САХАЛИНСКАЯ АРКТИКА

полуостров Шмидта на лыжах, февраль-март 2017

полуостров Шмидта на лыжах, февраль-март 2017

ПРОЛОГ

«Блин, вот засада!» – подумал я, прочитав пост Макса зимой 2012 года касательно предстоящего лыжного похода на Шмидта. Обложенному учебниками и подгузниками в другом полушарии, мне, участвовать в этой авантюре представлялось совершенно невозможным. Шанс осуществить давнюю мечту, пройти по периметру полуострова Шмидта на самом севере Сахалина на лыжах, опять проскочил мимо. Основной проблемой для такого похода является поиск «собратьев по несчастью». И вот теперь, когда они вроде появились, в виде Макса и Дани, я сам «выпадаю из обоймы». Проект-мечта снова откладывается на неопределенный срок. А эти двое… сходили… и как сходили!

Полуостров Шмидта, он же Миф Тэнгр (Голова земли – на нивхском) – место чУдное. Как сказал один знакомый корифей от сахалинской геологии: «куда не уезжай, все равно все возвращаются и встречаются на Шмидта». Мне довелось побывать там дважды, сначала с геологами по работе в 2001 г., потом в нашем первом походе на байдарках в 2008 г. Оба раза оставили абсолютно волшебное впечатление о девственной и суровой природе сахалинского севера. Уже после этих походов, обмолвившись о них с Андреем Клитиным, запало в память его мнение, что теперь осталось туда сходить на лыжах, потому что зимой Шмидта это что-то космическое.

Прошло еще несколько лет, наши полярники пошли в другие, куда более злые походы , а на Шмидта желающих идти так и не нашлось. Но вот, где-то год назад, обмолвился об этом своему напарнику по скитуру-фрирайду Виктору. Он, бего-лыжник в прошлом, сразу высказал свой интерес. Ухватились за эту идею, ближе к концу лета 2016 года еще раз подтвердили намерения и начали готовится.

ПОДГОТОВКА

Подготовку я бы охарактеризовал скорее как «точечную», чем «всеобъемлющую». C одной стороны, мы готовились детально, но точно не с нуля, и без какого-либо изощренного плана. Так как мы много скитурим зимой в окрестностях Южно-Сахалинска, а также в принципе постоянно ходим в длительные экспедиции, имеется и опыт, и физика, а также изрядное количество самой разной снаряги. При этом, поход на кросс-кантри лыжах – новая для нас сфера с массой отличий, так что как только было принято принципиальное решение «идём!», мы стали «апгрейдить» требующие внимания аспекты.

Во-первых, начиная с нашей Тысячи (каяк поход летом 2016 г.) и вплоть до нескольких дней до экспедиции я регулярно общался с Максом по тем или иным аспектам зимней вылазки. Начиная от того, как правильно нарезать для сушки гребешок, и заканчивая способами хранения батареек на холоде. Нюансов колоссальное количество, и за один раз их не обговоришь.

Во-вторых, еще с лета занялись покупкой снаряги. Пришлось купить лыжный комплект экспедиционных кросс-кантри лыж, ботинок, креплений, камусов и палок. Также взяли санки-волокуши, причем сразу двух размеров – 50 и 70 л. По результатам тестовой вылазки поняли, что нужны новые коврики и обновили их на зимние. А еще на двоих взяли моднячую зимнюю палатку Mountain Hardwear Trango 3 и закупились большим количеством буржуйской дегидрированной еды. Сушили и собственную еду, начав где-то за 2 месяца – мясо, птицу, морепродукты и овощи в большом количестве.

В-третьих, на новогодние праздники прошли тестовый маршрут в 60 с хвостиком км на юге – по периметру Тунайчи, отработав основные моменты предстоящего похода. Продумали логистику заброски и выброски. Написали раскладку.

После похода я, используя фото спутника, отслеживал лед. Большим вопросом было, какой будет лед на восточном побережье. Хотелось, чтобы был хотя бы мало-мальский припай. В 2013-2015 году его не было совсем, а вот в 2016 году – он был внушительным. К своей радости в середине февраля, в одно из солнечных окон увидел что сформировалась 2-3 км полоса льда. Отличная новость.

Не могу сказать, что было что-то особенное в этой подготовке, что было совершенно уникальным, новым. Единственное, о чем скажу, что опыт ребят, и консультации с Максом были абсолютно бесценными. Ведь они фактически вышли на оптимальные расклады «потом и кровью», а мы просто переняли их опыт.

Шли дни, помаленьку мы решали те или иные вопросы, и вот, незаметно подкралось время старта. Когда сушка продуктов была закончена, собрались, и под шутки-прибаутки домашних на тему «вы сейчас выглядите как рабы на фабрике колумбийского наркобарона», собрали свой правиант и перераспределили снарягу.

Оптимальным стартом в этом году был бы старт в длинные выходные с 23 февраля, что давало нам ровно 10 дней до конца следующих выходных на свой поход. Оставалось только, чтобы погода не подвела и дала нам правильное окошко. Cтартовать, зная что завтра-послезавтра дунет, нет никакого смысла.

И она не подвела! Накануне выходных прошел циклон, но уже 22 числа на севере установилась зона высокого давления, которая просматривалась на 5-6 дней вперед. Да и после, прогноз не предвещал ничего катаклизматического, поэтому упаковав 10 обедов, санки и рюкзаки, закинули их в мой авто и отправились на север. Самой большой моей проблемой стал выбор рюкзака, то ли брать тяжелый 70л, то ли облегченный 50л. Решил взять оба и принять решение при финальной перепаковке в Охе.

ДЕНЬ 0, 23 ФЕВРАЛЯ 2017 Г. «Отпуск в нестандартном направлении»

Собирались выехать рано, но в конечном итоге стартовали только около 7:45 утра. Не знаю как у напарника, а у меня настроение зашкаливало. Я очень, очень люблю рулить далеко и долго, и поездка через весь остров для меня была одним из ожидаемых моментов похода. Погода на юге, правда, оставляла желать лучшего, низкая облачность, местами снежок и градусник застывший на отметке -8. Но мы знали, что едем туда, где солнце, и поэтому особо нас этот факт не волновал. Традиционный перекус пирожками с картошкой во Взморье, заправка в Макарове, и вот в районе Вахрушева стал просматриваться голубой горизонт где-то на севере, ну а за Поронайском стало вообще хорошо и светло. В Матросово пообедали, рассматривая и строя планы касательно горы Ледяной, которую уже успели облазить все, но которую никто не катал, ну и заодно следующий за ней Рыцарский хребет. Все это будет очень актуально и интересно в следующем году. Также в Матросово встретили Mad’a, который направлялся в Тымовск, а потом, кстати, собирался лезть на эту самую Ледяную.

После обеда, едем дальше, следующая заправка в Смирных, и я отдаю руль Виктору, так как начинаю засыпать. Сплю недолго, и просыпаюсь от яркого солнца и ослепительно белого снега. Мы в Тымовском районе, и теперь стало ясно, где в этом году снег на Сахалине. Вдоль дороги сугробы выше крыши моего Спорта, по дороге мужик едет на буране. Чем севернее, тем больше снега, и хребты в районе Арги-Паги выглядят жутко катально-аппетитными. Но не сегодня, проезжаем мимо, делая ментальные заметки: «сюда надо вернуться с большими лыжами». И вот уже Ноглики, заправка, и надо бы поесть. Но почему-то все закрыто, кроме мрачного заведения «Узбекская кухня», и в конечном итоге мы питаемся булками рядом с магазином. Уже понятно, что в Оху мы приедем затемно.

Выдвигаемся, вдоль до боли знакомых марей и названий, на этой дороге моей спине знакома, наверное, каждая кочка. Кстати, в Ногликах температура опустилась уже до -13, а еще севернее мы видим на градуснике -20. Проскакивая Чайво, про себя думаю, что из всех моих коллег, наверное я единственный еду в отпуск отсюда в северном направлении. Пейзаж вокруг, в самом деле сурово-северный. Перед отъездом сделал пост на Фейсбуке, про долгожданный отпуск в конце зимы, с фоточкой-заезженным сюжетом, шляпа вская – лазурный берег там, пальмы, белый песочек. Теперь делаю еще одну фото, для сравнения “то что было в брошюре, и то что на самом” деле… На ум приходит классическая фраза мокрого замерзшего Аркана: “Суровый мужской отдых, *)@#$#!!!”

В Оху прибываем в темноте, и немного поблуждав, приезжаем домой к Николаю. Тут надо сказать пару слов о Николае Молчанове. Он, наверное, самый большой патриот Шмидта, родился там и жил очень долгое время. Практически все туристические мероприятия не проходят без его помощи, за что мы, туристы, ему очень благодарны. Вот и в этот раз, Николай наш, как бы сказали иностранцы fixer, человек, который решает логистические вопросы на месте. Душевный вечер, разговоры, «досборы», и мы готовимся к старту – режем колбасу и допаковываем санки. В самый последний момент решаю, что все-таки пойду с 70-ти литровым рюкзаком, так как он по идее крепче. Прямо перед сном ловлю себя на том, что наконец появился какой-то предпоходный мандраж. Витя говорит, что у него тоже. Все-таки 180 км льдов и морозов впереди.

ДЕНЬ 1, 24 ФЕВРАЛЯ 2017 Г. ”Coming back to life”

День начался по будильнику. Да не просто будильнику. Ровно в 7:30 весь дом наполнился божественными звуками Пинк Флойда 1994 года, Coming Back to Life и What Do You Want From Me… Николай оказался меломаном, и как-то эта музыка мне кажется неотъемлемо уместной нашей ситуации. Всего лишь через час другой, мы вернемся к реальной, настоящей жизни, а вся шелуха останется где-то далеко за торосами.

От вечернего мандража не осталось и следа, «надо делать дело». Добиваем остатки вчерашнего пиршества, и вроде бы готовы. Санки и лыжи в машине, Витя туда уже ушел, а я поднимаю рюкзак и… с треском отлетает лямка. Сломалась пластиковое крепление на спине, это не пришьешь и не привяжешь. Загрузка рюкзака небольшая – 16 кг, что 70ка должна переносить на ура, подвел модняцкий «Грегори», подвел. Но у меня есть альтернатива, и в срочном порядке перекладываю все в 50ку. В принципе все поместилось, выкинул один газовый баллон из санок, пакет с какой-то «неучтенкой» и получилось.

Потеряв 20 минут, стартанули в 10 и поехали на залив. Дорога на Колендо расчищена, а вот до залива нет, поэтому Николай высаживает нас в 2 км до предварительной точки старта, быстренько собираемся, фоткаемся, и вот мы уже идем по дороге, вдоль низкой тундровой растительности. Погода шепчет, ни ветринки, ни облачка, но холодно. Градусник брелок показывает -22, в минуты покрывшаяся льдом борода сей факт подтверждает. И это почти полдень. Поход будет интересным.

Выходим на лед залива Помырь. Он относительно ровный, с небольшими застругами. Идется очень хорошо. Одним из вопросов который долго обсуждали, был одевать или не одевать камус. В конечном итоге решили, что всегда сможем его одеть в солнечный день, а испытания на Тунайче показали, что без него идти быстрее. Поэтому идем без камуса. Верное решение.

Восемь километров спустя и чуть больше часа мы выходим на побережье к деревне Музьма. Видно горы Три Брата на востоке, и Марию прямо на севере. Льды не только уходит за горизонт, и поднимаются из-за эффекта рефракции – сначала даже мы не можем определить, где Мария, а где лед. Лед ровный, равномерный, со снимков, которые я мониторил последние 2 месяца ясно, что припай здесь сейчас километров 15-20 на запад, и хотя за месяц до этого он уменьшался до нескольких километров, северо-западные ветра вернули все на свои места. Поэтому решаем резать, прямо на Пильво, которое отлично просматривается. По прямой это около 22-23 км, и скорее всего мы не успеем, но кто его знает.

По-прежнему идется быстро, берег все дальше и дальше, но торосов и снега не так много. Идеальные условия. В какой-то момент Витя, идущий сзади, спрашивает: «Ничего не потерял». Оглядываю снарягу… ага, кольца на палке нет. Чего-то рановато, но Витя его поднял, значит, будет первый в этом походе полевой ремонт. В 14:15 становимся на обед, километрах в 4.5 от берега, температура поднялась до комфортных -15С. Витино дежурство, пока я меняю стельки и носки следуя заветам полярника Пасюкова, и приматываю кольцо обратно к палке, Витя кочегарит горелку. Получается не очень хорошо, горелка пыхает и сифонит горящий газ не там где надо. Берем мою, процесс идет лучше.

На обед – Хемультан, корейский суп с мисо, морской капустой и морепродуктами. В нашем случае это гребешок, краб, креветка, тунец, в общем, белковый удар. И он нам однозначно нравится, следующий хемультан запланирован на через 3 дня, и явно его мы будем ждать.

Не уложившись в час, отведенный на обед, стартуем в 15:20, т.е. ходового времени нам остается чуть меньше 3х часов. В условиях холодов расписания строгие. Нужно минимизировать время простоя, так как стоять холодно, но при этом нужно максимизировать ходовое время. Рано стартовать не получится (адски холодно), а становится на ночь, пока не село солнце (очень быстро становится очень холодно). В общем, сплошные ограничения, решаем резать к берегу, до Пильво мы не дойдем, но уйдем за мыс Сыпучий.

Кряк! Второе кольцо осталось в трещине в торосе. Поднимаю его и запихиваю в карман. Опять ремонт. Никогда такого не было, чтобы два кольца сломать, тут что-то не так. Минут за 40 до финиша мы уже приблизились к берегу где-то на 1.5 км, и тут мы переходим через живую трещину. Она идет насколько хватает глаз, и явно дышит, края и торосы вдоль нее не зализаны ветром и незаплавлены солнцем. По всей видимости эта та самая трещина, вдоль которой открывало припай месяцем раньше. Опасности нет, как, наверное, и в ближайшие 3-4 недели, но такие моменты нужно учитывать в более нестабильных местах, особенно на восточном побережье.

В районе 17:00 часов, над нами проносится самолет, затем еще несколько. Над Шмидта проходит воздушный коридор, через который самолеты из Азии идут на Северную Америку. Смотря на инверсионный след очередного лайнера, говорю Вите, свою давнишнею фразу «там наверху улыбающиеся стюардессы наливают толстым дядькам в бизнес классе коньяк, а мы тут…». Виктор, кажется, проникся ситуацией. И кстати, у него тоже грохнулось одно из колец.

В 18:00 мы в 100 метрах у берега, здесь возле линии торошении решаем встать. Солнце над горизонтом, но уже начало холодать. Дежурства разделены на палаточное и кухонное. Один готовит еду, другой готовит ночлег. Некоторое время бодаюсь с нашей палаткой, но все ОК. Тем временем Витя приготовил “итальянский перченый стейк с макаронами” (да именно так написано на пакете!), добавил к нему по паре сосисок и мороженных овощей. У нас абсолютно полноценный и вкуснейший ужин, дамы и господа! Кушаем снаружи в сумерках, одновременно готовя кипяток на следующий день, еще одно ноу-хау от наших более опытных товарищей. С утра самая низкая температура, и кипятить воду крайне сложно. Поэтому лучше подготовить ее с вечера, и с утра просто запарить кашу и попить чай. Раскладка построена именно таким образом – минимизировать варение.

Тут раздается звук снегохода и от берега к нам подъезжает убитого вида буран с санками и не менее помятым водителем. Особо с ним не общаемся, у нас полно своей суеты, единственная интересная информация о том, что снегоходный след есть и в сторону Марии. Это может нам прийтись кстати.

В 19:00 почти темно и холодно. Температура опустилась за час опустилась с -18 до -26 и мы быстренько сматываемся в палатку. Тут теплее, но не намного. Засекая на таймере 20 минут выкинув за пределы палатки все то, что будет набирать конденсат – пуховки, рюкзаки, запускаем горелку. Палатка нагревается и мы и используем это время для сушки того, что надо высушить – ботинки, стельки, носки, термаки. Все остальное сушить бесполезно, да и эти предметы в палатке, за исключением стелек, не высыхают полностью. Сушка в таких условиях процесс многосерийный, и она будет продолжена на следующий день. После сушки Витя сразу отрубается, я еще некоторое время пишу записки и тоже ложусь спать, предварительно проверив температуру за бортом. В 21:30 на градуснике -30С. За день пройдено чуть больше 27 км.

ДЕНЬ 2, 25 ФЕВРАЛЯ 2017 Г. ”…замерзла даже сайра… ”

С вечера договорились встать в 7, чтоб выйти в 9. Будильник для верности поставили на 7:30. В 6:30 я проснулся cам по себе, дотянулся до газового баллона в тамбуре, посмотрел на градусник -34, запихал баллон в спальник и… заснул. Проснулся от того, что было совсем светло. Смотрю на часы – 8:20. Витя тоже спит. Бужу его. Что-то подсказывает, что выйти в 9 не получится. Пошла утренняя рутина: соскребли конденсат со стенок, раскочегарили горелку, немного прогрели палатку, выкинули спальники наружу, перелезли в ходовую одежку, прогреваем-подсушиваем ее, запарили кашу из термосов. Мой термос, лежавший на полу сильно потерял тепло, поэтому завариваемся от Вити. Высушить ботинки без печки невозможно, спасаемся сменой носок и стелек, а по утрам размораживаем их, так как надеть замерзший в хлам ботинок нет никакой возможности. Большой минус этой конкретной модели (Fischer BCX 875), то что внутренник не вынимается. Хотя сами ботинки очень теплые – не во многих мокрых ботинках со стандартными лыжными носками можно ходить при -30.

Из утренних фейлов – замерзли стыки дуг палатки – отпариваем кипятком из термоса. Вообще, наличие кипятка, или хотя бы теплой воды в термосах для нас теперь вопрос жизни. Ковеевский газ рассчитан на -23, но горит хорошо где-то до -18 -20, т.е. по утрам и по вечерам мы вынуждены использовать систему подогрева кипятком. В малую кастрюлю наполненную на треть или половину теплой водой ставится баллон с реактором, периодически доливаем воду, и таким образом газ не замерзает во время готовки. Все это немного неуклюже, но работает. Впрочем, мы знали на что шли, в таких температурных режимах работают нормально газ Сноупик, МСР и Примус. Все остальное работает из рук вон плохо.

Холод-то, на самом деле не шуточный. Вот нам хотелось сварить сайровый суп, но не хотелось тащить консервы. Зимой просто, зимой можно морозить все. Вот и мы, вскрыли банки с сайрой, сами банки выкинули, а сайру упаковали в зип-локи, чтобы она замерзла. Но как бы не так. Масло не дает ей замерзнуть, и в условиях домашнего холодильника за сутки она не замерзла. Не замерзла и в течении пары суток при температурах около -20. А сегодня ночью пакеты напоминают камень, замерзла полностью.

А еще у меня в спальнике разошлась молния, замерзла и не хочет вставать на место, и это не вызывает особого энтузиазма. На потаскухе молния просто оторвалась с двух сторон (пришита дохлыми нитками), поэтому с каждой стороны у меня дырки по 15 см. Становится понятно для чего боковые петли на санках – перешнуровали проблемные места и вроде снаряга через дырки выпадать не будет.

Со всеми этими сложностями стартуем в 10:45, двигаясь вдоль берега в сторону Пильво. Идем где-то по снегоходному следу, где-то по льду, разницы в этом конкретном месте особо нет. Насколько нам известно, основной след идет на Пильво, откуда снегоходчики уходят по реке вглубь полуострова до самого Ныврово. До устья мы не дошли всего 3 км, никакого следа на север нет, и мы начинаем резать небольшой залив Пильво. Снега около 10-15 см, что незначительно нас замедляет. В таком режиме двигаемся 2 км, потом, вдруг замечаем что ближе к берегу след таки есть. Переходим туда, и в этот момент из-за торосов выскакивают 3 снегохода. Выясняется что они идут от самой метеостанции, один из водителей – Алексей оттуда. Минут 10 разговариваем с ним. Говорю ему о книге которую везу им в подарок, придется отдавать его жене Светлане. Как-то у нас Алексеем не клеится. 9 лет назад поговорили примерно так же, “на ходу”. Ну, значит еще не пришло время. Впереди Горнера. Идем по следу, но не всегда. Снегоходчики жмутся к берегу, буржуйские гусянки любят снежок и не любят лед и торосы. Но у берега все время наклон, поэтому санки сползают вниз и тащат в одну сторону. Удовольствие сомнительное, хотя Витя придумал технологию возвращения санок на след, по мне так лучше рыть снежок, чем идти с перекошенным позвоночником. Впрочем, не все так плохо, и процентов 75 времени мы идем по следу, или рядом с ним.

Обедаем в торосах, роняю котелок с уже сваренными щами. Попытка спасти ситуацию посредственная, т.к. весь бульон с солью остался в снегу. Если без матов, то назовем это блюдо «постные щи по Шмидтовский».

Ползем к Горнера и после Горнера открывается залив Надежды, в точности также как в 2008 году залив выглядит величественно. Но наше время на исходе. Решаем встать раньше, подвернулся живописный распадок, плюс есть смысл все сделать пока относительно тепло. Ушли со льда, на снегу приходится вытаптывать площадку, но ничего. В какой-то момент оглядываюсь, и вижу что у нас гости. С горки спустилась красавица лиса, в отличие от лета пушистая, с огромным хвостом. Лиса это не очень хорошо, учитывая что у меня порванные санки в которых лежит куча заморозки – пельмени, колбаса и прочее. Необходимость ремонта увеличилась кратно. Лиса совсем нас не боится, а когда я начинаю ее прогонять, она медлительно уходит в снег. Иду в ее сторону и проваливаюсь по пояс. Знает плутовка, что большой зверь не догонит ее по такому снегу. В общем, в конечном итоге она ушла сама.

В остановке на полчаса раньше-таки есть плюс, еще солнце не зашло, а мы уже полностью собраны, наслаждаемся арктическим закатом с чашкой горячего чая. Правда у меня вечер задается не очень. Во-первых, я опрокинул приготовленный мной Витин Бифстроганофф и мне приходится отдать ему свой. Впрочем, есть и позитивный момент, разводной Витин кисель – божественен на вкус. Во-вторых, «время с теплом» провожу за ремонтом санок, вместо сушки и прочих более приятных действий. Прошли за день 26 км, на одометре 53 км. Вечером «теплее» всего –24.

ДЕНЬ 3, 26 ФЕВРАЛЯ 2017 Г. ”Маленькая сахалинская арктика”

Утром встали вовремя. На улице -33. Витя дежурит и разогрел свой баллон с остатками газа первого дня. Пытаемся зажечь его, и вот тут началось. Во-первых, Витина горелка снова глючит, снова переходим на мою, предположив, что его накануне намокла и замерзла. Дальше, газа настолько мало, что он постоянно пытается погаснуть. Толком мы не согреваемся, скорее размораживаем вещи влезаем в холодное, наспех едим запаренный завтрак. Дальше веселее, вылезли наружу, уже замерзшие, за час в тени температура не сдвинулась ни на градус. Солнышко в 200 метрах на льду, а мы в яме в которой собрался весь холод. В процессе сбора палатки погибает официальный градусник экспедиции. Он был привязан к дугам палатки и я перемещая его повсюду, случайно на него наступил. Есть альтернатива, но она зело не удобна, и шкала заканчивается на -35. Обидно.

Пальцы ног не чувствую уже полчаса, это нервирует, хотя полчаса при -30 это немного. Витя пытается использовать японские грелки, которые не работают, разулся, и от этого замерз еще больше. Стремительно все собираем вдвоем, встегиваемся, и идем, бежим, идем… Каждый шаг сопровождается сгибанием и разгибанием пальцев на ногах. Это я усвоил еще с детства, в длинных вылазках с отцом. Но замерзли мы капитально. Отхожу минут через 45, а может и даже час, когда подходим к выброшенному пароходу. После утренних -33, солнышко «нагрело» все вокруг аж до -18, и мы останавливаемся, и совершаем утренние ритуалы, которые не дались из-за холода. По каким-то причинам, внутренние процессы у нас уже синхронизировались всего лишь за 3 дня.

Море сильно заторошено, а снегоходные следы очень часто под уклоном, поэтому прыгаем между берегом и водой, но идется хорошо. Прошли речку Ада и к обеду, прямо перед мысом Шмидта нагуляли аж 13 км. На подходе к мысу чувствовалось, что с севера задувает, поэтому становится под скалами метрах 100 южнее. Тут полный штиль, скалы нагрели все вокруг аж до -11, и мы сушимся и наслаждаемся теплом даже не надевая пуховки. На обед божественный борщ, но обнаруживаю, что все мое вчерашнее шитье ко всем чертям. Впрочем, кажется, особо это пока не мешает, снег если и попадает в санки, то по минимуму, решаю спасаться шнуровкой, и то тогда, когда придется лазить по торосам.

А они все злее и плотнее к берегу, но мы умудряемся проползти без особых застреваний. К Марии выходим через час после обеда, сказали «До свидания» западному побережью, потом сначала появился маяк, где проводим некоторое время в попытках фото. Заходим чуть дальше и тут открывается, на мой взгляд, самый драматический вид всего похода. Абсолютно белые горы на горизонте с восточной стороны, а перед ними поля огромных торосов. Некоторое время просто любовались этим видом, но надо идти дальше.

Прямо на Марии и за ней самые ровные участки за все время – тут рифовая полка и идешь как по отратраченному склону. Идем быстро, уходим за Марию и становимся на льду, закрываясь от северо-западного ветра скалами. Мы уже в тени, но тепло, -18 и это исключительно комфортно. Я уже привык к новой палатке и ставлю ее довольно-таки быстро, тем временем Виктор приготовил бомбическую картошку с курицей. Мне запомнился именно этот ужин, америкосовская курица усушенная заморозкой по вкусу была практически как настоящая. Все это на фоне розовеющих торосов и гор вызывает очень положительные эмоции.

В палатке переодеваемся ко сну, даже не разводя горелку, настолько мы привыкли к -20. Уже в спальниках, еще одно событие – десерт, шоколадный чизкейк с чаем, опять из западного полушария. Правда Виктор умудряется слегка его размазать по моему коврику и палатке, но отсутствие желающих облизать разбрызганное нет. Замечаю, что надо хорошенько запоминать, расположение коричневых пятен этого вечера и не путать с другими, которые могут еще появиться. Звонок домой – пока никаких катаклизмов не предвидится, за исключением какого-то безумного холода, вроде как на послезавтра. К этому времени надо сбежать на восток, там должно быть теплее. Засыпаем относительно рано, пройдено за день 25 км, всего на одометре 78.

ДЕНЬ 4, 27 ФЕВРАЛЯ 2017 г. «Самое скучное побережье Сахалина? Не зимой!»

Встали. Опять… хотел сказать «25», но нет, на самом деле -31. Но нам уже как-то буднично-безразличо. Алгоритм понятен, греемся, одеваемся, едим. Каша пшенка смешанная с чем-то – феерическое дерьмо. Погрызли чего-то еще, вылезли. Солнце за час подняло температуру градусов на 7-8 градусов, поэтому мы не бегаем как ужаленные. Спокойно себе собрались, наслаждаясь арктическими видами и потопали.

По следу тут идется хорошо, хотя без разницы, можно и без него, лед абсолютно ровный у берега. Очень много водопадов, но мы взяли какой-то бешенный спортивный ритм. В какой-то момент попробовали резать, но дальше от берега приходится тропить, и это замедляет. Не сильно, но на длинной дистанции будет чувствительно. Вернулись к берегу, как-то незаметно дойдя до Мончигара. Из снега выглядывает поплавок. Не можем мы сей факт оставить, и поэтому, оставляем на поплавке традиционный автограф нашего клуба.

Тепло, красиво, идем. От Мончигара до Ныврово «самое скучное побережье Сахалина, если пешком», как-то говорили мне знакомые геологи. Теперь-то я уже не соглашусь (зная северо-западное побережье острова на всем протяжении Амурского лимана), но веселее этот участок летом все равно не становится. А зимой все белое, красивое, блестящее, а мы притворяемся спортсменами и идется не так уже плохо. Просто смотреть надо не вперед, а влево – на залив и Елизавету.

Договорились обедать на Ныврово, но потом стало ясно что до него не дойти, и встали в солнечном распадке. Обед в отличие от завтрака нареканий не вызывает. Перекусили, посушились и вперед. Правда через 10 минут синхронный пит-стоп… в самом, простите за подробности, живописном туалете в жизни…

След помогает, но он все время идет под наклоном, поэтому санки постоянно сваливаются вниз, и это сильно-сильно напрягает. Заканчивается только возле Ныврово. Деревная заснувшая, пустая. Правда в сторону метеостанции – ровное шоссе. Впрочем тут другая проблема, оно загажено то ли собаками, то ли людьми так, что приходится маневрировать. Хоть оно все и замерзшее, санки протаскивать по этому не хочется. Вот, наконец, показалась метеостанция. Нам сюда надо зайти, отдать книжку в который есть глава про ее хозяев, мы радостно бросаем рюкзаки, поднимаемся и некоторое время стоим… никто не открывает. В замешательстве, Алексей в Охе, но Светлана-то должна быть. Правда через некоторое время достучались, она нас впускает, и снова убегает. Че-к-чему… впрочем, вскоре выясняется что она занята передачей данных, так что набрав кипятка, мы быстро ретируемся, так толком пообщавшись. Не клеится общение с этой метеостанцией, вот никак не клеется.

На часах 5 с хорошим таким хвостиком, до р. Порш около 6 км. Понятно, что до контрольной отметки 6 часов мы не успеем, учитывая то, что придется тропить через 10-15 см снега. Тем не менее решаем идти, т.к. на завтрашний день передают ухудшение погоды, а через 3 дня вообще метель. Так что мы идем.

Точка назначения кажется близкой, но это не так. Вообще, поймал себя на том, что все это время меня преследует эдакий «недолет», с точки зрения оценки расстояния до какого-нибудь объекта на побережье. По-всей видимости, на побережье мой глазомер настроен на восприятие расстояния из кокпита лодки. А это на целый метр ниже чем смотреть в полный рост. Соответственно, мне все время кажется, что мы ближе к чему либо, чем на самом деле. Такой эффект и сейчас – вроде нужная нам бухточка, вот она, на ладони, но смотря на размер скал рядом с ней и помня какого они размера когда рядом с ними, понимаешь что еще очень далеко.

Хотя вокруг очень красиво, но идти муторно, мы давно перевалили за отметку 20 км. Применяю стратегию «маленьких шажков». Фокусируюсь на каком-нибудь торосе в 200-300 метров и иду до него. Так психологически легче, чувствуешь, что двигаешься и путь не кажется таким огромным. Примерно на половине пути Витя меня сменяет, и слегка открывается, пока я останавливаюсь, фотать желтеюще-розовеющие склоны сопок. В какой-то момент Витя оторвался метров на 150, мы уже почти у цели. Вижу как он встал в 50 метрах от берега, скинул рюкзак и пошел к берегу смотреть на кажущимся незасыпанным мне кусочек пляжа. Он садится на корточки начинает что-то делать. Что там?

Оказывается, вода, незамерзающий ручеек. Подползаю к нему, и начинаю пить. После 4 дней на дистилляте из растопленного снега и жутких морозов, вода из земли с температурой +1 градус это очень, очень вкусно и очень тепло. Ну и бонус в готовке, меньше времени на растопление снега. Выбрали место на более-менее ровном месте на льду, Витя ставится, я готовлю. Решаем использовать его горелку, надо-таки ее отрегулировать. Согреты газ и сама горелка, вроде загорается, но ненормально, пламя вырывается по периметру, и из регулятора. Такое совершенно неприемлемо, особенно если будем в замкнутом пространстве, поэтому перехожу на свою. В процессе не обращаю внимания на то, что нижняя часть кастрюли вся в снегу и обледенела. Ставлю кастрюлю на разогретую горелку, и раздаются дикий свистящий звук, не предвещающий абсолютно ничего хорошего. Стремительно убираю кастрюлю… половина горелки погасла. Паскудная ситуация, потому как это делает ее непригодной к использованию в палатке. Ловлю себя на мысли, что альтернативного способа готовки пищи и обогрева у нас нет – свою микрогорелку я оставил дома собираясь. В голове проносятся какие-то сценарии по-поводу – что дальше, надо возвращаться на метеостанцию и т.д., но сразу отгоняю их, беру в руки газовую зажигалку и начинаю греть потухшую поверхность. К счастью она отходит и мы снова в деле. Но ситуация неприятная, нам идти как минимум еще 3 дня, 80 км без людей, не считая маяка, и у нас одна ненадежная (а именно это можно сказать о реакторе) горелка.

Впрочем, чувство голода куда более навязчиво, чем какие-то гипотетические психологические проблемы, поэтому поедаем вкуснейший рис цыпленком, пьем кисель и ретируемся в палатку. Завтра большой день, завтра станет ясно, пройдем ли мы маршрут в принципе или… Пройдено 29 км, всего 107, значит прошли экватор. На момент укладывания на улице -20.

ДЕНЬ 5 28 февраля 2017 г., «От кармы не уйдешь»

Что день грядущий нам готовит? По всем предположениям мало хорошего. Погода должна была испортиться, нас ждали непроходимые торосы и полыньи Елизаветы и восточного побережья. Правда, также было ожидание, что с востока должно быть намного теплее. Что же посмотрим.

Усиление северо-западного ветра передавали на обед и после, поэтому нужно было очень быстро уйти от него, максимально на юг. Поэтому, встали и сделали все очень оперативно. Не смотря на очередные -31 не замерзли, ничего не пробахали, и выдвинулись в 9:30 утра. Уже в этот момент, залив начало затягивать дымкой-туманом, но в целом было по-прежнему солнечно и безветренно.

До Бакланьего вообще ровные поля без проблем, хотя линия торошения приближается все ближе и ближе к берегу. На самом Бакланьем она в 20 метрах от мыса – такой 6 метровый ледяной вал. Но у берега относительно терпимо. Ледяные могулы, подзанесенные снегом, проходятся относительно спокойно. За могулами в сторону мыса Старого, уже другая дисциплина – тут эдакий парк. Льдины наломаны беспорядочно, торчат по самыми странными углами в разные стороны. Но и на эту сложность находится решение, причем самое простое – идем к берегу. И тут в диапазоне 50-70 метров относительно спокойный проход. Тем временем, кто-то наверху дернул переключатель и включился ветер. Хорошо что в спину, ибо сразу начало дуть так, что порой терял баланс.

Показался крест, а это значит, что мы проходим самую северную точку острова. Круто, красиво, сурово. Фотаемся, поймал себя на мысли что в прошлый раз Елизавета мне подстроила подставу – на байдарке порвался тросик руля (который, кстати, порвался один раз до этого, примерно в районе Сыпучего), и мы слегка выхватили на этом, перевязываясь в единственном месте пригодном для высадки. Елизавета особо не креативила, и пошла по старому проверенному пути. Кольцо с палки, отремонтированной во время первой ночевки прямо за Сыпучим, снова отваливается. Сначала пытаюсь ремонтировать прямо сразу, но ветер такой, что через 2 минуты пальцы отказываются слушаться. Дует он со всех щелей, поэтому решаю уйти за Маячный и ремонтироваться там. А маячный – вот он, прямо перед нами. Прямо за Елизаветой собачьи и человечьи следы, собаки нас уже видят и лают, значит там есть люди. Ну что же, надо подняться, поздороваться, сделать пару фото.

Скидываем снарягу рядом с лестницей, лезем по ней наверх, скользко и упираемся в абсолютно задутую тропинку-серпантин наверх. Пытаюсь пройти по ней, но тут фирн. Без кошек улететь под обрыв вниз на раз два. Рисковать нет смысла, поэтому поворачиваюсь и говорю Вите: «Вниз, оно того не стоит». Делаем пару фото полей перед нами, в 300 метрах от берега просматриваются полыньи, лед здесь не стоит, и спускаемся.

Бегом-бегом-бегом, подальше от этого ветра. Проходим мыс Маячный, фотая маяк снизу, смотрится монументально, и уходим на юг. Полоса торошения где-то метрах в 500 от берега, а между ней длинные ровные ледяные поля. Именно ледяные, если и есть снег, то его какие-то крохи. Очень-очень скользко. Но нам везет, ветер, который дует нам четко в спину надувает спальники, которые по-прежнему сохнут у нас за спиной и мы несемся очень быстро по этим полям. До мыса Бойница долетаем за какие-то смешные минуты, тут ветер немного потише, поэтому решаем становится кушать. Находим громадный торос, в котором, уютная, на вид углубления, и забираемся в нее, прячась от ветра. Но ветер тут нестандартный, он лезет из всех щелей, и хитрый план спрятаться не срабатывает. Что же, будем терпеть. Витя кочегарит обед, я после некоторой дискуссии убеждаю его одеть камуса. Пока отдача нас не убила, но это только потому, что нам помогал ветер. Как только его не будет, мы замучаемся.

Обед готов, быстро его проглатываем и начинаем движение вперед. Задача продвинуться максимально дальше, постараться уйти от непогоды. По прогнозу она в ночь с 3го на 4ое. Тем временем погода совсем портится, и все вокруг уходит в оттенки серого, теряя цвет. Самое яркое в этом пейзаже это мы сами. Но природа вокруг величественна и грандиозна, это ощущение у меня наступает снова именно на восточном побережье Шмидта. Идем, проходим знаменитый водопад Тукси-Маму и довольно-таки быстро, и через некоторое время в дымке на горизонте появляются очертания кекуров в районе р. Талики. Туда бы совсем неплохо было сегодня дойти, тогда наши шансы финишировать даже за день до метели резко повысятся, что позволит нам спокойно уехать домой.

Местами тропим 15-20 см снег, идется с попеременным успехом, но уже понятно, что ко времени финиша мы будем почти на Таликах. В какой-то момент, в глубоком снегу налетаю на занесенный торос, падаю, и с опаской рассматриваю лыжу. Вроде обошлось без жертв. Идем дальше. Прямо перед Таликами заторошено намного сильнее и мы выбираемся прямо на берег. Хоть снег на пляже и глубже, тут намного ровнее и не приходится останавливаться и лавировать. В километре от точки назначения – очень уютный на вид распадок, зову Витю, и спрашиваю его мнение – есть ли смысл остановиться тут. После короткой дискуссии решаем «даже километр имеет значение», надо идти и вставать на основной реке, до 18 как раз еще есть 20 минут, а на улице очень комфортные -8, хотя и поддувает.

На Таликах виднеются строения. Это рыболовецкий стан, которого раньше здесь не было. Мы знали, что он здесь есть, но как нам сказали – людей тут быть не должно, и мы планировали пройти мимо и просто встать южнее. Однако в 500 метрах от стана, Витя оборачивается и говорит – дымок из трубы идет. Однако, значит там есть люди, также послышался лай собак.

Вообще, в Охинском районе, относительно этого стана много шума, вроде как стан стоит в заказнике нелегально. Не буду вдаваться в спекуляции о том, насколько это соответствует действительности, но то что стан стоит в таком уникальном красивом месте, скорее минус. При этом прямо в этот момент для нас, замученных холодом и мокрыми ногами путников, сам факт наличия теплой печки у которой можно просушиться, или хотя бы немного погреться, кажется райской роскошью.

Быстро решаем, что делать. Сводится все к тому, что проситься на ночлег не будем, но если пригласят – не откажемся. На самом деле, ночевка в тепле для нас означает экономию примерно 1.5 часов на старте, и более комфортное передвижение в течение всего следующего дня и улучшает шансы на финиш. С такими мыслями подходим к домикам. Нас встречают.

Евгений, на стане в качестве сторожа с сентября месяца. С ним его супруга Таня. Евгений изумлен, с одной стороны он не видел людей с сентября (на дворе март). С другой он никак не ожидал увидеть здесь людей на лыжах. Очень коротко переговариваемся, и в конечном итоге оказываемся у них дома. Ночевка будет теплой. Условия спартанские. Все есть, но помещение маленькое. Развесив все что надо просушить и собравшись на утро, довольно долго сидим с хозяевами. Тематика разговоров совершенно отрешена от далекого для нас и для них социума – это погода, природа, зверье, снаряга, и какие-то совсем упрощенные темы из нашего общего социо-культурного поля. Одиночество великой природы – самый главный уравнитель, где все люди в первую очередь люди, а не менеджеры, дворники, начальники и сторожа.

Нам надо выспаться, поэтому уходим спать рано. И фактически зажариваемся, температура возле печки +27. Это на 55 градусов выше того, что было прошлой ночью. Из-за этого некоторое время ворочаемся и засыпаем уже ближе к 23:00, когда печка немного остывает. Пройдено 27 км, всего 134 км. А на улице вечером -10.

ДЕНЬ 6 – 1 марта 2017 г., «Марафон»

Будильник звонит в 6:30, просыпаюсь с городским чувством «не выспался». Здесь все, недостаточно накувыркались с вечера, ворочались от жары, общение с новыми людьми. Тем не менее, ничего не надо собирать, и все высохло. Просто съедаем завтрак, наполняем термосы кипятком и ровно в 8:00, как запланировали, на льду, попрощавшись с хозяевами, взяв у них записку для их коллег на стане в на Тропто. Евгению и Татьяне ждать людей, по их же словам, «до того как уйдут льды», т.е. примерно до середины апреля, или через полтора месяца.

Погода в норме, пасмурно, легкий ветер и всю ночь было -10. Выходя на улицу с утра, впервые появилось ощущение «зябкости». Именно этот термин, не холодно, а зябко. Но монотонные быстрые движения всеми конечностями очень быстро приводят тело в тонус, и на самом деле нам через полчаса уже жарко, организм давно настроен на гораздо более низкие температуры.

Идется хорошо, практически везде поля (как и показывал спутник), ровно, только иногда меняем курс, и немного тропим. Следующий маркер – мыс Тумф, до него доходим по ощущениям очень быстро. А вот за ним 2 км заторошенный участок, приходится много вилять и искать проходы. Но потом снова, поля-аэродромы, как их называют Макс с Даней.

К 11 часам мы прошли треть пути – наша цель залив в районе р. Бол. Лонгры, примерно в 35 км южнее. Если успеем дойти, то на следующий день нам останется 18 км до Тропто, и мы в шоколаде. Все это при условии, что мы нигде не упремся в непроходы и большие торосы.

Обед раньше, так как вышли раньше, но к обеду мы прошли 17 км (обычно около 14-15), и у нас в запасе целый час. На правах дежурного нахожу огромный сугроб за одним из кекуров, в нем прячемся от ветра и готовим борщ, по-прежнему с лепешками от Николая. Вкууусно.

Проходим безымянный мыс, брутального вида. За ним мы должны увидеть мыс Левенштерна, за которым побережье резко уходит на юго-запад. Сколько волка не корми, а он все в лес смотрит. Это я о том, что всю дорогу на западном побережье мы развлекаемся тем, что оцениваем все склоны, падающие на пляж, с точки зрения фрирайда. Склоны небольшие, до 150 метров, но выглядят брутально, словно где-то в больших горах, и снег на них тоже изумительный.

Прямо на Левештерна остатки старых строений, кажется погранзастава. Пейзаж резко меняется. Во-первых, нас прижало к берегу, прямо за Левенштерна торосы очень мощные, а большая полынья в 100 метрах от берега, мы идем по пляжу. Во-вторых, в этих краях очень интересные горы, состав почв такой, что на них ничего абсолютно не растет, даже трава – редкость. Поэтому ощущение, что идем вдоль огромного золоотвала.

Накатывает усталость, прошли 30ку, и это чувствуется. Пытаюсь догнаться батончиками и остатками воды, помогает, но не надолго. Однако в какой-то момент – облачность резко уходит на восток, становится как-то психологически легче, хотя мы идем в тени гор. А вот лед за полыньей – весь освещен заходящем солнцем. Витя немного оторвался, пока я фотал всю эту красоту, и я вижу что он тоже освещен солнцем. Значит мы пришли. Так точно, еще 200 метров и мы выползаем в пойму реки.

Красиво – Три Брата прямо перед нами, лес, все в лучах бокового солнца. Ветра нет и не холодно -16, становимся ближе к лесу. Мы пробежали этот «марафон» – на ЖПС, 34 км. Готовим ужин, ставимся. Варим пельмени и завариваем очередной американский сухой паек, пьем кисель. Все это проваливается в нас, так что даже не замечаем, организм реально перемалывает все что мы закидываем в него.

Сегодня сеанс связи, помимо стандартного звонка домой, отзваниваюсь Николаю, договариваюсь о выброски с Тропто. Все на мази, Николай как всегда, придет на помощь. А еще, в 8 мы включили телефон на прием и ждем звонка. От наших товарищей с материка. И на самом деле в течении 3-4 минут раздается такой непривычный звук звонка моего спутникового.

«Тугур вызывает Шмидта, как меня слышишь?!», слышу хриплый голос Макса. В этот момент у меня словно я радист Кренкель, вышедший на связь с кем-то с другой полярной станцией. Быстро обмениваемся впечатлениями, Макс рассказывает о своих кувырканиях в тайге, и на мой комментарий, что завтра мы планируем финишировать, как-то мечтательно-иронично замечает: «Ну а нам еще 40 дней примерно осталось»… Некоторое время он говорит и Витей, после сеанс связи окончен. Неожиданно стало грустно, что поход наш почти завершился.

Почти, да не завершился. «Походу у меня коврик дырявый», говорит Витя, когда мы уже лежим в палатке. Некоторое время ищем дырку. Не находим, то ли это один из клапанов, то ли еще что-то. Решаем, что одну ночь потерпеть можно – укладываем под Витю пенопластовые прокладки со дна наших санок, спать ложится он одетый. Одну ночь прорвемся. Засим спать. На одометре в конце дня 168 км.

ДЕНЬ 7 – 2 марта 2017 г., «Финишные чебуреки»

С утра встаем не спеша. Не замерзли, -20С, собираемся. На улице яркое солнце, полярный рассвет. Полынья парит, красотища. Собираемся быстро, отмечая насколько оплавился снег там где спал Витя. Впервые за все время все дуги палатки разбираются без отпаривания водой. И конденсата, кстати, тоже был минимум.

Нам предстоит преодолеть 18 км до Тропто, в этом районе побережье делает как бы дугу, и на каяках мы обычно шли прямиком. Прямиком можно было идти и сегодня, особенно учитывая то, что полынья уходит от берега, и вдоль нее длинное ровное поле льда, насколько хватает глаз. Но на Витин вопрос, а стоит ли срезать, отвечаю, что лучше не рисковать. Во-первых, лед на востоке не стабилен, может оторвать без предупреждения, во-вторых, легко идти если есть видимость, а если она пропадет, нам реально придется искать берег.

Решение оправдывает себя примерно через час. Солнце прячется за облаками, а с юга набегает мощнейшая полоса тумана. Такая, что видимость становится метров 150 не больше. Жмемся к берегу. Наша цель – обедать на заливе Хейтон, в 12 км от старта. К 13:00 мы там. Еще одно живописное место, особенно учитывая сегодняшнюю погоду. Туман разошелся, но стало пасмурно, все белое, серое и черное. Даже елки черные. Очень суровый северный пейзаж.

Кушаем суп, что-то еще и последнюю упаковку шоколадного чизкейка. Чизкейк + суровый север = чувство умиротворения. Совершенно не торопимся, просто наслаждаясь безветрием и пейзажем. В какой-то момент мне кажется, что я слышу звук снегохода. Витя тоже его слышал, неужели Николай. Если так, нам надо выходить на лед, т.к. сидим мы в 50 метрах в распадке и проехать нас очень легко.

Выходим, идем вперед, 400 метров, точно снегоход. Присматриваемся. Точно он. Приветствия, радость, чай с шиповником и клоповкой и конечно же фирменные чебуреки. Быстро перепаковываемся, Витю в Санки, меня за спину к Николаю. И вот мы уже едем. Через 2 часа мы в Охе, тепло, горячая вода, плов с куриными сердечками и интернет. Поход завершен.

ЭПИЛОГ (мои мысли напоследок)

Возвращение домой было не сильно драматичным. Граница большого снега в этом году проходит где-то между Тымовском и Смирных, живописный зимник сменился грязным засыпанным угольной пылью асфальтом. На севере было полное ощущение настоящей зимы, а на юге, какая-то недовесна. Впрочем, это нас не сильно волновало, мы ехали домой, осуществив задуманное.

Наверное, именно это – самый главный итог похода. Осуществили давно задуманное, а в моем случае еще и давнюю мечту. Впечатления о походе самые положительные, практически все шло, как задумано, даже как-то гладко и ровно, без экстрима. Самая главная сложность – холод, но и к нему привыкли, усвоив определенную последовательность действий. Наверное, все это потому, что тренировались и использовали опыт Макса и Дани. Им все приходилось делать с нуля, а мы пришли, так сказать, на «готовое».

Погибло некоторое количество снаряги, но этого стоило ожидать. Зато опыт бесценный, именно в деталях, которые невозможно рассказать на словах.

Придя с похода, говорил налево и направо, что интересно это, но прямо конкретно сейчас о будущих подобных походах разговор не идет, приоритет в другом. А сейчас спустя пару недель я думаю, что все-таки зацепило и сходить снова не против. Да и Виктор тоже.

(…и добавил Виктор)

Все же диких мест у нас хватает пока и это здорово, а Шмидта давно хотел обойти на каяке, но так случилось, что сначала на лыжах.

Для себя открыл, что холод – особенная стихия, в которой так же интересно «барахтаться», как в снегу или на воде, и он особенно щекочет нервишки, не хуже крутого снежного кулуара или большой волны. Формат таких лыжных походов затягивает, это не то что в конце ходового дня поставил палаточку и сидишь у костра песенки слушаешь. Тут всё по другому, чётко по алгоритму, больше «ритуалов» всяких, таких как сбор замерзшего конденсата по утрам, разогрев ботинок, сушка и раздача тепла всяким нужным предметам (газовому баллону, крему от загара, влажным салфеткам и пр.), в общем, некогда скучать. Да и к снаряге другой подход, прошляпил с грелками для ног – скачи, как ужаленный, минут 30 пока не почувствуешь пальцы на ногах или система Муравей – это вообще вершина инженерной мысли. Да, добавлю, Грэг у нас идеальный убийца снаряги, моднючий рюкзак, волокуши, лыжные палки, градусник, в конце концов, всё нипочем! )

Ну а в самом конце скажем огромное спасибо Максу с Даней, Николаю, а также нашим терпеливым и всегда ждущим женам и детям. Ходите в зимние походы!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s