной высоты, но возникшая вследствие локальных ветров, несмотря на примерно  одинаковую амплитуду.  Возможно, то неожиданное ухудшение погоды, которое случилось у Дерека, как раз результат какой-то остаточной активности штормового фронта, который он пережидал пару дней накануне.

Слушайте себя и не игнорируйте интуицию.  Если что-то подсказывает вам, что лучше не выходить, что-то беспокоит, стоит хорошенько подумать, в чем причина  этих ощущений, и учитывать их при принятии решений.  Дерек упоминает, что он некоторое время колебался, принимая решение выходить или нет, если бы он прислушался к этим внутренним сигналам, то скорее всего этой статьи сейчас бы и не было.  Он подчеркнул это снова в нашей недавней  беседе на Фейсбуке.  Интуиция понятие очень эфемерное, но во многом она основана на вашем собственном опыте и восприятии риска.  На подсознательном уровне она как бы говорит вам, справитесь или не справитесь вы с той или иной ситуацией.   

Если вы стоите в глубокой бухте, перед выходом в море всегда очень полезно узнать, что происходит на побережье вне пределов видимости, даже если вам некогда или лень стоит преодолеть себя. Море может в корне отличаться от того, что вы видите прямо перед собой.  Возможно, если бы Дерек имел возможность посмотреть на то, что происходит за соседним мысом, он принял бы решение остаться.  Такого мнения он придерживается и по сей день.  «Поспешишь – людей насмешишь», повторил он, уже почти 14 лет спустя после своего инцидента.

Кстати, учитывая этот фактор, по возможности стоит накануне разбивать лагерь таким образом, чтобы можно было быстро оценить погоду на сложном участке на следующий день.  Например, в нашем походе по Приморью летом 2021 года, мы нередко располагали лагерь в непосредственной близости от сложных мысов и участков, где нельзя высадиться, и ходили смотреть, что там происходит, перед стартом. 

Читая абзац об аномальных волнах, я поймал себя на мысли, что в нашей практике ситуация, в которой где-то рядом ломается что-то неожиданно большое, происходит регулярно.  Каякеры с иронией относятся к «волнам-убийцам», но то, что аномальные волны большего размера относительно фонового случаются – признанный и зафиксированный наукой факт.  Не нужно их бояться, но нужно очень четко осознавать риск, который они несут, и внимательно следить за изменением прибрежного и донного рельефа.  Особенно коварны мысы, подводные камни и полки, которые не всегда видно.  Обычно в ситуации зыби, я стараюсь непрерывно следить за тем, что происходит на побережье на несколько сотен метров, а то и дальше впереди. Места, где ломаются волны, обходятся стороной. 

Интересный момент относительно советов местных жителей.  С одной стороны, на самом деле, можно получить очень полезную информацию о конкретном месте, поведении моря, течениях и .т.д. от тех, кто постоянно находится где-то рядом.  Но также стоит внимательно отнестись  к тому, от кого исходит эта информация.  Человек не выходящий в моря, и наблюдающий за сулоем или прибоем с берега, будет воспринимать и описывать его совершенно иначе, чем тот, кто регулярно проходит их по воде.  Также стоит учитывать тип судна, на которым ходят местные «источники информации».  То, что легко проходится на 5 метровом «Зодиаке» с 90 сильным мотором, может быть совершенно не по силам каяку с ручным приводом.  С другой стороны, каяк тоже идти там, где не ходят другие плавсредства (например по мелкой воде внутри рифовой полки, защищающей его от волны).  В общем, как всегда и во всем – критично оценивайте к любую информацию и задумывайтесь о том, кто ее предоставляет. 

В заключение хочется сказать, что одна из причин, по которой я выбрал эту статью из множества других это то, что данные инциндент закончился без жертв.  После всех опубликованных статей с жуткими,  смертельными исходами, хотелось бы продемонстрировать историю с позитивным исходом.  Особенно на контрасте с первой статьей, в которой все закончилось печально.  Хотя определенно Дереку повезло, сам факт того, как долго он продержался, не упал духом и был готов к ситуации, говорит всем нам о том, что нужно делать, чтобы избежать или пережить подобное. 

Я очень благодарен Дереку лично за предоставленные фотографии и комментарии. Совершенно случайно набрал его имя в Фейсбуке, спросил не он ли это, и получил ответ в течение нескольких минут. Сейчас Дерек на пенсии, живет на острове Ванкувер с замечательным видом на море, и занимается фотографией и хайкингом. Каякингом он уже активно не занимается из-за некоторых проблем со здоровьем, но после Тасмании в его карте путешествий появилось еще не мало интересных локаций и маршрутов.

Берегите себя!

Пол и Дерек (Derek Crook)
Тасманские лангусты (Derek Crook)

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s