ТЫСЯЧА

Поход вдоль побережья Хабаровского края и Сахалина, июль-август 2016

Часть 1, НА СЮРКУМ!

изначальный поток мышления и текст Г. Беляков; коррекция, редакция и цензура Е. Каменецкая

«В общем, на Шантары в этом году не пойдем», – сказал мне по телефону Макс после очередного обсуждения походных планов в самом начале лета, – «Три раза в те края в течение года – многовато будет»… И как-то буднично это всё прозвучало, не вызвало особых эмоций, хотя про Шантары говорили полгода.

faces1.jpg

Впрочем, уже в конце мая было понятно, что с подготовкой такого похода немного припозднились. Ну что ж, значит, переходим по списку к плану «Б». А это давно витавшая в воздухе идея похода вдоль западного побережья Татарского пролива по маршруту Ванино – Сахалин. Просчитал и подготовил я его давно. При условии старта от Ванино, с переходом в районе мыса Невельского – мыса Лах и финишем в районе Виахту – около 550 км. Если уходить на север, то можно «растянуть» до 900 км – с обходом Шмидта… по крайней мере, это был вариант «макси», который я рассчитал на тот момент. Конкретно о конечной точке похода так и не договорились (это важно!).

На Шантары закладывали 4 недели с хвостиком, поэтому большой команды не ожидалось. Все те же лица: Макс, Катя, Емич, Даня и ваш покорный слуга. Причем если первые трое были в курсе 4-недельного плана, и Емич сразу обозначил сомнение по поводу участия в «полной программе», то Даня (как выяснилось позже) особо в такие «мелочные» вопросы не вникал. Как обычно, нашаманили раскладку по мылу, парни закупились, разложили все по мешкам – на первую часть похода, до Де-Кастри. Организовали «заброску», с Максом определив лодки в фуру до Ванино и на передержку у отдаленных знакомых. Лодки ушли парой рейсов до нас. В общем, все как обычно.

map1names.jpg
датаучасток маршрутапройдено, кмв обедночевка
31.07.16бух. Мучке – юж. м. Хакте-Дуа27.5пошел дождьв шале №18
01.08.16юж. м. Хакте-Дуа – район г. Шапка49.2капает дождьна каменистом откосе
02.08.16район г. Шапка – юж. м. Терпения38загораемнас смыло!
03.08.16юж. м. Терпения – сев. зал. Старка35адская грозана сказочном пляже
04.08.16cев. зал. Старка – юж. м. Медного37.8идет дождьрядом заброшенный стан с большой рекой
05.08.16юж. м. Медного – м. Журавлева49идет дождьна каменной полке, с крупными камнями и нас сдувает ветром
06.08.16м. Журавлева – юж. Бух. Крестовая43.7пошел дождьна каменной полке с мелкими камнями
07.08.16юж. Бух. Крестовая – зап. м. Накатова31.5льет как из ведрав болоте с комарами под японский 17-летний вискарь
08.08.16зап. м. Накатова – зал. Северный25.5пошел дождьна полянке под шум генераторов терминала
09.08.16зал. Северный – зап. м. Южный30.8цыганский таборпрямо на дороге на каменистый пляж
10.08.16зап. м. Южный – бух. Чаячья41загорали, потом адская грозав сидом на родной остров
11.08.16бух. Чаячья – м. Лах57.6самый грустный обед и закопаный ромпошли дальше на Погиби
12 днейитого:466.2 

ДЕНЬ 0, 30.07.2016 «До состояния дьюти-фри»»

Так как наш паром попал в ночной цикл, в Холмск ехали к 5:30, под проливным дождем. Несколько часов ожидания, уменьшение количества баулов, упаковка алкоголя до состояния «duty free»*, т.к. «низзя». В результате габарито-вес моего гермобаула увеличивается до состояния «необъятно-неподъемное», что доставило необычайное удовольствие при подъеме по узкому трапу-колодцу с нижней палубы. Дошли до своих кают и все вырубились на несколько часов. Проснулись ближе к полудню, дождь и шторм остались на сахалинской стороне, и мы коротали время, перемещаясь по парому, причем порой не самыми стандартными путями, а также за игрой в “Тысячу” ** (это знак?). В Ванино в полночь, автобус и гостиница, и снова – в люльку.

t002.jpg
Погрузка в режиме “Дьютифри”
t001.jpg
До свидания, родной порт!
t003.jpg
Нестандартные перемещения по парому
t004.jpg
Лодки ждут нас в Ванино

* – на пароме запрещено провозить алкоголь с таре, доступной для распития. На входе досмотр, требуют упаковку в полиэтилен и скотч.

** – карточная игра

ДЕНЬ 1, 31.07.2016 «Шале №18»

За завтраком в гостинице с предвкушением долгого автонома заказываем двойные-тройные порции яичницы, вызывая удивленные взгляды работников местного общепита. Уже за завтраком, помимо подсчета убитых на месте тараканов, Макс проталкивает стратегическую инициативу – жить по сахалинскому времени (+1 к местному). Решение в конечном итоге оказалось полезным, но в тот конкретный момент привело к тому, что такси было вызвано неправильно, и мы ждали его целый час. Тем не менее, в 9:15 мы в пути, едем в точку старта, бухту Мучке. Пока собираемся, к нам подходят местные, и сразу находятся общие знакомые на острове.

t0101.jpg
Сборы в бухте
t0102.jpg
Старт
t01p.jpg
Обеденная бухта

Макс собрался первый и ушел за мыс «ждать у острова». Только вот не уточнили мы, у какого? Народ вышел через полчаса, я еще минут на 15 позже. Возле первого мыса объединились, так как за ним адский туман. Все предположили, что Макс у острова Токи прямо по ходу, но вот не задача, Макса там нет. Покричали в туман, в радио, без ответа… Теряться здесь особо негде, есть еще один остров в районе м. Дюанка, значит пойдем к нему. Все время в тумане раздается стук колес и гудки тепловозов. Порой возникает ощущение, что поезд щас вывалится на нас из тумана – Ванино одно из тех мест, где на краю страны рельсы упираются в океан. На самом деле, до берега метров 500. А вот уже и мыс Дюанка, тут рыбаки и… Макса они не видели. Делаа… надо искать. Радио, по-прежнему, бесполезно, набираем Макса по телефону и… дозваниваемся! Оказывается, наш герой высадился на первом острове, решил поспать, и мы его не заметили и прошли мимо. В общем, он нас догоняет.

Впереди мыс Датта
Под мысом Датта

Тем временем, туман начинает немного подниматься, и мы режем бухту Силантьева. Очень красивый, непривычный пейзаж, на Сахалин совершенно не похоже. В какой-то момент нас догоняет Макс и мы уже в районе следующего мыса – Экче. Все голодные, так что ищем место высадки, в бухте за мысом. Место живописное, но нет воды. Краем глаза пробегаю по карте, и отмечаю про себя, что явных рек и ручьев дальше по маршруту, как минимум до конца гребного дня не наблюдается. Но как-то не придаю этому значения, мелкие-то ручьи должны быть…

Первая стенка похода
Вулканическое побережье

Обедаем, Емич деловито сватает налево и направо всем свою подозрительного вида 2-х дневную курицу. Эту идиллию прерывают капли дождя, поэтому все прыгаем в лодки и гребем дальше. Дождь не просто дождь, такое ощущение, что нас поливают из брандспойта. Вместе с дождем снова приходит туман. За мысом Садинга открывается большущая бухта – Датта, в тумане видны столбы и крыши домов. Конечно, логично туда зайти за водой, но мы торопимся, поэтому режем сразу на мыс Датта, который в 5 километрах севернее.

Можно идти прямо под берегом
Место стоянки

Макс просто летит, группа растянулась на километр. Каждый вгребается по-разному. Но в районе мыса мы опять собрались и идем вместе. С мысом резко поменялся характер побережья. Теперь это высоченные 100 (а то и выше!) метровые скалистые отвесы, падающие в море. Они очень сильно напоминают мне Камчатку, вот только наката 2-х метрового не хватает. Впрочем, это и хорошо, – идем практически вплотную к берегу. Заходим за мыс еще несколько километров, вечереет, но с высадкой тут вообще никак. По карте до ближайших пляжей еще километров 10. Перспектива грести в темноте вдоль незнакомого берега не очень, поэтому высматриваем небольшой участок пляжа и даже строение на нём, и решаем высадиться и ночевать там.

Шале №18
Спасение Баррика

Хибара, пустой рыбацкий стан с надписью «№18», людей не было, возможно, неделю. Ну что ж, в первую ночь в этом отпуске нас разместили в «Шале №18».

Пятизвездочные нары
Трехзведочные нары

Раскладываемся на нары, затащив лодки максимально высоко, т.к. на дворе отлив. Воды нет совсем – прибрежный хребет имеет скат в долину реки Тумнин с другой стороны. Правда, в связи с дождиком, по ложбинкам стекает вода, ее мы и собираем на питьё. Забавно. Алкогольные завхозы при попытке достать одну из емкостей Барри Луиса обнаруживают, что она «каким-то образом разбилась в трюме»… С кислыми минами, они буквально по каплям собирают все, что можно спасти, в другую емкость. Стремительно темнеет, и мы, уставшие от 27,6 км, вырубаемся на рыбацких нарах. Тепло, безветренно и волна не больше 30 см.

ДЕНЬ 2, 1.08.2016 «Перчик, Морковка, Огурец, Тыковка и Банан»

Не знаю как остальным, но мне спалось отвратительно. Встали все одновременно, так как Емич не выключил будильник. Все в той или иной степени помятости, но, по крайней мере, живность местная никого не беспокоила.

Обнаружили, что вместо геркулеса имеем большой запас овса цельнозернового. Варили минут 40, чтобы можно было прожевать. Емич самоотверженно убеждал народ, что очень сытно и вкусно вышло.

Туман
Пещеры и гроты

На улице штиль и туман похлеще вчерашнего. Видимость нулевая, словно у Стивена Кинга во «Мгле». Впрочем, в такой штиль можно идти в метре от берега.. Вчетвером, т.к. Макс выскочил немного раньше «отрабатывать технику». Накануне Катя выдала ему мастер-класс по технике гребле. Учитывая, что он и так постоянно уходит вперед, народ высказывает предположение, что увидим мы его в конце дня, если не в конце маршрута.

Trolsk Stemning
Какающий каменнный медведь

Гребем вдоль стенок вулканического происхождения, рассматривая камни, насколько это позволяет туман. Макса догоняем на м. Намшука – тут кёкуры и большой красивый грот. На фоне приглушенных красок пейзажа мы очень ярко выделялись. В этот момент появились названия лодок – по цветам. У Макса – зеленый Огурец, у Дани – красный Перчик, у меня оранжевая Морковка, у Емича желто-оранжевая Тыковка, а у Кати желтый Банан. Догадайтесь, какие стали позывные по радио.

Макса раздевает

Туман потихоньку начинает подниматься, и мы направляемся в сторону мыса Юма, снова вчетвером, на этот раз Даня отвалился – он режет напрямую (а мы немного ближе к берегу). Штиль и монотонность гребли быстро приводят к нашей стандартной игре «в слова». Туман в основном поднялся, а остатки его стелются красивой полосой на высоте 80-100 метров. У норвежцев это называется «Trolsk Stemning» – что-то среднее между дыханием троллей и волшебной дымкой.

Отверстие на “Японке”

На мысу Юма покачивает – периодически прибегает зыбь. Тут же стоит огромный и злой палец-кекур, со сквозной аркой-проходом, высота которой меняется в зависимости от высоты прибегающих волн, которые ломаются на выходе с внутренней стороны. Макс не может избежать соблазна влезть в эту дырку, причем делает это дважды и во время второго прохода уступчик, торчащий в верхней части арки, «снимает» с него кепку, которую вовремя спасает Даня. Рассмотрев еще пару гротов, проходим чуть дальше вглубь следующей за мысом бухточки, наблюдаем отличный ручей и решаем, что настало время обеда, т.к. пройдено около 22 км.

Туман по-прежнему висит над нами, но через него изо всех сил жарит солнце. Короткая передышка, а Макс пытает удачу с удочкой – то тут, то там в воде видим сверкающие брюшки какой-то рыбы, и ее много. На удочку, однако, она не ловится. В обеденное время, как и накануне, из ниоткуда начинает поливать дождь, вынуждая нас сворачиваться.

Кёкур на м. Юма
Дырка вблизи

Вышли, предварительно набрав воды, идем дальше. Я припозднился и иду один. Следующий мыс – Асименку. На подходе к нему меня лично посещает эдакое дежавю. Мыс острый, обрывающийся скальной стенкой в море, прямо под ним утёс-кекур по форме очень сильно напоминающий уменьшенную копию анивского маяка. Засмотревшись на него, пропускаю небольшую волну, которая относит меня на риф…

Обеденная бухта
Мыс Асименку

За мысом – бухта Чума-Дуа, но в нее мы не заходим, а идем дальше на мыс Боуэна. Последний обозначен на карте красной точкой опасности – он довольно сильно выдается в море, и люди, в разное время до нас проходившие его, отзывались о нем, как о крайне проблематичном. Но, по всей видимости, мы идем в правильное время, и по-прежнему можно идти фактически у берега с минимальной волной.

Берег в районе мыса настолько массивный и монолитный, что напоминает огромную средневековую крепостную стену, возвышающуюся над нами. Меня снова посещает ощущение Норвегии – продолжаем грести в этом самом Trolsk Stemning-е. Народ прямо впереди меня – они уже дошли до мыса. У местных Боуэна имеет кличку «Большой Нос». Прямо на самом мысу из стены торчит огромный уступ в форме полусферы, который напоминает… правильно, большой человеческий нос. Висит он на высоте 100 метров над водой и, проходя под ним ловлю себя на мысли, что в одиночестве под ним мне слегка неуютно… чуть позже вечером у костра озвучил эти ощущения Емичу:

– Когда шел под мысом, честно сказать жутковато было… вдруг эта дура отвалится и прилетит сверху…
– Да ну! (Емич явно не разделяет мои страхи…
– Я думаю, скажем, лет тысяч пять назад, какие-то местные также смотрели на эту каменюку, и что-то такое же друг другу говорили…

Большой Нос (м. Боуэна)
Большой нос снизу

Я почему-то живо себе представил двух волосатых неандертальцев в шкурах, стоящих в нерешительности перед мысом Боуэна и тыкающих в него каменными топорами… За мысом берег начинает отступать на запад, пляж становится немного шире, а стенки немного меняются. По-прежнему все грандиозно и красиво, кекуры, утесы-великаны, на груди одного из которых в буквальном смысле слова «ночует тучка». Доходим до места, которое у местных почему-то называется «Японка». Это шикарный микропляж, прямо за огромным кекуром-утесом, с несколькими туннелям через него. По всем раскладам тут нужно ночевать, но вся компания ополчилась против меня, и все рвутся вперед, так как «есть еще час гребного времени»… и мы гребем, гребем, гребем…

Геологическая фантазия природы на самом деле разгулялась в этих местах. Весь день мы проходим чудные кекуры, огромные стены, абсолютно симметричные каньоны с водопадами, и гигантские обнажения пород, напоминающие то ли панцирь огромной черепахи, то ли позвоночник Годзиллы.

Природная симметрия
Позвоночник Годзиллы

В какой-то момент появляется Даня. Просто появляется, не сказав ни слова, и гребет вместе с нами. Тем временем на горизонте появился просвет, а это значит, солнце совсем низко спустилось, нужно выпрыгивать на берег. Что мы и делаем, найдя живописную каменную полочку. Мы в непосредственной близи от следующей сложной точки – мыса Бычьего, которым также сильно пугают в отчетах.

Распогаживается
Стоянка второй ночевки

На дневном одометре 49,18 км. Это слегка расстраивает Катю, до полтоса и значка*** ей не хватило совсем немного. Однако от предложения сгонять 400 метров до скал вдали и обратно она отказывается. В общем-то, логично, мы уже входим в походный ритм, лишний расход энергии не желателен… подумал я и потянулся за очередным треугольничком плавленого сырка из коробки. Одновременно ощутив на себе пристальный взгляд Дани. Даня в тот вечер вел себя подозрительно, поэтому я особо не обращал на это внимания. Зря.

*** – нагрудный знак «50 км Морской каякинг», учрежден Сахалинской конфедерацией экстремальных видов спорта. Объект гордости и вожделения многих каякеров.

ДЕНЬ 3, 2.08.2016 «Арсеньевские весла»

Ранний подъем. Все входим в ритм, «почтиполтос» накануне привел мозги в тонус, и спалось хорошо. На завтрак, все хрустят и «хвалят» отрекламированный Емичем овес. Но энергия нужна – сегодня мы пойдем через великий и ужасный мыс Бычий и подойдем к еще более великому и ужасному мысу Сюркум.

Основные критерии стоянки: “Дикость и красота”
Завтрак

Туман никуда не делся, но, в отличие от предыдущих дней, солнце совсем рядом, и есть ощущение, что оно, наконец, победит. Идем втроем, Даня, еще более молчаливый, чем обычно, отваливается сразу. Макс ушел еще с утра вперед. Ну, а мы втроем приближаемся к мысу. Для начала перед нами мыс Плоский, совершенно нетипичный относительно всего того, что мы видим уже второй день – длинная плоская каменистая площадка, покрытая лесом. На траверсе мыса мы видим рыбацкую лодку. На меня с Емичем они реагируют ухмылками, а вот идущей чуть в отдалении Кате предлагают коньяка. После этого она попросила нас идти вместе и не оставлять ее позади.

На подходе к Бычьему солнце практически победило туман, а побережье снова приняло гротескный характер. При этом после предыдущих дней, где мы шли вдоль черных мрачных стен, здесь все белое, словно переходим мы из владений злой колдуньи Бастинды в страну доброй волшебницы Стеллы. Зачарованные увиденным, мы, незаметно для себя, уже на самому мысу. И тут, будто почувствовав наше настроение, невидимая волшебница решила еще более подбодрить нас, и мы ощутили… ветер в спину!

Солнце где-то рядом
Мыс Бычий

Надо сказать, что специально к этой экспедиции, все участники решили обзавестись парусами. Раньше опыт хождения на каяке под парусом был только у нескольких островных каякеров. (Впечатления о парусном опыте можно почитать в отчете по Кунаширу). Паруса у нас были фирмы P&H заводские. Первая забеспокоилась Катя, опасаясь отстать. Она попросила нашего (теперь знаменитого) умельца Аспида изготовить парус. Модель паруса была выбрана по принципу простоты изготовления и надежности. V-образный парус порядка 1,3-1,5 кв.м. Ее примеру последовали Емич и Даня. Так что в эту экспедицию мы поехали с парусным вооружением, но трое из нас впервые и с экспериментальной моделью. Так вот, вернемся на побережье в районе Бычьего…

Владения доброй волшебницы
Ремонт паруса

Немедленно развернув паруса, пролетаем мыс, правда у меня прямо на мысу из-за порыва парус опрокидывается и падает на воду. Приходится останавливаться на ремонт. Емич меня поддерживает, а вот Катя останавливается только на траверсе мыса. Сложить парус и остановиться в первый раз оказалось не просто, но ощущение пролетающей со скоростью под лодкой воды привело ее в восторг. Мои проблемы с мачтой устранены, но и ветер пропал также неожиданно, как и появился. Катя расстроилась, что ветра дали так мало, и отправилась прямиком на следующую контрольную точку – островок Самгач.

Нам с Емичем этот подход кажется неверным, но настаивать мы не стали. Третий-четвертый дни, наверное, одни из самых сложных с психологической точки зрения в экспедициях. Поэтому без лишних споров отпускаем ее. Ветер так и не нарисовался, но это ни в коем случае не портит то, что открывается перед нами. Во-первых, чистое синее небо, впервые за три дня. Во-вторых, обширная, великолепная бухта Аукан, ну и, наконец, островок… Он стоит впереди и по мере приближения все больше и больше начинает напоминать мамонта с иллюстраций детских книжек. А напротив него – целое стадо каких-то копытных животных.

Вид на бухту Аукан и о. Самгач
Мамонтенок о. Самгач

Подходим к острову одновременно с Катей… выясняется, что под хоботом можно пройти на каяке, как и между ног у стада напротив… тут целые туннели. Некоторое время фотаемся, и идем дальше. Где-то тут планировался обед, поэтому мы высматриваем Макса и Даню, которые встали чуть дальше в бухте. Через 20 минут подходим к живописному водопаду, где горит костер и пахнет борщом.

Исследуем мамонтенка
Большой тунель

Солнце жарит изо всех сил, до такой степени, что все умудряются помыться, и даже постираться. Походный борщ идет на ура, немного расслабляемся. Там где мы, по-прежнему светит солнце, а вот на северной стороне бухты – с моря идет туман, и явно затягивает все, что там есть. Наверное, граница владений доброй волшебницы именно там, а дальше начинаются чьи-то другие.

Ресторан “Водопад”
Борщец наше все

«Недалеко от бухты Аука берег моря делает изгиб к северо-востоку. Высокий, скалистый и обрывистый берег тянется на сорок восемь километров. У подножия его нет намывной полосы прибоя, прибрежные скалы отвесно обрываются прямо в море. На всем протяжении от бухты Аука до самого мыса Сюркум нигде нет места, где бы могла пристать лодка и найти защиту от непогоды.» 

Так гласят первые строки рассказа В. Арсеньева «Сюркум» , который, как и мы, чуть более ста лет назад исследовал эти края по воде и по суше.

В сторону Сюркума
Мадмуазель Каменцкая и ее нерпы

На самом деле, это описание не совсем верное. Ну, во-первых, от бухты до мыса не более 20 км, И места высадки с каяка, конечно есть. Но полосы пляжа на самом деле очень узкие и высадка с большого судна проблематична. Тем не менее, наученные опытом, что практически в районе любого ручья без явных скальников можно найти стоянку, мы решаем приблизиться к мысу как можно ближе.

По центру бухты вползаем в полосу тумана, впереди показался мыс Аукан, и тут начинает дуть ветер и болтать море. Оно сильно поменяло свой характер, не сказать, чтобы это было критично, но довольно-таки нервозно, так что я меняю гренландское весло на европейскую лопату. По всей видимости, мы вошли на новую территорию, и тот, кто управляет погодой в этом уголке, шлёт нам свой привет. За мысом непогода стихает, но и пейзаж поменялся – угрюмый, покорёженный берег со сгоревшим лесом. Сквозь туман прорывается солнце, но берег черный и неприветливый.

Пляж “100 и 1 способ” сломать ногу
Остров Конга

В эфир врывается Макс. Говорит, прошел довольно-таки далеко и не обнаружил приличного места высадки, поэтому высадился на небольшом пляже чуть дальше, но у него нет воды – просит нас набрать ее, если есть. Мы как раз наблюдаем ручей на пляже, и высаживаемся. В своих записках позже я обозвал это место «сто и один способ сломать ногу»… на подходе к пляжу мель, поэтому приходится из лодки вылезать заранее. Дно состоит из среднего размера булыжников, круглых как пушечные ядра, и покрытых какой-то адски-скользкой морской травой. Причем нескольких видов, скользящих по-разному, под разным углом постановки вперемежку с неудобными ракушками-конусами. С горем пополам выбрались на берег, набрали бурдюки.

“Мне палатка не нужна”

Наших товарищей встречаем за мысами в паре километров. Пляж тут аховый. Ширина его максимум метра три, но по заверениям главного риелтора – это лучшая недвижимость в этом районе. Самый ровный участок земли, естественно, у самого риелтора и его дружбана. Те, кто приехал позже, выбирают участки, требующие различных ландшафтных работ. На все претензии риелтор пожимает плечами и предлагает обращаться к конкурентам.

Ладно, хрен с вами, выбираю местечко, которое, вроде как, не должно залить водой, и на которое, вроде как, не сойдет оползень. Ставлю палатку. Ужинаем, снова замечаю на себе пристальные взгляды. Риелтор с дружбаном о чем-то шепчутся, с ухмылкой глядя на меня. Не обращая внимания на эти непонятные мне девичьи шептания, кладу очередной сырок в рот…

А дальше… слово господину Арсеньеву…

«В сумерки орочи сделали открытие, сильно встревожившее нас. Начался прилив, а во время прилива вода здесь поднимается до двух метров. Несомненно, плоский камень, за которым мы стояли, будет затоплен. Это бы еще ничего, но беда в том, что ветер переменил направление и погнал волны как раз в угол, где мы укрылись…». 

Прошел век, а ничего в этих краях не поменялось. И сахалинские горе-каякеры сделали в точности такое же открытие. Начался прилив, а также подул ветер. И пришла волна. Которая медленно, но верно поднимала пену к уровню палаток. Риелтор, вставший на самой ровной, но при этом самой низкой площадке, забеспокоился первым. После 15 минут наблюдений, обнаружив полуживую рыбу выше уровня своей палатки, он собрался и переместился в куда менее престижное и удобное, но более высокое и безопасное место и начал организовывать комплекс противонагонных мероприятий даже там. Прилив только ускорялся, и волна становилась всё больше. Стихия разошлась не на шутку. Еще через пару минут стало ясно, что дорога в единственный закрытый от прочих глаз туалет за скалой в 30 метрах больше не доступна. Ситуация для жителей района приняла серьезный оборот, и власти официально объявили эвакуацию.

Распихали палатки по узким и неровным крохотным уступам повыше. Но даже такого места хватило не всем. Дружбан риелтора, оставшись без крова, отчаянно объявил о том, что недвижимость ему вообще не нужна, и, учитывая обстоятельства, он будет спать прямо под открытым небом. Немедленно воплотив это утверждение в жизнь, вольготно разлёгся среди кореньев, выкинутых на берег. Однако, организаторам этих «голодных игр» показалось мало… Как вы думаете, что случилось дальше? Всё правильно, кап-кап, кап-кап… кап-кап-КАП-КАП-КАП-КАП… ба-БААААХХ… сверкнула молния, грохнул гром и пошел крупный дождь… В общем, тем, кто помнит эвакуационные мероприятия «Китоуси-2010»… то были цветочки…

Вечерняя программа, естественно, отменилась, и все шукались по своим палаткам, под шум ливня и грохот подступающих волн посылая молчаливые проклятия в карму риелтора.

За день пройдено 38 км. Туман, солнце, ветер, штиль, и волна до метра на мысах.

(Неразумно поставленный) лагерь на литорали
Эвакуация

ДЕНЬ 4, 3.08.2016 «На Сюркум!»»

«Еще раньше старик ороч Иван Михайлович Бизанка говорил мне, что около мыса Сюркум надо быть весьма осторожным и что для плавания там нужно выбирать тихую погоду. Такой же наказ дважды давали старики селения Дата сопровождавшим меня проводникам. Поэтому они все время поглядывали на море, смотрели на небо и по движению облаков старались угадать погоду.

Последние дни море было удивительно спокойное. Если бы оно не вздыхало неуловимой для глаза, но ощутимой в лодке широкой зыбью, его можно было бы принять за тяжелый расплавленный металл, застывший и отшлифованный, уходящий в синеющую даль, где столпились белые кучевые облака с закругленными краями. Солнце, отраженное в гладкой поверхности воды, слепило глаза. Такая тишь смущала орочей. Она казалась им предательской.» 

С утра было тихо. Море снова отошло. Риелтор пережил кармический кризис. Все деловито собирались на выход. Впереди кульминационный момент этого сегмента похода. Великий и Ужасный Сюркум. Впрочем, на море было тихо, а рассвет был потрясающим. «Море красно поутру…

Расвет
Максов старт

Как и полагается в критичный день – я дежурный, и у меня, по традиции, дико болит голова. Спасибо Кате, которая и таблетку нашла, и помогла с завтраком. Вышли в 7:30 и пошли на северо-восток.

«…наши лодки отошли от бухты Аука километров на шесть. В это время сидевший на веслах ороч Копинка что-то сказал Намуке, стоявшему у руля. Тот быстро обернулся. Копинка перестал грести и спросил своего товарища, не лучше ли возвратиться, пока есть время.

Я оглянулся и увидел сзади, там, где небо соприкасалось с морем, темную полоску, протянувшуюся по всему горизонту. Эта полоска предвещала ветер. Полагая, что это будет небольшой местный ветерок, Намука подал знак плыть дальше…» 

Погода начинает портится
Потом она испортилась совсем

Примерно в этой самой точке находились на выходе и мы. Где-то через час после выхода подул ветер, и разыгралась волна. Макс, Даня были впереди, Катя где-то между нами, а мы замыкали группу вместе с Емичем.

«…Минут через десять полоска на горизонте расширилась и потемнела. Одновременно другая такая же полоса появилась справа от нас. Орочи стали совещаться и хотели плыть обратно, держась как можно ближе к берегу. Но в это время темная полоса придвинулась к нам вплотную. Внезапно подул сильный ветер, и море сразу запенилось и зашумело. Опасаясь, что мы не выгребем против ветра, орочи решили идти дальше, к Сюркуму…» 

Иллюстрация к рассказу Арсеньева
Мы на подходе к мысу Сюркум

Вот и мы уже не идем на самый дальний мыс. Его физически не видно, – затянуло туманом. Мы идем на тот, который ближе. Причем очень энергично. С ветром притащило волну. Она короткая, отражается от скал сама в себя, на мысах достигая двух метров. Мы передвигаемся словно на бешеных мустангах, от одного мыса до другого. По центру бухт «мустанги» успокаиваются, но на мысах начинают бузить снова. В какой-то момент я стал отставать из-за того что лодка постоянно пыталась от меня куда-то убежать. Кстати, а как же там дела у господина Арсеньева?

«Тяжело загруженная лодка глубоко сидела в воде, и волны захлестывали ее с боков. Время от времени мы откачивали воду берестяным ковшом, который орочи захватили с собой. Напрасно мы осматривали берег в надежде найти хоть какое-нибудь укрытие от непогоды. Угрюмые высокие скалы совершенно отвесно падали в воду. Волны с яростью ударялись о них и белыми фонтанами взлетали кверху. Пристать к берегу было невозможно, о возвращении назад нечего было и думать. Нам оставалось только одно — идти по ветру и напрячь все усилия, чтобы как можно скорее обогнуть мыс Сюркум и войти в бухту. Никто не сидел, сложа руки: одни гребли, другие откачивали воду. В ход были пущены оба чайника и котел.» 

Уже позже я решил, что основной причиной моего дискомфорта в этом походе была именно перегруженность лодки. Мореходность среднеобъемного Скорпиона великолепна. Но в тот момент, когда он перегружен экспедиционной утварью на 3 недели, он становится неуправляемым бревном. Эта проблема материализовалось еще несколько раз, но пока вернемся к текущей ситуации.

Санька явно чувствовал, что у меня некоторые проблемы. В какой-то момент, когда туман совсем сгустился, а я затормозился в одной из бухт между мысами с намерением высаживаться, он остановил меня и предложил одеться и попить чаю на воде. Пока мы это осуществляли, я понял, что высаживаться тут не вариант, и что (как там только что Арсеньева…) нужно «идти по ветру и напрячь все усилия, чтобы как можно скорее обогнуть мыс Сюркум». Санька продолжал меня поддерживать, мы сделали несколько ободряющих селфи, а также надели каски. Все это подействовало на меня отрезвляюще, и мы пошли дальше.

Ободряющая селфи
Высадка на Сюркуме

«…В море творилось что-то невероятное. Не было видно, где кончается вода и где начинается небо. Страшные волны вздымались спереди и сзади. Они налетали внезапно и так же внезапно исчезали, на их месте появлялась глубокая впадина, и тогда казалось, будто лодка катится в пропасть. Несмотря на то, что мы усиленно откачивали воду, вода в лодке не убывала. Скоро одежда наша промокла насквозь. Я был в каком-то забытьи. Порой сквозь завывания ветра и зловещий шум волн я слышал, как у моего соседа стучали зубы. Меня самого трясло, как в лихорадке.

Изредка сквозь прорыв в тумане впереди виднелась какая-то большая темная масса. Она казалась громадным чудовищем, которое залезло в море и, погрузившись по подбородок в воду, надулось и вот-вот издаст страшный рев. Это был мыс Сюркум. Если нам удастся обогнуть его, мы спасены…» 

На этом этапе наша история начала отличаться от повествования столетней давности. Дело в том, что самый кончик мыса Сюркум обращен на север – около полутора километров, и как только мы прошли этот перегиб, волны начали стихать, и стало легко. Каменные утесы мыса появились неожиданно, и прямо за ними мы разглядели лодки наших друзей. Довольные и спокойные, мы подошли к ним.

Наш традиционный маркер
Команда

– Ну как у вас дела? – задаю вопрос группе.

– Да так, нормально. Шли себе и шли, немного потряхивало… – Макс говорит с каким-то безразличием и уходит в сторону к Дане, который варганит чай под огромным бревном.

– Катя, а ты как?

– Да нормально, у первого мыса с парнями объединилась и пошли вместе. Они обсуждали, оконные профили, размещение приборов отопления и выбор входных дверей, так что я увлеклась… А что, что-то не так?

Вот так, кто-то боролся за жизнь, кто-то обсуждал оконный профиль… Сюркум юморил.

Накатив горячего чая, лезем наверх на останки маяка. Есть у нас традиция – оставить на ключевом месте что-то вроде «перевальной записки», только с нашей морской спецификой. Традиционно для этого используем расписанный маркером поплавок-шар. Вот и тут как раз Сюркум любезно оставил на пляже под маяком подходящий поплавок.

На пододе к маяку
Сэма ливани!
Паровая установка

Маяк давно заброшен, по ощущениям лет 25, и даже мачта автоматического сигнала тут спилена, причем совсем недавно (годом ранее знакомые мореманы подошли вплотную и наблюдали ее с воды). Забираемся на башню маяка, закрепляем поплавок и делаем счастливые селфи. А у меня примерно в этот момент возникает ощущение, что чтобы нас не ждало дальше в этом походе, мы пройдем его нормально.

Лирика
Воспоминание о прошлом

Спускаемся вниз, исследовав паровую установку, когда-то приводившую маяк в движение, идем наверх в жилой комплекс. Тут Мамай прошел, причем довольно давно, так что жуткий беспорядок успел покрыться историческим слоем. Наш слегка помятый вид и наличие в помещении целого арсенала строительно-ремонтного инвентаря вдохновило нас на постановку «гастарбайтеры на привале». Тем временем, в соседней комнате обнаружен огромный «самогонный аппарат». Как вы понимаете, экскурсия стремительно переместилась именно туда.

Лодочки сверху
Тимур и его команда
Старт
Выход на Сюркуме

Увы, времени мало, мы оперативно возвращаемся к лодкам, стартуем и уходим за мыс, вглубь залива. План – встать где-то на заливе Старка. С мыса, как и накануне, дует ветер, и мы, не сговариваясь, поднимаем паруса и практически летим вперед. Через пару километров ветер усилился настолько, что у меня снова сложился парус, на этот раз под лодку… Натяжение такое сильное, что алюминиевый шток-основание выскакивает из пазов… и с многозначительным «буль» уходит на дно. Парус плывет рядом. Приехали.

Дождик заказывали?
Меня оставили позади

Ветер быстро уносит остальных вперед. Не найдя стоянки, они уходят дальше искать лучшее место. Я на берегу ремонтирую то, что стало с моим парусом. Остался я без штока, все остальное целое, но парус без штока не поставить. Погано, скажу вам, на 4ый день похода остаться без паруса.

Иду дальше на веслах, в полном одиночестве. С запада доносятся глухие раскаты грома, и вокруг все стало серым. Вот же развлекаловка, теперь я еще и в роли громоотвода на воде. Гроза продолжает греметь, но где-то в стороне, а впереди и слева пелена дождя, ползущая на меня. Ну это точно меньшее из зол… в самом деле, какой каякер не любит добрый грЕбной дождь?

Потоки воды с неба настолько впечатляющие, что я останавливаюсь и делаю несколько кадров. Иду дальше, через несколько минут дождь стихает, серая пелена растворяется и вдалеке видно что-то большое оранжевое. Это мои товарищи дошли до устья залива, встали там и возвели антидождевое приспособление, а именно нашу походную баню, которую тащит Емич. Тут до меня доходит, что я дежурный, и что продукты на этот день у меня, и что щас кто-то выхватит п*здюлей от голодного коллектива.

На берегу вижу силуэт. Рыже-черный. Кривоногий. С трезубцем. Идет навстречу. Похож на черта морского. Ну приехали! Вроде к самогонному аппарату я даже не подходил… Чёрт вблизи оказывается Даней, который нашел на берегу вилы и ходит, распугивает местную живность.

Черт Данила
Странные существа залива Старка

Кстати, о живности, пока я ставлю палатку, происходит картина, которая со стороны выглядит как «битый небитого везет»… Черный тащит на закорках зеленого. В чем там дело, не понятно, но позже выясняется, что в поисках рыбы, которая здесь якобы есть, Емич доставлял Макса, который уже разгидрился и не хотел мочить ноги туда, где рыба «точно есть». И она была!

Кстати, а чем же закончилась там все у Арсеньева?

«…Два стрелка вылезли из лодки через борт и пошли прямо по воде; они подтащили лодку на руках, отчего вся вода в ней сбежала на корму. Люди пошли по берегу, стали собирать дрова. Мелькнул огонек: кто-то зажег спичку, но ветром ее сразу задуло. Задуло вторую и третью. Топливо долго не разгоралось. Я разыскал свою походную сумку и подал на берег два обломка целлулоидной гребенки, захваченных из города нарочно для такого случая. Скоро на берегу пылал большой костер. Люди разгружали лодку, сушили одежду и грелись у огня. Лица их были серьезны. Каждый понимал, что мы только что избегли смертельной опасности, и всем было не до шуток.

Я лег около костра, но, несмотря на усталость, не мог уснуть. Моим спутникам тоже не спалось. Всю ночь мы лежали у огня, дремали и слушали, как бушевало море.» 

Баня, переоборудованная в столовую
Рыбка на ужин

Море у нас не бушевало. Но несколько раз то начинался, то заканчивался ливень, то показывалось, то исчезало солнце, а Сюркум вдалеке то накрывало облаками, то раскидывало их в стороны. В общем, дух Сюркума резвился до самых сумерек, также как и 100 лет назад. Сходили с Максом на развалины старой метеостанции в поисках пресной воды, но ничего особенного там не обнаружили. За день пройдено 34 км, волна до 2 метров, ветер до 10 м/c.

Гроза уходит
Переменчивый Сюркум

ДЕНЬ 5, 4.08.2016 «Берега таежные»

Встали рано, но так как Макс на зорьке наловил рыбы, старт отложился, а на завтрак вместо каши Даня готовит свое фирменное блюдо «Тиденьго» – корейский тушеный лосось в соусе. В конечном итоге выходим только в 10, и через пару километров наученные опытом четырех предыдущих дней с Максом и Емичем останавливаемся за водой, Катя с Даней уходят дальше.

Мыс Голод и скалы Дозор
Долгий переход до Медного

По всей видимости, местные духи на нас полностью положили… море очень тихое, береговая линия с суровых непреступных скал сменилась на таежные сопки, идем себе и идем. На этом сегменте драматичность ландшафта если и присутствует, то только на мысах, да и порой только в названиях. Впрочем, на мысе с названием Голод были очень даже драматичные богатыри-кекуры Дозор (вероятно, голодный?). Мы снова играем в слова, что с нами бывает на самых монотонных переходах.

Из развлечений – вылезли втроем мужской компанией на речке Медвежьей и замечательно так искупнулись голышом в 10 градусной воде. Ну и там же пообедали, так как Даня с Катей по-прежнему впереди.

Мыс Иванова, который географически закрывает Сюркум, оказался совсем тихим – взглянув в последний раз на длинную полосу сопок Сюркум, на мы пошли на север. На юг, также медленно и спокойно как мы, прошел один из моих танкеров, напомнив о том, что где-то далеко все-таки есть цивилизация и совсем другая жизнь с работой. Кстати, в этот раз о работе перестал думать практически сразу, но тут ради интереса открыл график на телефоне, чтобы посмотреть название этого конкретно парохода.

Последний взгляд на Сюркум
Лагерь перед Медным

Перед мысом Медный команда окончательно объединяется, и после недолгих споров о том «зальет ли этот пляж, или все же не зальет», мы высаживаемся. Рядом с нами большой рыбный стан с несколькими строениями с новыми крышами, но там никого нет. Рыбалки уже нет. Да и как выяснилось, особо не было тем летом.

Основным событием вечера становятся горбушевые стейки с икрой с остатками Ванинского хлеба. Моросящий дождик разгоняет нас по палаткам практически прямо с темнотой. Пройдено 37,8 км, в практически полный штиль.

Рыбу можно есть бесконечно
Десерт
Данин матрос-собутыльник

ДЕНЬ 6, 5.08.2016 «Места исторические»

На следующее утро встали нормально. Во время завтрака Макс устроил традиционные краеведческие чтения – на этот раз про приключения Лаперуза. Так же, как и на сахалинской стороне, следы его экспедиций хранятся в географических названиях – Сюркум, Де-Кастри.

Выходим вместе с Катей. Однако уже за Медным, где дует сильный отжимной ветер, наши тактические концепции расходятся, и мы разделяемся. Катя, и Даня идут прямо на следующий мыс Медный, я в свою очередь хордами по меньшим мысам. В условиях беспокойной воды – волна около метра и идти возле берега, мне представляется оптимальнее и быстрее. В конечном итоге, так и получается – мы все объединяемся в бухте Чапчаны прямо перед мысом Мурашко. Те, кто шел напрямки, – приходят на 15-20 минут позже.

На пути в Сизиман
На входе в Сизиман

Бухта интересная, но так как идет дождь, делать здесь полудневку никому не хочется, тем более бухта открыта на юго-восток, а это значит, любой шторм с юга может зажать надолго. Идем на Сизиман. За мысом Муршако сразу видна наша цель, с одноименным вахтовым поселком.

Теплоход “Чорон”
Картофан

Сизиман — бухта Японского моря, расположенная на западном берегу Татарского пролива, в районе мыса Нитуси (Китуси). Административно относится к Ванинскому району Хабаровского края. В бухте расположен вахтовый поселок лесозаготовителей и пункт погрузки леса. 

Самые первые сведения о бухте Сизиман принадлежат французскому мореплавателю Жану Лаперузу, который открыл её и впервые описал во время своей кругосветной экспедиции 1785—1788 гг. Начиная с 1929 года бухта Сизиман стала одним из первых мест на Дальнем Востоке для ссылки раскулаченных. Основными направлениями работ спецпоселенцев были заготовка леса и рыбы.

Прямо на глазах у нас уходит лесовоз, а в бухте стоит еще один пароход – «Чорон». Парни подходят знакомиться, и в результате нам выдают ведро картошки. Идем дальше на мыс Нитуси, где нас ждет еще одна местная достопримечательность – каменнный лес Сизиман.

Пацаны, такие пацаны
Окаменелость

Сизиманский каменный лес – На территории, прилегающей к мысу Нитуси, расположен памятник природы «Сизиманский каменный лес» Каменная роща расположена на крутом склоне и занимает площадь около 2 кв.км. Морской прибой, размывая берег, обнажает в туфовом обрыве окаменевшие стволы деревьев. Возраст окаменелой флоры определен как олигоценовый, то есть примерно 33-23 млн лет.

К мысу мы подошли, высадились, но каменный лес найти не смогли. Может, его уже весь растащили? Однако, через некоторое, поднявшись чуть выше, поняли, что это не так – чуть выше на осыпи обломков каменных деревьев было много и выглядели они очень необычно. Четверо представителей мужского пола вдруг сделались одержимыми и стали одержимо ковыряться в глине в поисках окаменелостей. Женский контингент группы с безразличием покачивался в метре от берега и иронично фотал бородатых мужиков, вдруг превратившихся в 10-летних пацанов.

Дело шло к сумеркам и становился акутальным вопрос, где стоять на ночь. В бухте Сизиман стоять не хотелось. Я бы сказал, у нее не очень хорошая аура, ну и грязновато там. Поэтому решили идти дальше и становиться, как только будет возможность. В результате ушли еще на 10 километров к мысу Журавлева, т.к. за Сизиманом вдоль берега сплошные скалы. Но встать удалось засветло, на высоком каменистом пляже.

Сизиманский каменный лес
Мыс Журавлева

Мыс Журавлева, кстати, очень живописный – оканчивается огромным утесом. Вечер был украшен вкуснейшим ужином из свежедобытой картошки, огромное спасибо морякам! Появились на сцене и сырки. Когда я потянулся за очередным, трое мужчин подняли головы и кто-то, не помню кто, начал: «Григорий, мы должны с тобой поговорить…». Оказывается, сырки были дозированы, но из-за нечетности цифры я все время влезал в чей-то потенциальный бонус. Ндаа…

Со всеми перемещениями одометр снова остановился на отметке 49 км, к большому разочарованию Кати, но выходить и грести 500 метров туда-обратно мы даже предлагать не стали. Возможностей «добить дракона» будет еще много.

ДЕНЬ 7, 6.08.2016 «Хозяин озера То»

Ночью разгулялся ветер – палатку колбасило сильно. Однако, море относительно спокойное, поэтому выходим без проблем. Снова пролетают мимо мысы – Журавлева, Соловьева. Встречаем рыбаков, которые сильно удивлены появлением здесь каякеров. Ветер сильный в лицо, поэтому жмемся к берегу. На обед подошли к озеру Хой, чуть южнее одноименного мыса.

Место достаточно симпатичное, и некоторые из нас даже успевают устроить пробежку. Но надо идти. До Де-Кастри осталось рукой подать, и после Максовых чтений накануне вся группа просто мечтает о посещении музея, а также других культурных заведений в данной метрополии. Катю соблазнили рассказами про горячий душ в гостинице в Де-Кастри. Мысль об этом стала настолько навязчивой, что затмила собой исторические и краеведческие интересы женской части коллектива. Таким образом, мы устремились в Де-Касти вдохновленные по-своему.

Побережье – ходом
Обед перед м. Хой с видом на Журавлева
Татарский пляж
Всегда в форме

За мысом Хой снова начинается красота. Высоченные стены и утесы самых разных мастей и цветов, с 40-50 метровыми водопадами. Все это явно вулканического происхождения – такие формации мы видели в большом количестве на побережье Кунашира и красивая бирюзовая вода. Исследуем множество гротов, и направляемся в бухту.

Гроты залива То
Не залезть нельзя

В нескольких прочитанных мной отчетах о недавних походах, путешественники настоятельно рекомендовали заходить на это озеро. Мои спутники отнеслись к этому с долей скепсиса, но к озеру мы все же подошли.

Лезут все!
Заходим в апекс бухты к Анатолию

На берегу нас уже встречали. Трое местных, во главе с Анатолием, сразу пригласили нас попить чаю. На озере То стоит миниатюрный рыборазводный завод. Технология такая же, как и на больших заводах, но все в гораздо меньших масштабах. Анатолий и его помощники проводят тут целый год и организуют весь цикл воспроизведения кеты от закладки икринок до выпуска молоди, спустя несколько месяцев. Они с гордостью рассказали нам, что приняв вырезанное браконьерами нерестилище, они увеличили воспроизведение лосося втрое и ожидают еще больше.

Но даже не это самое интересное. Сидя на кухне у Анатолия, мы слушали его рассказы, запивая кусочки жареной кеты почти чифирной смесью из видавшего виды чайника с характерным привкусом советской эмали и ольховых дров. Из его слов чувствовалось, что Анатолий – настоящий патриот своей земли и живо интересуется историей:

– А вообще ребятки, у меня тут прямо за окном начинается Сихотэ-Алинь – Анатолий кивает на сопку прямо за окном. Я киваю, но про себя ставлю галочку – свериться с картой. Точно – по карте на самом деле именно с этой точки отходит северо-восточный отрог хребта и, собственно говоря, надпись Сихотэ-Алинь (впрочем, чисто с научной точки зрения это не совсем верно, но суть не в этом – человек знает географию своего края…)

Анатолий продолжает:

– Кстати, а кто был первым русским, вышедшим к Охотскому морю?

Мы говорили об этом накануне, хотя, как у сахалинца у меня в мозгу проскакивает ссылка на Пояркова, вышедшего к устью Амура, но это не правильный ответ, потому что я точно знаю, что кто-то было до него… из памяти всплывает имя «Москвитин»…

– Эээ… Москвитин, кажется?

– Да, точно! Ну, а куда он вышел?

(Это вопрос на несгораемую сумму 32 тысячи рублей, да областную олимпиаду по географии я выиграл давно, в 8 классе, поэтому…) -….???

– Вышел он, ребятки, к устью реки Улья и открыл всем нам Ламское море… прошёл аж до Шантар и Амура! А на Улье стоит памятный знак об этом, я там был.

– О как!

В общем, забежали мы на 15 минут, а ушли через полтора часа, и только потому, что нужно было набрать дистанцию, чтобы завтра добраться до Де-Кастри. Провожал нас весь «коллектив» завода включая кошку с котом, и Анатолий дал несколько советов по местам стоянки и куда стоит заглянуть по пути в Де-Кастри.

Група с Анатолием (крайний справа)
Мыс То

Вышли мы вместе, и отправились на север, а я все думал про Анатолия. Вот так выглядит настоящий хозяин своей земли, соль земли русской. Именно на таких вот мужиках она и стоит. Прошли мыс То, с старым разбитым маяком. Побережье по-прежнему захватывает своей красотой – здесь оно прошито ярко-охрово-красными пластами вулканической породы. Красивейшие водопады и утесы, мы проходим с задранными головами. По времени мы успеваем в район бухты Крестовой.

Игры вулканов
Еще игры Вулканов
Высоченные стенки
Самый высокий водопад похода

На море абсолютный штиль. Бухта и правда крестообразная и сперва мы уходим на северный отрог бухты, но выясняется, что место для стоянки здесь не очень – очень много комаров. Поэтому немного возвращаемся и становимся на пляже. Видимость потрясающая – на севере острова Дугу возле мыса Опасности, просматривается мыс Накатова, и даже в самом далеке – огромные столбы мыса Соборного.

Водопадный край
Крестовая

Принимаю прогноз из дома: на завтра, впервые за неделю, обещают попутный ветер, усиливающийся к вечеру. Между мной и Емичем происходит диалог:

– Попутный ветер говоришь?

– Ну да, где-то 6-7 метров с утра, потом все 10…

– Настоятельно рекомендую тебе соорудить шток для паруса.

– Да уж…

Высадка (девушки помогают сами себе)
Лагерь перед Крестовой

Все это время я надеялся, что до Де-Кастри ветра попутного не будет, а в Де-Кастри меня ждет запасной шток, который я попросил взаймы у Аркана еще с залива Старка. Поймал его, кстати, за день отъезда на вахту. Но теперь явно ждать не получится, надо что-то делать. Кумекаю, год назад на Курилах Саня соорудил шток из куска бамбучины. Но ее у меня нет. Хожу по пляжу, высматриваю наличие круглых ровных палочек подходящего диаметра. В конечном итоге нахожу то, что мне подходит, и начинаю строгать. Через полчаса работы у меня в руках деревянное подобие штока. Он нормально встает в пазы паруса, и его можно быстро опустить. Но поставить на воде его естественно не получится, остается надежда на товарищей. За день прошли 43,7 км.

Ремонт штока
Кастом по-крестовсий

ДЕНЬ 8, 7.08.2016 «Когда загораются все красные лампочки одновременно»

С утра по-прежнему тихо, но это временно. Еще один экспериментальный завтрак в этом походе – кус-кус. Получилось не очень. Собираемся и выходим, на глазах раздувает южный ветер. Ставим паруса, моё изделие пару раз падает, но после перенатяжки такелажа начинает работать как надо. Пока мы возились, Даня с Максом ушли вперед, а мы идем втроем – на острова Дугу – Елену и Констанина.

Вышли в центр бухты, и ветер раздуло не на шутку. Тащит 10 с хвостиком километров, и ветер поменялся на юго-восточный, не самый удобный, особенно для V-образных парусов. Волны частые, метровые, и подойдя к острову Елены делаем на нем питстоп. Макс с Даней на радиосвязь не выходят. После некоторого обсуждения Емич с Катей убеждают меня идти напрямки, через залив к мысу Накатова. Выскакиваем с островов к мысу Опасности.

На Накатова!
Ветрюган

Тут очень крутые волны – видно из залива идет течение через косу, которое сейчас уперлось в ветер. Правда метров через триста, совсем крутые волны заканчиваются, но в целом погода становится все хуже и хуже. Даже мыс Накатова, который совсем недалеко видно с трудом, держимся вместе насколько это возможно.

Острова Елены и Константина.  Сейчас ты их видишь…
…а сейчас нет

В какой-то момент начинаем наблюдать Макса с Даней, они идут намного западнее ближе к берегу. Перед Накатова немного тише и мы заходит в бухточку с южной стороны. Тут тихо, но видно, что на противоположной от бухты открытой стороне ломаются большие волны.Эта бухта последняя перед 15 км стенкой до бухты Чичерина (Де-Кастри), от нее и до самого острова Орлова – сплошная стенка (я много раз видел этот район с вертолета). Стена примерно такая же, как мы только что прошли от залива То. Причем прямо сейчас она смотрит точно поперек волны, и при таком ветре и волне сейчас там «мама не горюй». Поэтому мне абсолютно очевидно, что с ухудшающейся погодой идти нет никакого смысла. Малейшей сбой на маршруте в такую погоду грозит серьезным ЧП, и цель того явно не стоит. Особенно учитывая то, до поселка мы абсолютно точно не догребем за оставшееся время, и самое главное то, что на завтрашней день передают ясную погоду и легкий ветер…

Пытаюсь довести это до своих товарищей, но словно разговариваю со стеной. Еще бы, идет дождь, бухта откровенно стрёмная для стоянки – стоять можно только в траве с притаившимися в ней тысячами комаров. В общем, единственное до чего я договариваюсь, это «выйти за Накатова и посмотреть» и идти/не идти по ситуации. Вышли. От бухты до мыса около 1,5 км, и по мере приближения к нему на нас начинают катить ровные метровые волны. Вот и мыс. Начинаем его проходить по-очереди – на мысу какая-то дикая толчея, двухметровые валы отражаются от скал и врезаются сами в себя –родео похлеще Сюркума раза в два. Но мыс мы-таки проходим. Ветер с туманом и видимость не больше двух км, и эта гребаная стенка, со следующим мысом в двух километрах. Ну просто аховая. От мыса отошли метров 250 и в этот момент у меня загорелись практически все красные лампочки…

– Макс, Макс!!!

– Чего?

– Куда #$@$! мы №»№;%! идем?

– Вперед.

– Зачем???!!!! Там хрен знает что, если что-то произойдет, будет #@!@#!

– Ты идти можешь?

– Могу, но не вижу в этом никакого смысла. Надо идти назад.

Макс отходит в сторону, кратко общается с остальными, и через пару минут мы идем назад. Еще надо пройти мыс, но он дается нам относительно легко и еще через 20 минут мы в бухте.

Перед выходом из бухточки
Паровой каток в лесу

Сразу после высадки все явно на меня злые, и явно никто с предателем разговаривать не собирается. Душ, музей, магазины и электричество остаются там вдалеке, желанные и недоступные. Емич начинает разбирать лодку и:

– Хренасе…

– Чего у тебя…

– Передний отсек залит наполовину… это я после обеда не закрыл люк. Просто положил сверху крышку и не закрыл…

Выбираем место для стоянки и в конечном итоге решаем покосить траву и стоять прямо в бухте возле лодок. Появляется Даня, ушедший на разведку по дороге слева: «Народ пойдемте, покажу вам что…»

В болоте
Как смогли, так и встали

Идем за Даней наверх, сквозь траву и заросли по тропинке, и через 20 метров выходим… на заросшую старую дорогу. Видно, что по ней периодически даже проезжают машины. Но не это самое интересное. Еще в 20 метрах выше на обочине стоит… паровой каток из 40х годов прошлого века. Вот дела!

Рассматриваем технику, на тот момент мы еще не знали, что в двух шагах от нас был огромный лагерный комплекс ГУЛАГ на несколько тысяч человек и дорог, а также старых развали тут очень много. Пофотав вернулись к расставленным палаткам, а также бане, которая исполняла роль кают-кампании в непогоду.

В бане кают-кампании тепло от горелок, минимум комаров, дают еду, а Катя извлекает на свет бутыль 17-летнего «Хибики», японского виски, который она честно выиграла в начале сезона, практически угадав Максову дистанцию во время 24-часового заплыва. С виски жизнь вообще налаживается. Играем в шляпу, о чем-то оживленно спорим, и даже очень сносный ужин.

Это притом, что за день мы прошли 25,5 км.

Бухта
Вискарь Хибики спасает

ДЕНЬ 9, 8.08.2016 «Принц и Нищий»

Всю ночью шел дождик, но с утра великолепная погода. Правда, в один момент все вдруг нахмурилось и брызнуло, но потом снова разошлось. Видимость до горизонта, видно все 25 км пройденные накануне. Море гладкое, но видно, что идет послештормовая зыбь. Собрались, вышли. Море практически противоположное тому, что было накануне. Синее, успокоившееся. За ночь грозная скальная стенка никуда не делась, но в солнечном свете все воспринимается иначе. Хотя и так подойти к стенке мы не можем, даже в 300 метрах от берега каждые 10-12 секунд нас поднимает вверх и опускает вниз метра так на 2.5. Как выразилась Катя, приходят настоящие «автобусы» – как это часто бывает в проливе – южные ветра надули самую настоящую океаническую зыбь, которая с грохотом взрывается о скалы.

Поединок в легком весе
Выход

За очередным углом открывается мыс Соборный, и только из-за этого вида стоило пройти этот участок в такую погоду. Впереди две огромные башни в несколько десятков метров на фоне глубочайшего синего неба, о которые разбиваются огромные валы – башни прям как у Толкиена в одноименной книге. Наверное, это был один из самых живописных пейзажей за весь этот поход. На мысу ожидаемо волны чуть круче, но мы обходим стороной и особых проблем не испытываем.

Показался мыс Соборный
Сегодня совсем другое кино

Показался мыс Орлова с маяком. На маяк мы обязательно пойдем по нашей доброй традиции. Иногда мне кажется, что маяки это такие порталы, существующие вне времени. Когда-то давно пришли люди в никуда и оставили артефакт, такую метку, которая пронзает пространственно-временной континиум и несет в себе память о временах и людях давным-давно ушедших.

Монументально
Орлова виднеется

К острову Орлова проходим без особых происшествий, хотя были ожидания, что на косе, которая раньше соединяла остров с материком, при юго-восточной зыби будет вполне себе интересный серфинг. Но нет, серфинга минимум, мы заходим в маленькую заводь на западной стороне острова и по дороге начинаем подниматься к маяку.

Рассматриваем маяк
Появилась связь

Появилась сотовая связь, и наше перемещение по 2 км дороге до маяка из-за этого сильно растянулось. Но вот мы выходим на плато, и перед нами раскинулся весь комплекс маячной инфраструктуры. На рожон мы не лезем, подходим к краю территории и зовем хозяев. Маячники они ведь как волшебники – либо добрые, либо злые, серой зоны у них, по нашему опыту, практически не бывает.

Орлова со стороны залива
Орлова со стороны моря

Выходит Дмитрий, он командует маяком в настоящий момент. Оказался добрым волшебником, хотя сначала он был строг и насторожен. Но, разговорившись, с нами и поняв, что перед ним гурманы дел маячных, а не просто хочу-селфи-турье, в конечном итоге провел нам целую экскурсию по маяку.

Оригинальный механизм
Винтовая лестница

Маяк старинный, построен в конце позапрошлого века и имеет (как и подобает стоящей на краю земли, всем ветрам назло, белой башне с мальтийским крестом), ауру из интереснейших историй и мифов. На маяке сохранились все оригинальные французские механизмы и линзы 1894 года производства фирмы Barbier, массивные двери из красного дерева с бронзовыми элементами фурнитуры. А еще фактически в этой точке печально закончилась история белой гвардии в регионе, последний отряд белогвардейцев под командованием полковника Вица сложил оружие именно здесь. Это уникальная и грустная история, и, дабы не забивать, итак переполненный эфир, скину линк на описание истории маяка и того что на нем произошло в годы гражданской войны. 

Барбье, Париж, 1894
Вид на залив с маяка
Груповое фото с Дмитрием
Снова проносятся грозы

Примерно через час мы выходим с маяка – задача до вечера добраться до Де-Кастри, но тут происходит небольшой сбой в планах. Выясняется, что мест в гостиницах нет, и не предвидится. Пацаны пожали плечами, а вот Катю, мечтавшую о душе, это расстроило основательно. Но особых вариантов нет, и мы решаем, что при таком раскладе смысла грести до поселка нет, тем более, у меня есть на примете замечательная полянка на заливе вблизи терминала, куда мне, все равно, нужно идти за запчастью для паруса. Но чтобы туда попасть, надо пересечь залив, притом, что раздуло очень сильный отжимной ветер не менее 10 м/c. Теперь мы не можем договориться между собой о тактике пересечения залива (а это почти 10 км открытой воды). В заливе несколько островов, чуть в глубине, и можно идти через них, а можно по прямой линии на километр короче. Двое из нас считают, что напрямую быстрее, трое же предпочитают линию по островам. Не договорившись, выходим и, уже на воде, окончательно переругавшись, каждая из групп идет там, где считает нужным. Честно, у меня уже накипело на эту тему, поэтому следующий абзац – мой манифест-воззвание ко ВСЕМ, казалось бы, опытным, но почему-то упрямо отказывающимся применить простейшую логику людям которые ходят в длинные походы, требующие максимальной эффективности и энергосбережения.

Друзья, поймите, прямая линия – не всегда самый короткий путь. Когда вы режете открытые заливы и дует сильный отжимной ветер, то вы по определению идете не по прямой линии, а по дуге, потому что вас сдувает в море, не важно, сколько градусов снова вы закладываете. Вы также вынуждены идти через волну, которая больше, чем у берега, и бороться с ней, и, по-любому, теряете в скорости. Ну и, наконец, когда вас уже сдуло, хотя вы вроде и приблизились к точке назначения, во многих случаях придется грести против ветра. И мы сейчас говорим просто о переходе, без каких-то там чрезвычайных событий. В случае инцидента, стоит замешкаться со спасработами на 10 минут, и вас сдует так далеко, что хрен знает, что будет дальше. Зачем эти сложности и риски, особенно во время длинной марафонской дистанции? 

Третий раз за 9 дней убеждать всех меня уже напрягло . Но возвращаясь к нашему переходу. Мы скачем между островами, и через некоторое время уже не видим двух «прямолинейных» и в конечном итоге они приходят… на 15 минут позже. Но к этому моменту обиды и споры выгребли и у всех на душе тишь и гладь, как, впрочем, и в заливе под берегом. Находим полянку на западной стороне залива, напротив терминала, словно специально выкошенную для нас и становимся на обед.

Переход залива на старте
Полпути перехода

В поселок нам ехать все равно придется, затариться на ближайшую неделю, но это завтра, а сегодня мы признаться немного выдохлись на этом Де-Кастринском тренажере, хотя за день прошли всего 25,5 км.

Вечером откапываю свое рабочее удостоверение и иду пешком на терминал. Один из самых странных эпизодов за весь поход. Совершенно необычное ощущение, вроде бы это моя работа, полноценный и важный кусок моей собственной жизни, но прям в этот момент я, как будто смотрю на нее снаружи, через стекло из другого измерения. И не могу просто взять и влиться в эту свою жизнь, я знаю, что совсем скоро мне придется отойти в сторону. А еще я не могу избавиться от ощущения, которое, наверное, испытывали главные герои книжки Марка Твена «Принц и Нищий». Обычно приезжаешь с головного офиса по делам, и люди на тебя смотрят как… на человека из головного офиса и ведут себя соответственно. И когда приходишь как бомж из леса… скажем так, я поймал на себе с полдюжины удивленных взглядов коллег. Впрочем, надо сказать, что все было отлично, огромное спасибо Анатолию который так помог с запчастью и вообще много-много всего…

Лагерь этого дня
Ужин с доставкой

Вернулся c терминала в сумерках, но сидеть тут не получится, фактически мы не на море, а в тайге, и с комарами тут очень большая проблема. По этой причине быстро ретируемся в палатки и погружаемся в анабиоз, думаю, с чувством удовлетворения. Де-Кастри это, можно сказать отсечка номер один в этой экспедиции и мы ее достигли.

ДЕНЬ 10, 9.08.2016 «Встреча инопланетных цивилизаций»

Встали мы не очень рано, так как магазины в Де-Кастри открываются не рано. Потихоньку разбираем лодки, в конечном итоге мы с Емичем отправляемся в поселок и при помощи моего знакомого Андрея (большое спасибо ему!) делаем это намного быстрее, чем предполагалось. Закупились аж на 12 тысяч, впрочем, в основном по делу, если не считать маленького пакета гигиенических салфеток, которые я купил по просьбе Макса за 400 целковых. (Макс эти салфетки вспоминает до сих пор). Идем в лагерь с пакетами, полными всякой всячины. Емич поддался соблазну пройти в лагерь напрямую, по отливу. Провалился по-колено. Но пакеты с варениками не бросил (если бы бросил, то в Де-Кастри бы и оставили его).

После быстрого обеда лагерь напоминает цыганский табор – все разобрали лодки и перепаковываются на ближайшие дни похода. Поэтому выходим поздно, аж в 14:20, ярко светит солнце, но раздуло приличный южный ветер, 7-8 м/c, и как только мы выходим из бухты Де-Кастри, нас в буквальном смысле слова начинает нести в сторону мыса Южного на горизонте.

Цыганский табор с утра
Мимо мыса Давыдова

Со всякими фотосессиями и прочими сложностями я в какой-то момент отстал, и пока догонял остальных мне было откровенно некомфортно на перегруженной лодке с парусом и на догоняющей волне до 1,5 метров (кстати, Катя потом тоже сказала, что ей было немного не по себе, из-за невозможности встать, если будет киль на лодке с парусом), но зато когда вокруг стало много народу, стало очень весело. Можно сказать, мы летели, на волнах, порой удавалось пройти по 100-150 метров на одной волне. В конечном итоге мы прошли 31 км за какие-то три с хвостиком часа. У берега волны стали значительно меньше, да и ветер утих, так что, свернув паруса, мы высадились в районе мыса Лобастый. Не самое лучшее место, в конечном итоге пришлось встать на съезде к морю, но нас такие обстоятельства давным-давно не беспокоят. Как там у Металлики поется “…where I lay my head is home..“ («Где лягу, там и дом»), вот и у нас также.

Фото на фоне собственной работы
Серфинг

Пока ставили лагерь, Макс на каяке отошел посмотреть чуть дальше за мысы – что там за дела. Смотрим на море, видим вроде его идущего назад. Затем в глазах двоится, и всем кажется, что каяков на самом два. Потом их становится три. Потом четыре. Что за чертовщина!!! В конечном итоге на берег возле нас втыкаются в песок 6 лодок, одна из которых Макса.

На кураже
Летучий Максимус
Страшно, зато весело
Ассоль и ее каяк с алым парусом
Экшен, камера, экшен
Высадка

Происходящее напоминает встречу двух инопланетных цивилизаций. Перед нами классические туристы пеше-водники суровые ребята, завернутые в полиэтилен в качестве «сухарей» и гребущие увесистыми алюминиевыми веслами на надувных байдарах против ветра. Но рыбак-рыбака… и мы моментально находим общий язык. Кстати, они нас знали, на вопрос, «Откуда?» – ответ был простой: «А кому тут еще шарахаться, если не сахалинским каякерам». Оказывается, наши отчеты читаются, и люди ими активно пользуются – приятно.

Но как бы мы их не уговаривали, наши братья по разуму не стали оставаться, а отчалили в направлении бухты Табо. Им предстоят еще как минимум две больших перехода и надо успеть до циклона, который накроет нас в ближайшие 48 часов.

Контакт
Две цивилизации

Вечер проходит за Лаперузско-Невельскими чтениями, а также спорам, где и когда нам переходить. Активнее всех в этом вопросе Емич, который явно не хочет застрять на этой стороне и рвется домой в бой. Дискуссию лаконично, но многозначно резюмирует Даня: «Да чего уж там, так и скажи всем, что в полночь тыковка превращается в адвоката, и начинает херачить бабло»…

Отправляем коллег
Незнакомая нам снаряга

ДЕНЬ 11, 10.08.2016 «В тени острова»

С утра можно просыпаться и, не открывая глаз, собирать все что нужно. По крайней мере, у меня начало возникать такое чувство. Ветер стих, идется хорошо, мысы спокойные и красивые. В самом начале на мысу Сущева интереснейшая арка, но пройти не получается, слишком мелко по отливу. Как только прошли это горлышко этих мысов, вода сменила цвет на зелено-коричневую, а длинные морские волны также сменились на короткие ветровые. Вот аж куда Амур раскинул свои могучие руки.

Утро
Прошли мыс Южный
Мыс Серикова
Обеденное место

Сразу за мысом Чихачева встаем на обед на ручье рядом с браконьерским станом (без браконьеров), сделали приятное открытие – речка полна горбуши. В результате, на обед уха, бутеры с икрой-пятиминуткой, все по-нашему, по-сахалински.

Выбирайте обед
Континентальный климат
Континентальный завтрак… обед
Щас жахнет

Выходим, смысла жаться к берегу совершенно нет, ветер попутный хоть и не сильный, паруса слегка тащат, вышли на центр залива перед мысом Срединным, и тут… тайм-лэпс в реальном времени, с запада вылетает сначала длинный ровный белый фронт, за ним огромная черная туча. В берег впереди одна за другой приземляются молнии. Быстренько скидываем алюминиевые громоотводы, а теперь буря уже над нами – такое лиловое месиво из облаков. Налетел ветер, да такой силы, хорошо, что в нос, потому что в борт могло бы и положить, небеса разверзлись и все вокруг 3 минуты просто кипело. Но летняя материковая гроза стремительна. Задев нас крылом, она ушла куда-то в сторону Сахалина, а мы продолжили путь вдоль скал мыса Среднего и островов.

Может ли парус быть громоотводом?
За мысом Серединным
Водопады мыса Скалистого
Урочище Чайка

Было желание встать на одном из островов, но высадки на нем не было, поэтому отправились на урочище Чайка. В какой-то момент Макс спрашивает меня общий километраж, я смотрю на прибор, и вижу цифру 400. Вовремя спросил. Кстати, очень приятная каякерская стоянка, в отличие от двух предыдущих. Основным событием вечера стала фирменная рыба в фольге от шефов, а также уничтожение мною Максовой гоупрохи.

Пройден 41 км. Завтра мы на родной земле.

Шеф-повара
Су-шеф
Результат
Закат-умиротворение

ДЕНЬ 12, 11.08.2016 «И их осталось трое…»

Ранний подъем, потому что для всех день будет длинным. Настал день, когда двое из нашей группы отделятся и уйдут на юг, а остальные отправятся на север. И тем и тем предстоит «загреб» на полтинник с хвостиком, поэтому надо работать.

Пролив Невельского
В самом начале – мыс Невельского позади

Острова не видно, но мы уже один раз проделывали этот путь, да и, собственно говоря, куда не греби на восток, все равно упрешься в Сахалин, раньше или позже. Море, словно зеркало – полнейший штиль. Однако после 10 км пути показался мыс Лах. Прошли мы это расстояние как-то прям стремительно, от мыса до мыса примерно за 3 часа.

Показался Сахалин, центр пролива
Сахалин, мыс Лах, вид на материк

В обед помимо всего прочего зарываю на мысу уже традиционную бутылку Капитана Моргана для будущих экспедиций. Все вроде бы веселые, шутят, как ни в чем не бывало, но все равно чувствуется эмоциональность момента, каждый волнуется по-своему. Конечно, немного грустно, разбивается такая классная команда. А еще немного завидно, потому что парни совсем скоро увидят родных. Делаем последнее совместное фото, и Даня с Емичем уходят на юг. Им придется сложнее – и расстояние побольше, и грести против ветра. А мы отчаливаем на север, нам тоже нужно добраться до места перехода обратно на материк. Идти еще далеко… если бы мы знали насколько…

Капитан Морган на будущее
Вот тут зарыт
Перед расставанием
Команда “На Сюркум!”

Часть 2, 1002

датаучасток маршрутапройдено, кмв обедночевка
11.07.16м. Лах – м. Погиби57.6*к вечеру раздувает южный ветеру экскаватора
12.08.16дневка на м. Погиби0шторм, дождь, южный ветер 10 м/cна свалке советской индустриализации
13.08.16м. Погиби – сев. м. Уаркэ (материк)56.9туманно и пасмурнона входе в комариное царство
14.08.16сев. м. Уаэркэ – м. Хусси27.9ветренно с ухудшениемна птичьем базаре в устье реки
15.08.16м. Хусси – м. Кале48.5пасмурнов комарином бонсай саду
16.08.16м. Кале – Инокеньтьевка55.8переменная облачность, тихов помойке, за станцией “Метеора”
17.08.16Иннокеньтевка – зап. м. Чмыррах76.3грозына пляже-мотороллерной трассе
18.08.16зап. м. Чмыррах – о. Белякова61.5переменная облачностьна сказочном острове среди дохлых калуг
19.08.16о. Белякова – м. Невельского50,2жарав легендарном месте под сгоревшим крестом
20.08.16м. Невельского – Байдуково75жарапричалили в 1:00 ночи под салют с прыгающими рыбами
21.08.16Байдуково – ур. Успенское (Сахалин)41.8хорошая погодана широком песчаном откосе
22.08.16ур. Успенское – Москальво41.8было пофигна мягком диване у Николая в Охе
11 днейитого:537.5  

*Расстояние всего ходового дня, включено в суммарную дистанци первой части экспедиции, но не во вторую.

День 12, 11 августа 2016 г. «Их осталось трое… (продолжение)»

Макс, который уже ходил с сахалинской стороны пролива, говорит, что нам предстоит под 40 километров жуткой тягомотины – вдоль отмелей и однообразного унылого побережья. Время терять нельзя, поэтому после отхода ребят на Лахе мы не задерживаемся и уходим на север.

Мираж

До мыса Уанги, в 20 км севернее, гребем, словно в киселе. Отмели такие, что лодка едва не задевает дно, а создаваемая вдоль дна турбулентность ощутимо замедляет ход. Жарко, ветра пока еще нет, сахалинский берег такой, что глазу не за что зацепиться, низкий пологий – сплошные торфяники, песчаники. Только вдали постепенно выползают из-за горизонта горные массивы – здесь на удалении создается впечатление, что они оторваны от земли и парят над горизонтом, но зрительный эффект уходит по мере приближения.

Отдых на Уанги

На Уанги в буквальном смысле выползаем на берег. Макс удивляется тому, что большая пристань, которая была здесь в 2011, пять лет спустя сильно разрушена. Сила штормов Татарского пролива ощущается даже здесь, на относительной мелкоте. Жара и монотонность нас неожиданно добили, нужна пауза, ведь до Погиби идти почти столько же. Кипятим чай, пытаюсь догнаться одной из баночек энерегетика с японской гуараной, но в результате наоборот отрубаюсь на песке, в позе скелета на Острове сокровищ.

Где-то я это видел раньше

t1220.jpgВ какой-то момент у нас с Максом возникает диалог:
– Сколько мы уже прошли по твоим подсчетам?
– Где-то 450… ну и то, что до конца дня догребем…
– А сколько максимум можем пройти?
– Ну не знаю, километров 700-800, смотря как пойдем. Если вокруг Шмидта, то я насчитал 900, но это вряд ли вариант.
– Я думаю, мы можем пройти больше.
– «Больше» – это сколько?
– Думаю можно пройти 1000.
– …эээ …как ты себе это представляешь…??!!
– Надо подумать, но, думаю, можно.
– Думаю, это нереально, с нашей текущей скоростью мы по дням не уложимся.
– Посчитаем, и обсудим все завтра…

Я немного в смятении от такого поворота событий. Предложение Макса сперва мне кажется совершенно нереальным. Но надо на самом деле посмотреть, какие у нас варианты, и потом решать.

Пора идти дальше, выдвигаемся. Отдых и перекус взбодрили нас, вдобавок стал подниматься обещанный южный ветер. Он разгоняет небольшую попутную волну, и мы ловим её. С серфингом дела идут уже лучше. Добавляем парус, и становится вообще хорошо.

В узкой части пролива ко мне подгребает Макс:
– Идите на дальний мыс, становитесь лагерем, мне надо высадиться, отзвониться по работе.
– Куда высаживаться-то?
– Возле экскаватора!
– Чего…?!
– Ну возле экскаватора! Ты, короче, поймешь, когда туда прибудете. Гребите, давайте!

Индустриальный каякинг

Пожимаю плечами, про Погиби я наслышан. В 50ые годы тут был развернут грандиозный проект по соединению Сахалина с материком, который прекратился после смерти вождя всех народов, оставив после себя памятники советской эпохи индустриализации. Впрочем, после парового катка в тайге, нас особо не удивишь. Догоняю Катю, и мы вместе идем к подобию пристани впереди.

Через двадцать минут, подошли. А там…

Берег усыпан ржавым железом всех мастей – какие-то приводы, цепи, шестерни, катки, баржа, баки… Прямо возле пристани, по гусеницы в воде, на самом деле стоит экскаватор. Его ковш опущен в воду, и набегающие волны раскачивают его, на что он отзывается ржавым низкочастотным скрипом. Сцена из компьютерной игры, я вам скажу – пост Апокалипсис, Сталкер, дополняемый рваным ветром и сильным запахом ржавчины и солярки. И это место назначения.

Аккуратно высаживаемся чуть в стороне от экскаватора. В воде множество острых железок и прочей дряни. Кувыркнуться в арматурину на высадке желания нет. Вижу, что Катя не в восторге от этого места, но вариантов у нас нет. Во-первых, завтра будет циклон, во-вторых дальнейший план мы еще не согласовали, и если мы пройдем дальше, то мы автоматически привяжем себя к той или иной нитке маршрута.

Становимся в тени ржавого остова баржи на берегу. По прогнозу, который стал доступен у меня в телефоне, завтра будет сильный южак, надо прятаться. Довольно-таки уверенный сигнал на 2 палки 3G пробивает из Лазарева, через пролив. На противоположном берегу полуостров, на котором расположен поселок. Полуостров эдаким драконом купается в лучах заката. До ближайшей пресной воды и Погибей 2 км. Берег безлюдный и вымерший. Планета Шелезяка. Воды нет, жизни нет, населена роботами… За водой Катя пошла первой, заодно опресниться. По ее словам, едва она успела намылиться, стоя в бурой солоноватой торфяной воде маленькой речки с мыслью о мишках и о том, что до людей 2 км…как люди материализовались. Именно в этот момент по речке прошла лодка с мужиками, обслуживающими то ли метеостанцию, то ли местный пикет трубопровода. Сложно сказать, кто из них был удивлен больше – Катя или местные. Поселок имеет сообщение с миром практически только по воде. Лодок не видно, но на берегу стоит одна голая женщина…

Кэмпинг “Планета Железяка”, материк и Лазарев на заднем плане

За день пройдено 57,6 км с применением паруса. Полдня штиль, жара, потом попутная волна до полуметра и ветерок 4-5 м/c. Завтра дневка.

День 13, 12 августа 2016 г. «Штормовка в индустриальном парке или decisions, decisions…»
Моя палатка стояла дальше всех от экрана в виде баржи, поэтому уже поздно вечером я сквозь сон стал ощущать, что начинает дуть, ну а когда проснулся в 6:30 утра, порывы чувствовались сильно. Выглянул наружу на пролив – возле берега было более-менее, а вот дальше в фарватере виднелись белые бараны. Может быть не такие большие, но очень частые. Лазарев видно еле-еле. Под звуки начинающегося дождя залез обратно в палатку и проспал до 11.

Штормовое утро

Вылезли с Максом на улицу одновременно, дождь немного утих, и Макс решил воспользоваться паузой для готовки завтрака. Спрятавшись под баржей, он с довольно удрученным выражением лица, неспешно размешивал кашу в кастрюле. Перекусив, мы решили прогуляться, и попытаться найти вход в тоннель. Катю перспектива бродилок по мокрой свалке металлолома не привлекала, поэтому она, прихватив мой томик В.Конецкого, отправилась в палатку. Мы же, прошарахавшись около полутора часов и вымконув до нитки, не нашли ничего и вернулись.

Мокрый лагерь

Чтобы не ходить на реку, пресную воду собирали из каяков, дождь поливал основательный. Катя из своего каяка набрала даже на мытье головы. Макс устроил пробежку босяком по песку.

Грустный кашевар

Было совсем скучно, в очередной раз пообедав в «бомжарской столовой №1», мы отправились играть в «Тысячу». Хоть играли долго, так и не доиграли. В какой-то момент Макс ушел, и я решил поговорить с Катей по поводу дальнейших планов:
– Он предлагает… что??!! – скептически переспросила Катя.
– Говорит можно замахнуться на 1000 км, – повторил я.
– Нереально, просто времени не хватит.
– Вот и я так думаю.
Пришел Макс, и мы уже втроем стали обсуждать этот вопрос. В конце пришли к тому, что 1000 в этот конкретный момент нам никак не гарантирована. Слишком много вводных, но, по крайней мере, мы начнем её иметь в виду, пойдем вдоль материкового побережья Лимана, и посмотрим, как быстро мы доберемся до Амура. Также слегка оптимизировали режим – старт не позднее 9, но будем стараться в 8:30, и поделили на нас троих три приема пищи в день для дежурства. Мне достался обед, Кате – ужин, Максу – завтрак.
Засим мы отправились спать, так как на завтра был намечен очень длинный переход.

Бомжарская столовая №1

День 14, 13 августа 2016 г. «Катин полтос»
С утра тихо, без дождя, но сыро. Пока собирались, Лазарев и пролив закрыло туманом. Вышли, еще раз пофотались с экскаватором и отправились на переход.

Прощай, экскаватор!

После дня отдыха греблось легко, плюс нам немного подыгрывало приливное течение, так что, не смотря на туман, мы подошли к Лазареву очень быстро и сразу отправились огибать его северную оконечность.

Прошли фарватер

В порт-ковше за 3 года ничего не изменилось, он по-прежнему занесен илом, и мы, быстро миновав его, устремились резать Чертову бухту на северо-запад. В отличие от 2013 года, когда здесь разразился настоящий шторм, погода нам благоволила, был штиль, и мы за пару часов прошли совсем неплохую дистанцию, высадившись в районе бывшего пикета Красовка.

Лазарев в тумане
Красовка. Лазарев на заднем плане слева

Время обеда, сегодня мое первое дежурство в таком режиме, пока готовлю, подъезжают местные на Тойта Литайсе, стандартный набор вопросов, интересуются лодкой. Про Частые острова они ничего толком сказать не могут, кроме того что они «заповедные» и туда никто не ходит, ну а те кто туда добирается, имеют все шансы «застрять там на 10 дней». Тем не менее, чтобы разнообразить маршрут, решаем пройти через острова. При этом ясно, что на островах остановиться не получится – на завтра передают погоду близкую к штормовой, а учитывая наш новый план и потерянный день, позволить себе застрять на островах мы не можем. Поэтому решено, поужинать на островах, и затем рвануть на материк.

На подходе к Частым островам

Острова четко просматриваются на горизонте, но до них 20 с хвостиком километров. И тут, надо сказать, мы совершили тактическую ошибку. Прямой курс на острова в определенный момент выходит практически в фарватер на лимане, и т.к. начался отлив, мы гребем против течения на 1.5-2 км/ч медленнее, чем обычно. Из-за этого 22 км мы идем часов 5 и на островах оказываемся совсем поздно, имея в запасе около полутора часов светового времени. А до материка еще километров 8 и это значит, что в лучшем случае мы высадимся в сумерках.

В начале седьмого очень оперативно готовим чай, перекус. Пока Катя ушла в сторону, Макс спрашивает:

– Как там по километражу?
– Близко к полтиннику.
– То есть, сегодня Катя возьмет полтос?
– Ага, километра через два.
– Скажешь мне, когда, – устроим церемонию награждения.

Ужин на островах

Вышли. Материк затянут туманом, поэтому идем по компасу. Естественно, отлив поменялся на прилив, и нас тащит в сторону от материка, в лиман. Первой это замечает Катя: «Как по речке идем – вода уходит на север»… Особого выбора у нас, поэтому веду группу с небольшой поправкой на течение по заранее определенному курсу. На ЖПС меняются цифры: 49.7, 49.8, 49.9… 50.0. Поджидаю Макса, Катя ушла вперед, сообщаю ему об этом.

Догоняем Катю с двух сторон, просим притормозить. Макс произносит торжественную речь: «Конфедерация…полтос…ржавый значок…» Я фотографирую процесс и понимаю, насколько классно придумал Макс. Все наши значки выдывались где-нибудь за чашкой чая, на берегу или дома, а тут – на воде, «в седле»! Видно, что Катя одновременно и довольна, и растрогана. В этом походе ржавый значок от неё сбегал раза три: то не догребли совсем немного, то вмешивался парус. Мероприятие явно подняло боевой дух в команде, и мы даже немного ускоряемся и совсем в сумерках через час выскакиваем узенькую полоску каменного пляжа сразу за мысом Уаркэ.

Катин Полтос.  Награждение в боевых условиях.
Ржавый значок

Некоторое время ищем место стоянки – на берегу не встанешь, в низине возле ручья тоже сплошное болото с кочками. Поэтому уходим выше в перелесок. Ставимся уже в темноте и практически сразу все проваливаемся в сон.

Прорываемся на материк, до темноты – меньше часа.

Это был не простой день: 56.9 км, гребля против течения, нервное напряжение на вечернем переходе. Учитывая прогноз, завтра, скорее всего, короткий день.

Лагерь в комарином царстве

День 15, 14 августа 2016 г. «Недоштормовка»

Дождя не было, а ветра в леске совсем не чувствовалось.
«Добро пожаловать к нам в Николаевскую тайгу!» – дружно скандировали гнус, комары и белоножка, раскачивая палатку с утра. Вся эта компания дружно собралась между тентом и палаткой, в ожидании подачи основных блюд.

Комары и гнус раскачивали палатку всю ночь

Мы быстро сбежали на пляж, где ветер слегка сдувал эту братию, и занялись сборами и завтраком. Штормовой прогноз еще не реализовался, и дабы не терять время, мы решили идти «докуда дойдем».

Пляж, на котором комаров и прочую нечисть сдувает

Спустив лодки на пляж, окончательно расстроив комариную армию, выходим. Около часа идется хорошо, снова помогает прилив, однако, через некоторое время начинает раздувать встречный ветер. На подходе к мысу Джаорэ он достигает такой силы, что мы решаем остановиться на обед перед, а не за мысом, как делали это в прошлой экспедиции. Я, «обедотворец», набираю воду прямо с лодки, поднявшись в устье небольшой речушки метров на 50. При движении с юга вода в лимане становится пресной как раз в районе Джаоре. При приближении к Амуру она так же ощутимо уже изменила цвет с прозрачно-синего на мутно-бурый. Тут стали встречаться калуги. Они выстреливают из воды, как прямая палка, точнее бревно полутора-двух метров и плошмя падают в воду.

Мыс Джаорэ

Перекусываем и идем дальше. Прогноз нас наконец-то догнал, грести против ветра и отлива да еще в проливной дождь, становится если не сложнее, то точно противнее. Проходим огромный стан на м. Хусси, под удивленно-заинтересованные взгляды множества рыбаков, и уходим дальше в сторону одноименной реки, где принимаем решение останавливаться, иначе придется либо уходить глубоко в залив, либо резать еще 15 км к мысу Пронге. Тем более на р. Хусси очень даже ровное место для стоянки.

На подходе к м. Хусси

Как только выбрались на сушу, мыс Пронге, который отсюда видно очень хорошо, скрылся за пеленой дождя, которая быстро приближается к нам. Стремительно ставим палатки и запрыгиваем в них с первыми каплями – настоящий ливень, который немного стихает через 10 минут, но не до такой степени, чтобы выходить на улицу. В результате Катя готовит ужин под пологом своей палатки. Отзвонился домой, и выяснилось, что вчера на последнем переходе к материку у нас вырубился треккер, поэтому домашние запаниковали, когда мы «исчезли с радаров» посреди лимана.

Дело к вечеру, прошли мы «половину дневной нормы», 27.9 км. Встречный ветер 5-6 м/c, дождь, волна около 60 см. Завтра нам предстоит войти в Амур и принять решение относительно дальнейшего маршрута похода. Засыпая ловлю себя на мысли, что раз уж взялись за эту кашу, почему бы не попытаться доварить ее до победного конца.

День 16, 15 августа 2016 г. «Психология»
Мысли материализуются, и утром за завтраком мы снова поднимаем вопрос тысячи. Появившиеся у меня вчера соображения о том, что есть смысл это попробовать, за ночь окрепли, и эту идею я скорее поддерживаю чем, нет. Катя более скептична, а у Макса похоже родился план удлинить маршрут за счет «прогулки» вверх по течению Амура, из-за чего они некоторое время дискутируют. В итоге решаем, что на следующей стоянке всё четко просчитаем и, если все сойдется, приступим к осуществлению.

Первые заездки на подходе к устью Амура

Переход в сторону устья Амура был очень спокойный, гребется хорошо. Тут особо ничего не меняется, разве что стало больше различных плавучих объектов в районе мыса Начбах.  Появились первые “заездки”, стационарные конструкции для промышленной ловли рыбы.

Если неправильно свернуть, то можно оказаться в роли рыбы

Потихоньку подходим к Пронге, я с Катей снова возвращаюсь к теме тысячи. Скепсиса у нее особо не убавилось, и я, размышляя вслух, чисто гипотетически, предлагаю ей, в случае если нужно отдохнуть, остановиться на ночь в Николаевске… Гостиница, душ с горячей водой…пока мы пойдем вверх по течению. Это мое заявление производит эффект разрыва бомбы, и Катя молча, но эмоционально угребает вперед мимо Макса. На его вопрос, чего это было, обрисовываю ситуацию.  «Забей пока, разберемся!», спокоен Макс.

Мыс Пронге

Благодаря своему бурноводному опыту, Катя – приверженец контроля над веслом и никогда не использовала при гребле перчатки. К середине похода состояние рук у нас у всех оставляет желать лучшего, но у нее нет живого места на пальцах. Пластырь в воде не держится, поэтому ежедневно обновляются мозоли, которые теперь выглядят как не заживающие раны.

Зашли в Амур. Традиционная остановка на пляже, возле деревни Нижнее Пронге. Здесь магазин, – у нас пир: колбаса, овощи, кефир и прочие яства. Пока я готовлю, не побоюсь этого эпитета, божественную яичницу, Катя поднимает вопрос потенциального разделения команды ребром. Открыто и прямо обсуждаем все аспекты, и разруливаем ситуацию: никто никого не собирается «сливать» и идем мы единой командой, при условии, что все терпят одинаково там, где надо терпеть.

Божественная яичница

Гребем дальше, появились гадкие водоросли, которые в сочетании с жарой и туманом делают греблю довольно муторной – напоминает участок от Лаха до Уанги. В конечном итоге, догребаем до мыса Вассе – за ним нам известно место для стоянки, но вот незадача, там стоит очередной рыбный цех.

Амур хмурый

Приходится уходить еще выше и, в итоге, мы высаживаемся в очень симпатичном месте, похожем на японский сад бонсай. Правда, тут очередной филиал комариного царства, но это практически стало нормой.

Дот на Вассе

Катю впечатлило то, что даже местные тут носят накомарники. И еще стало очень ощутимо приближение к цивилизации, к людям. На реке стали встречать лодки, на берегах – станы и цеха, мусор, вода в
нижнем течении Амура мутная и довольно грязная.

Еще один лагерь в комариной империи

За день прошли 48.5 км, по относительно спокойной воде.

День 17, 16 августа 2016 г. «Водный мир»
Накануне примерно рассчитали, что если подняться по Амуру примерно на 100 км вверх и потом еще полностью пройти залив Счастья на севере, то к Москальво мы выйдем по километражу примерно на нужную нам цифру (при условии что погода будет благоволить). Этот план мне нравится все больше и больше, потому что в такой конфигурации он неожиданно приобрел дополнительный смысл.

Лирика. Бонсай.

Во-первых, сплавы по большим равнинным рекам на байдарках довольно популярны на западе нашей страны, и мне всегда было интересно посмотреть/понять, почему. Вдруг есть смысл взять и сплавиться по Амуру, скажем от Хабаровска до Сахалина? Полезно будет понять, что это из себя может представлять. Вторая составляющая – пройти по заливу Счастья. Это по-настоящему легендарное место, – мыс Невельского и Петровская коса. Там, где в середине XIX века были основаны первые русские посты в регионе. Там тоже обязательно надо побывать!

Встали пораньше, на улице хорошая погода, наконец, показалось солнышко, но комаров от этого не убавилось. Макс не выдерживает первым и уходит на полчаса раньше нас с Катей, догоняем. Река здесь уже не такой ширины, как в самом устье, но всё же впечатляет – 3-5 км от берега до берега – Амур-батюшка. Сначала гребётся хорошо, но потом течение и поднявшийся встречный ветер отбирают у нас где-то 1.5 км/ч скорости.

Гребля против течения

Тем не менее, Николаевск всё ближе, сначала проходим несколько пристаней, из-за глубокого фарватера в этом месте скорость резко падает до 3 км/ч. Потом уходим к берегу и прорываемся сквозь «лютиковое поле». Хоть и неприятно прорываться сквозь него, оно тормозит лодку и запутывает весла, но очень красиво.

“Лютиковое” поле
Девушки любят цветы
Мужики цветы не любят, они зело мешают грести

Николаевск все ближе, но мы остаемся на правом берегу Амура и заскакиваем на обед в маленькую бухточку, которая, по всей видимости, используется многими для тех же целей.

Крадемся вдоль берега
О, спорт, ты мир.  (Когда глубоко похер, что о тебе думают другие).

Именно на Амуре понимаешь, как много значат в этих богом забытых территориях большие реки. Вся жизнь здесь построена на воде. За Николаевском проходим сначала один, потом второй караваны пристыкованных к другу барж на якоре. Даже не барж, а списанных, похоже, старых посудин всех сортов и мастей. Это целые города на воде, с магазинами, цехами, общежитиями. Всё здесь живёт рекой.

Город на реке.  Это все пристыкованные друг к другу баржи.

За обедом рассказываем Кате, как в прошлый раз переходили Амур и какое это было отчаянное приключение. Воспоминания очень яркие. Сейчас Амур совсем другой и Кате трудно поверить в наш рассказ.

Жизнь на реке

Наша тактика немного изменилась, из-за течения мы прижимаемся к берегу, где оно минимально.  Макс в какой-то момент пытается грести метрах в 100 от берега, сразу ощутимо отстает и нагоняет нас, только вернувшись к берегу. Берега реки живописные, но при этом, к большому нашему сожалению, они сильно загажены. Практически на каждом пригодном для высадки пляжике, кучи каких-то бутылок, банок, строительного мусора. Менталитет временщиков-сезонщиков очень распространен на Дальнем Востоке, и люди не берегут природу.

Догребаем до местечка с названием Какинская бухта.  Не смотря на забавное название, местечко очень даже ничего, здесь небольшой дачный поселок, и «автобусная остановка» прямо на воде.

Бухта Какинская.  Впрочем, не смотря на название, она чистая.

Проходим эту бухту, высаживаемся на короткий чай на противоположном берегу от дач и решаем, воспользоваться перерывом для помывки – прямо в реке, удобно.  Но время еще есть и надо идти дальше..

Слышь, братан, ты кератина не жалей!  А то кончики все посеклись нахер!

В этом месте у Амура огромное количество разных рукавов и проток, разделенных низкими заболоченными островками, поросшими камышом и мелким кустарником. В Какинскую протоку мы не идем, Сквозь камыши и эти острова уходим в сторону основного русла, едва не потерявшись в лабиринтах.

Продираемся через камыши.  Видите Катю?
Амурское небо

Понятно, что для ночевки нам нужно перейти на более высокий берег реки, что мы и делаем. Здесь ширина реки навскидку не более 2 км. На переходе резко теряем в скорости – течение 3.5 км/ч, но это компенсируется феерическим закатом и очень красивым небом.

Гребля на закате.
Практически перешли

Тем не менее, места для высадки и на высоком левом берегу не находим. Проходим деревню Иннокеньтевку, и, наконец, находим подобие пляжа рядом со станицей Метеоров еще западнее.

Солнце почти село

Солнце практически село, поэтому мы стремительно ставимся как есть, на берегу. Сказать, что место бомжарское, – ничего не сказать.

Бомжарский кэмпинг

Ну а для полного антуража подъехали на мотоцикле хорошо “поддатые” местные. От диалога с ними «за жизнь» уйти сразу не получается, впрочем они оказались довольно-таки дружелюбными и, когда мы наконец сказали, что у нас режим и пора спать, они тактично удалились.

День 18, 17 августа 2016 г. «Амурский экспресс»
Проснулись рано, собрались и стремительно свалили, т.к. с утра вид пляжа при дневном свете вызывал отвращение. Идем мимо очередного караван-сарая на воде, на этот раз он стоит рядом с берегом, и мы проходим совсем рядом, с интересом рассматривая баржи с вывесками «магазин №307», «Парикмахерская», а также людей, живущих там. Они рассматривают нас с не меньшим интересом и удивлением.

Плавучий город.  Магазин №307

Мы выделяемся на фоне пейзажа яркими цветными пятнышками, что-тот чужеродное, из другого мира. Вокруг все в очень умеренной цветовой гамме, вода бурого цвета, деревни на берегах не крашеные, покосившиеся, временные лачуги, лодки, которые бегают по реке, тоже сероватого цвета, местные жители носят одежду темных не броских цветов. Яркое и выразительное здесь только небо, оно подчеркивает контраст.

Двигаемся дальше. На реке с утра в будний день оживление, суетятся лодки, тут и там ковыряются рыбаки. Впереди, на небольшой сопке показался поселок Маго. Здесь мы можем принять решение и пойти по протокам в сторону системы озер Ориэль-Чли, или продолжить двигаться по Амуру. Макс ушел вперед, вызываю его по радио, и принимаем решение идти вверх по Амуру. Поднимаемся по реке еще километров на 5, немного поодаль, но в видимости друг друга. В какой-то момент, отстав от ребят, подгребаю к рыбакам. Очень дружелюбные ребята, приглашали к себе в поселок, вверх по течению, вот только незадача – это еще 50 км. Пришлось вежливо отказаться, в связи с чем, мне выдали 2 хвоста кеты – у нас будет праздничный обед!

По другому рыбу не перевезешь.

Распрощавшись с мужиками, догоняю ребят, и мы начинаем искать место для высадки. Как бы ни так! Мы в самом центре поймы Амура здесь все заболочено – вроде сплошные острова кругом, но высадиться на них нет никакой возможности. После непродолжительных поисков, решаем перекусить на воде, и рвануть назад, вниз по течению.

Иннокентьевка

Развернулись, вышли в центр реки, и ахнули. Скорость увеличилась ровно в 2 раза, а местами и больше. Так это просто здорово!  Решаем, что рыбу надо есть с хлебом, а хлеб мы можем купить только в Инокентьевке, куда и выгребаем примерно через полтора часа.

Место высадки будем условно называть «бомжарская столовая №2». Высадились прямо за пристанями на месте, где обычно складируется и отгружается лес-кругляк, о чем говорит масса отходов производства. Собственно, на эти бревна мы и высадились.

Бомжарская столовая №2

Ребята занимаются рыбой, а я оправляюсь в поселок за хлебом, и продуктами на ближайшие дни. Если я куплю здесь все, что надо, мы сможем немного ускориться – в Николаевске рейд в магазины логистически сложнее и займет больше времени. Магазины в поселках не богаты на ассортимент продуктов, наш рацион все более упрощается и приобретает однообразную брутальность – лишь бы сытно, вкусовые качества вторичны. Из круп в магазинах только рис, разнообразим его макаронами. Хлеб местный серовато-белый, слегка черствый, но под конец похода хлеб, а не сухари – это уже праздник. Голодно нам не было, но энергии мы тратим много, и организм требует её регулярного восполнения.

Когда-то я писал, что в самом Николаевске есть ощущение старого провинциального города, русского, материкового. В точности так же здесь есть ощущение русской деревенской глубинки. Если бы не вездесущие японские машины (и японские моторы на лодках, которых тут в несколько раз больше, чем машин), то представить, что мы на Дальнем Востоке было бы сложно.

В поселке разбито крупное рыбоперерабатывающее производство, на котором трудится местная молодежь. По пути к магазину они рассматривает мою ярко-красную футболку с осторожно-осуждающим интересом. Красный цвет на мужчине в Инокентьевке, полагаю, за гранью канонов общепринятого стиля. За последние несколько дней, люди обоих полов, которых мы встречали в окрестностях, были одеты в черное или камуфляж. Без исключений.

В магазине есть всё, правда продавщице не очень нравится факт, что я один покупаю 4 булки хлеба, не нравится это и селянам в очереди за мной (я покупаю много, поэтому собралась очередь). Ловлю себя на мысли: «Что еще такого надо (не)сделать, что бы меня тут (не)побили». А пятитысячная купюра, которая подло притаилась среди соток-пятисоток, которыми я рассчитываюсь, тем более вызывает порцию эмоций в очереди.  Впрочем, трогать бородатое, лохматое, плохо пахнущеее 110-килограммовое тело в красной футболке, по всей видимости, никто не хочет, по крайней мере, днем, поэтому ухожу из магазина с двумя большими пакетами наперевес и с целыми зубами.

В месте стоянки стоит котелок жареной рыбы, с хлебом она великолепна. Состоялся диалог с Максом:
– Сколько хлеба ты взял?…
– 4
– В Пуире хлеба может и не быть. Надо еще две. Да и консервов мало.
– Бл*@!!!

В результате, я снова возвращаюсь в магазин, из которого так радостно ушел получасом ранее. Но очереди нет и продавщица, кажется, даже рада меня видеть. В общем, второй раз затариваюсь недостающими продуктами и иду назад. Быстро собравшись, стартуем вниз по Амуру.

Я сказал гребем? Да нет, мы летим по течению. Скорость по ЖПС около 10-11 км, если идти по фарватеру.

– Назовём это «Амурский экспресс»! – говорю ребятам, они одобрительно кивают головами.

Ближе к 16 часам мы уже совсем недалеко от Николаевска, и тут погода начинает чудить. С утра была дымка, потом в обед все разошлось, и засветило яркое солнышко. Теперь же с одной стороны ползет большая темно-синяя туча, раздаются отдаленные раскаты грома, а с другой стороны по-прежнему светит солнце.

У меня есть радуга!
Но у Макса она больше!

А из-за спины ползет другой, не менее угрожающего вида фронт. Первая туча проходит мимо, но по косым полосами на небе видно, что оттуда льёт как из ведра. Через момент боковое солнце производит феерическую яркую радугу.  Потом, уже совсем на подходе к Николаевску, нас достигает вторая туча – настоящий шквальный фронт.

Шквальный фронт

К этому моменту скорость немного снизилась, и, учитывая небольшой попутный ветер, мы поставили паруса, которые добавили нам еще немного скорости.

Щас жахнет

При виде шквала, мы с Катей, быстро паруса убираем, но не Макс! Макс решил поэксперементировать… и вот шквал… Макса понесло. Катя поворачивается ко мне и с восхищением произносит:

– «А он мятежный, просит бури»… вот же как это выглядит!…

Впрочем, порывы ветра длятся ровно две минуты, немного идет дождь… и всё. Большая страшная туча понеслась за Николаевск, угостив нас в конце радужным мостом с одной стороны Амура на другую.

Радуга через Амур

Выгребаем по полной, и минут за 40 до заката, высаживаемся в нашем старом месте ночевки – недалеко от мыса Чмыррах. Вернее чуть-чуть поодаль, наше старое место занято рыбаками.

Николаевск вблизи

Отличный день. Амурский экспресс увеличил наши показатели на треть – прошли 76.3 км. По одометру мы еще накануне вышли за пределы предыдущего Сахалинского рекорда каякинговой экспедиции. В этот момент ловлю себя на мысли, что есть шанс, что у нас получится осуществить задумку, главное чтобы погода содействовала.

Лагерь перед мысом Чмыррах

День 19, 18 августа 2016 г. «Ускорение»
В 2 часа ночи приехал мотороллер и разбудил всех. Скорее всего, браконьеры по ночам таскают рыбу. Не смог заснуть почти до утра, а подъем ранний. Тем не менее, вышли, практически, как собирались – в 8:10. Ближе к обеду обещали ухудшение погоды, сильный ССЗ ветер, поэтому нам необходимо пройти как можно больше времени в благоприятных условиях.

Из Амура снова выскочили при помощи «Амурского экспресса». Греблось отлично, не было огромного количества противных водорослей, как в прошлый раз, и точно было тише. Когда повернули из устья на север, ветер, хоть и сильный, не дул прямо в лицо. При этом стало ощутимо прохладнее. Еще раз поразился тому, насколько мели защищают тут берега – деревья растут прямо у кромки воды, волнение в берег практически отсутствует (вспоминаем разбитый за пару лет причал на Уанги).

На выходе из Амура растительность вплотную к воде

Немного не доходя до поселка Озерпах, на одном из рыбных станов нас узнали мужики:

– Вы же здесь 3 года назад проходили???

– Проходили!))

К обеду мы уже в Озерпахе, прошли всего 33 км. Высаживаемся на берегу, но в поселок не идем. В этот момент к нам спускается шайка местных пацанов 6-12 лет. Они в восторге от наших лодок, а мы с Максом, явно соскучившись, по собственным детям, с удовольствием им все показываем и рассказываем. Пацаны забираются в лодки, берут в руки весла и имитируют греблю. Тепло с ними прощаемся, фотографируемся, Макс садится в лодку и демонстративно проходит вдоль берега. Пацанам это очень нравится:

– Дядь, заводите мотор!

Приходится объяснять, что на таких лодках мотор не предусмотрен и это, очевидно шокирует их. В иерархии пацанячих ценностей, лодка с мотором в поселке Озерпах эквивалентна, скажем, модному гоночному купэ у городских пацанов.  А тут оказывается, что лодка с «ручным приводом»… Печаль! А может быть концепция лодки без мотора, как средства передвижения на большие расстояния просто не укладывается в головах этих мальчуганов?

Озерпахские пацаны

Уходим, они нам машут, мы им.  Такая теплая встреча в пути. Некоторое время думаю о том, что после нее, возможно они начнут строить свои собственные байдарки из подручных средств. Ведь может такое быть?! В чем-то счастливые дети, живущие на природе и познающие настоящий мир, который у современных деток отобрали планшеты и заставленные машинами дворы.

Стало совсем холодно и уже на обеде мы приоделись, впервые за все время я натянул на себя неопрен.

Холодает, одел неопрен и “почернел”

Подгребаем к злополучному мысу Петах. Амур по-прежнему тащит, но в этот раз сетку мы проскакиваем, как и многие до нее, без проблем. С ностальгией оглядываюсь на наш маленький пятачок, где мы провели ночь в прошлый раз. Как ни странно, это место запомнилось как одно из самых особенных в нашей каякинговой истории.

Мыс Петах и роковой заездок
На этом пятачке мы однажды экстремально ночевали

Через некоторое время подходим к поселку Пуир, здесь в прошлый раз мы ели виноград. Ребята уходят в магазин, пока я готовлю перекус. Возвращаются, не одни – к нам приходит «начальник заездка». Не местный, кажется, из Новосибирска. С его точки зрения мы – достойные уважения балбесы, которым нечего делать. А для женщины занятие вовсе не здоровое. Товарищ разговорчив и явно любопытствует. Вскоре появляется водка, но наш отказ составить компанию его неприятно обескураживает. Тем не менее, истосковался товарищ по общению с «городскими» и, пока мы ковыряемся в трюмах и перекусываем, он развлекает нас болтовней под одиночные залпы. В конечном итоге, с его помощью набираем воду, и быстренько уходим на север, на хорошо виднеющийся вдали остров Белякова. Идем раздельно, так как в конце «чайной» сессии у нас с Максом заискрило, и мы слегка разругались. Уже даже не помню почему.

Пауза в Пуире

Остров на сегодня – конечная точка. Здесь несколько пляжей, хватает места, чтобы поставить палатки. Правда, на пляже, который мы выбрали, лежат два скелета калуги, не крупные, метра по два. Ставимся подальше от них.

Остров Белякова

У нас свой целый остров! Вид шикарный с него, а стоянка закрыта скалами, уютная и безветренная. Вода вокруг еще почти пресная. На повестке вечера – ужин, купание, изумительный закат, ну и Максова стирка с использованием грузового отсека СиБерда в качестве тазика.

Нецелевое использование отсеков Сиберда

Атмосфера вечера была такой упоительной, что мы вытащили ковры на берег, улеглись на них и провожали солнце, рассматривая карты.
Помнится, в тот вечер Макс с Катей дрогнули, пожалев, что не взяли в поселке чего-нибудь.

– Сейчас бы сто грамм, – задумчиво сказал Макс

– А что ж ты раньше то…?!? – сдавленным голосом ответила Катя.

Но у нас спортивный режим и ребята довольствуются чаем.

Стоянку залило солнцем.

А еще мы обсуждаем планы. На одометре уже 794 км, по дням у нас почти неделя, но погода не стабильна. Застрять на этой стороне лимана не хочется, но и сглупить и не посмотреть залив Счастья тоже. Решаем идти и ничего не ждать.

Панормама заката и лагеря

Засыпая, думаю о том, что мы снова в своей стихии – в море! Да еще и на острове Белякова, который мне, конечно, хотелось посетить. Амур великая, красивая, могучая река. Но то, что делают с ней люди – ужасно. Вариант сплава по Амуру за несколько дней, проведенных на нем, в моем списке приоритетов опустился совсем низко.

И луна тут тоже словно люстра.

День 20, 19 августа 2016 г. «В шаге от легенды» и «День божественной кухни»

Макс готовит завтрак. Подъем ранний и стартовать нам нужно в 7. Мы собираемся, едва продрав глаза, Макс поставил вариться вермишель на молоке (чем богаты магазины, то и приходится есть), и пакует лодку. На реакторе вермишель сварилась моментально и разварилась практически до однородной массы. Макс оперативно разложил еду по мискам, но мы возимся около каяков несколько лишних минут. За это время вермишелевая масса отвердевает и остывает, приобретая консистенцию желе или клея с пленочкой на поверхности. Запихиваем в себя каллории и садимся в лодки.

Переход на Байдукова

Утром дует попутный южный ветер. С одной стороны удобно, но из-за него зыбь в фарватере на приливе, где мы идем. Тем не менее, пролетаем 7 км до Байдукова с парусами и выходим в Сахалинский залив. Короткий чай, «сугрев» у костра возле большого буя и начинаем грести на Чкалова. Нам предстоит снова переходить пролив, в котором в прошлый раз было самое сильное течение, в которое я когда-либо попадал.

Станция подзарядки гаджетов.

Так и есть, течение в проливе, особенно рядом с островом, напоминает речку. Макс доходит туда первым, забирается на деревянную смотровую вышку и командует по рации сначала мной, а потом Катей, направляя наше движение и подбадривая из серии: «Давай, Страус, давай! Работаем!» Несмотря на корректировки, из нас никто не выгреб без потери высоты. На фото видно, насколько сильно нас снесло. Зря потратили силы, а Катя добила свое плечо, которое теперь у нее адски болит. Тем не менее, место классное, особенно учитывая то, что кроме нас здесь никого нет – ловцам белух не дали в 2016 году квоту на отлов, и их тут нет.

Снесло метров на 200

После того, как мы вышли из Амура, возникло ощущение, что мы одни в этих пустынных, безлюдных, необъятных просторах. Одни на острове, одни под этим бескрайним небом. В эти дни мы, кажется, становимся суровее, и каждый погружается в себя всё больше. Общаемся не много, шутки становятся все стёбнее, нервы натягиваются, но периодически пытаемся развлекать себя детскими словарными играми, что разряжает атмосферу и скрашивает монотонность.

Обед  – моя очередь готовить. Борщ. Пакет сухого супа на 11 порций такой небольшой, что я не глядя высыпал его весь в двухлитровую кастрюлю, и добавил еще две куксы, чтобы сытнее было.  Борщ получился с консистенцией пюре и слегка подгорел со дна. Не то чтобы завтрак был  изысканный, но борщ был просто адский. Кукса пошла в ход вместе с приправой. Но даже это не помешало нам его съесть.

Готовлю адский обед

После обеда и обследования острова, похохмили на самопальной спортплощадке, погода к этому очень даже располагала.

Давай, давай, не филонь!
Толстый и тонкий.
Вид  на северо-восток
Вид на юго-запад

Набираем воды на Чкалова из колодца (с водой в этих края большие проблемы). На троих мы везем 20 литров воды. Один 10-литровый МСРский бурдюк (Катин) и два 4 и 6-литровых (моих). Сам я от 10 литрового бурдюка я отказался давно, так как в моем каяке его возить крайне неудобно. Тем не менее, Макс отдает его мне, а сам забирает 6 литровый.  4 литровый в игре не участвует. С ворчанием его принимаю, но сразу понимаю, что он мне будет крайне мешать.

Вроде солнце, купальные костюмы… но  что-то тут не так…

Выдвинулись после обеда уже по заливу, и тут нас ждал неприятнейший сюрприз. По-прежнему шел отлив. Мы гребли против него, сквозь, как потом их обозвал Макс «говновороты» – огромные острова из водорослей, которые, медленно вращаясь, плыли нам навстречу, замедляя нас еще сильнее. У меня затекают ноги из-за 10 литрового бурдюка между ног, но это не сравнимо с тем, что приходится испытывать Кате с ее больным плечом.

Прорыв через говновороты

Когда мы дошли примерно до середины Чкалова, поток потерял интенсивность, но появилась другая проблема – отмели. Вода ушла, и теперь мы идем по совершенно непонятным каналам.

Петровская коса

Особенно проблематично вылезать из лодки и идти в районе Петровской косы. Мы гребем, вылезаем из лодок, ведем их, снова садимся, снова вылезаем и так до бесконечности.

Отмели

Наконец, ушли от всех этих отмелей, и подходим к мысу Невельского. Именно здесь было основано первое зимовье Амурской экспедиции в 1850 году, и отсюда началось современное освоение южного Дальнего Востока. Прошли больше 50 км, идти дальше нет смысла, встаем прямо здесь.

Бездонное небо залива Счастья
Мыс Невельского

А вот знаменитый крест, к сожалению, сгорел – за пару месяцев до нашего прибытия произошел пожар, из-за браконьеров, как нам сказали потом местные рыбаки. Хоть потом и поставили замену, она выглядит совершенно не так монументально. Тут же советская тумба и совсем недавняя памятная табличка.

Крест
Памятная доска 2013 г.
Памятник советского периода

Вечер награждает нас фантасмагорией. В широченном Амурском небе ярчайший закат, с двойной полной радугой, грозными тучами всех цветов и оттенков, которые меняются каждые несколько минут. На все это смотрим с изумлением, сюда стоило грести 800 с лишним километров, чтобы прийти именно этим вечером.

Двойная радуга
Атомный закат
Фантасмагория

На ужин готовит Катя. Рис с тушенкой. На реакторе сварить рис правильной консистенции не просто из-за высокой температуры. Чтобы не сжечь, Катя добавила немного больше воды, и рис превратился в клейкую густую кашу. После добавления тушенки и приправы, месево полезло через край кастрюли, имея вид весьма отвратный. «Катя решила отомстить нам за завтрак и обед», смеемся мы. На самом деле, как потом стало известно, у нее в этот момент воспалилась мышца на плече и в процессе приготовления ужина она колет болеутоляющее. Если «есть женщины в русских селеньях», то, наверное, она одна из них. Многие мужики (скорее всего включая меня самого), заныли и слились бы при таких обстоятельствах. Но это не про нашу Катю.

День 21, 20 августа 2016 г. «Рывок» или Сюрреалистический морской каякинг
С утра изумительная погода. Выходим в 7:45 и идем по периметру залива – задача обойти его полностью. В самом дальнем уголке он сильно напоминает западный берег Тунайчи, за исключением ощущения ужасной удаленности от дома. Подходим к Власьево – это небольшой хуторок, где летом проживают рыбаки.  Ребята на рейде на казанке угощают нас рыбой, рассказывают про рыбалку. Конечно, она сильно отличается от сахалинской (ну по-крайней мере в недавнем прошлом), где рыба заходит в невод многими тоннами. По словам рыбаков, 20-30 хвостов в день – хороший улов.

Власьево

Начинает раздувать ветер с моря, нам нужно уходить, иначе он нас сильно замедлит. Течений особых нет, но травы много и мы пытаемся выискивать каналы, проходы без нее, находим. Из достопримечательностей – огромное лежбище нерп по ходу пьесы, такого их количества я не видел нигде. Хотели не пугать их и обойти по касательной, но были замечены издалека, и в один момент, когда нервишки у одной не выдержали нашего приближения, случилась эпичная паника и море закипело.

Шоссе в заливе счастья

На Чкалова мы подходим где-то в 18 вечера. Удивительно, но горного потока, который мы траверсировали накануне, в проливе даже близко нет – стопвода. Решаем, что надо этот день хорошей погоды «выгрести по полной» и идти на Байдукова, в точку перехода на Сахалин. По заливу, даже в темноте будет относительно безопасно.

Стелла на острове Чкалова

Как реабилитация после гастрономических страданий прошлого дня, – основатель и главный шеф-повар фирменной сети мобильных якидзкана-баров «Муравей», угощает нас жареной кетой. (Кстати, впервые это заведение угощало гостей на мысе Круглом на Сахалине в 2010 г.)

smIMG-3655.jpg
18-ый (ВИП) филиал якизакана-бара “Муравей”, 2016 г.
Якизакана-бар “Муравей”, первая точка, 2010 г.

Перед отходом моя очередь наполнять водой бурдюки, что я делаю. На этот раз 10-литровая оказывается в лодке у Макса. Собираемся, пакуемся, готовы выйти, и тут происходит атомный взрыв:
– Гриша, ты охерел? Ты чего мне этот бурдюк подсунул, я его тебе отдал таскать.
– Это не мой бурдюк я вожу свой.
– Да какая разница чей он, я его таскал три дня, давай теперь ты таскай..!!!
– Не буду, мне неудобно, у меня есть свои специально для этого!
Следует продолжительная дискуссия, в которой в крайне эмоциональной форме и с использованием изощренной лексики обсуждаются аспекты упаковки лодок, коллективной ответственности, особенности гребли, а также и близкие и дальние родственники обоих сторон, лодки, Чкалов и Байдуков и прочие-прочих… потом разговор продолжается на воде…

– Ты хитрожопый американец! Вот идешь с тобой, вроде все нормально, а потом раз и такое выкинешь. То бурдюки тасуешь, то сырки чужие жрешь! (помните сырки из первой части?) Как с тобой вообще ходить!
– Отвали! Не нравится со мной ходить в походы, не ходи!!!
– Нет, с тобой нормально ходить в походы, мне нравится, но когда ты делаешь такие вещи!
– Не нравится – не ходи!
….
К диалогу робко вступает Катя:
– Ну раз сырки человек ест, значит наверное организму чего-то не хватает?

И ее комментарий, кажется, приводит нас в чувства, 10 минут идем молча, потом уже спокойно расставляем все точки над «и»… и начинаем играть в «угадай героя».

Здесь, позвольте на абзац отвлечься от дальнейшего повествования. Возможно, многие прочитав последние строки, спросят меня зачем описывать эту внутреннюю кухню, стирать «грязное белье» коллектива на виду у всех. Я пишу об этом потому, что, на мой взгляд, очень важно понимать, что походы с такой степенью физической напряженности имеют не уступающую ей психологическую подноготную. К этому надо быть готовым, если вы предпринимаете что-то подобное. Самая незначительная мелочь в условиях автономного напряженного похода, может обратиться гигантских размеров проблемой. Команда должна быть готова преодолеть это, в лучшем случае мягким разруливанием и спусканием на тормозах, как это делает Емич. Ну, а если некому выступить в роли миротворца, то эмоциональный взрыв – это тоже выход, главное не держать в себе и не копить.  То, что описано здесь, это всего лишь один, наверное, самый яркий эпизод во время нашей вылазки. Были и другие, самые разные споры, разговоры. Но мы находили из них выход и принимали нужное коллективное решение. Поэтому и прошли маршрут, и продолжаем ходить вместе.

Последние лучи – на воде

Но вернемся к повествованию. Солнце опускалось все ниже. Мы шли по центру залива, с удаленностью около 3х километров от берега с каждой стороны. (Когда солнце коснулось сопок на западе, у меня было чувство как у героев фильма Pitch Black, когда последнее из светил на той страшной планете закрывало затмение. Совсем скоро станет темно, и отовсюду полезут фантастические чудовища…)

Щас полезут комары

В нашем случае это были комары! Посреди моря! Прямо на закате их стало очень-очень-очень много. А когда обе руки заняты веслом, очень обидно видеть, как кусают твое лицо! Из-за неожиданной атаки мы пошли ближе к Байдукова – мы с дневного теплого времени были еще легко одеты и хотелось накинуть куртки, вечерело, холодало, опять же кровососам меньше достанется. Вскоре комаров не стало, но и видимости тоже. Стемнело. Шли наощупь, рядом с берегом, периодически упираясь в мысы и косы… восприятие дистанции в темноте сильно искажается.

Около 9:30 вечера взошла луна, и грести стало немного легче, «романтичнее», я бы сказал. Луна была полная и ровно по курсу, как мы шли. В итоге каждый из нас шел по своей личной лунной дорожке! Ощущение удивительное. Вода черная и на ней яркие блики от луны. Размеренный звук весел, тишина, темнота и тут… Макс завыл на луну!  Добавил сюра, так сказать.

Наощупь.  Луна немного помогает.

Дальше – больше.  Внезапно Катя вскрикнула, чем напугала нас. Она налетела на спящую нерпу в темноте. В дно каяка сначала глухо стукнуло, а потом в сторону с всплеском резко шарахнулось испуганное животное. Они обе были весьма перепуганы. Нерпы вообще плохо видят, а в темноте происходят вот такие нелепые происшествия. После этого каждый из нас еще по разу наехал на нерп. Несколько раз мы садились на мель и перетаскивались, настроение было отличное, и мы смеялись над собой, прогоняя чувство усталости.

Когда показалась оконечность Байдукова, а на траверсе вдалеке был Пуир, вдруг мы увидели… Салют! Сначала в недоумении потеряли дар речи… это было похоже на прикол, вроде воя на луну. Ведь полнейшее ощущение, что вокруг на десятки километров ни души, одни мы, и тут, САЛЮТ, естественно это для нас и про нас!

…Потом уже вспомнили, что начальник заездка звал нас на день поселка в Пуире. Повернули за оконечность Байдукова, перешли на ту сторону и луна оказалась в спину. Так совсем ничего не стало видно. У меня был налобный фонарик, Катя с Максом шли наощупь. Старались идти, не растягиваясь, компактно. Около полуночи из воды начала массово выпрыгивать рыба. Я не шучу, и мне это не приснилось.  На свет фонаря стали выпрыгивать по 3-4 рыб практически раз в минуту. Одна из них «дала мне леща» – угодила мне прямо в лицо, от удара упала на юбку, но к сожалению удержать ее не удалось.

Это стало апогеем! Ночью! Под полной луной! После салюта! Получить леща от пеленгаса, не вылезая из каяка.

В этот момент до подхода к нашей точки высадки оставалось всего 800 метров, и спустя несколько минут, примерно в начале второго ночи мы высадились на самой восточной оконечности о.Байдукова. Поставили палатки и в буквальном смысле упали в них. Это был самый энергозатратный и поразительный день для нас длиной в 75 км.

День 22, 21 августа 2016 г. «На остров!»
Поспать мне не удалось. С вечера не закрыл до конца вход палатки, и ровно в 7 утра мне в лицо вылился ушат солнечного света. Пришлось вставать.

Утренний лагерь

Вылез на улицу и обомлел. В протоке вдоль всей оконечности острова на отливе резвились белухи. Их было очень много – далеко и близко от берега, и я насчитал наверное штук 30. Феноменальное зрелище.

Белухи играют в течении

Помимо этого сходил на памятник якутянам, погибшим в этих водах после войны, а также на чаны бывшего рыбзавода, в которых в последнее время держали вылавливаемых здесь белух.

Чаны

На контрасте с впечатлением от вида играющих белух в дикой природе, гнетущее зрелище, хорошо, что в том году здесь никого не ловят. Надеюсь, что и в будущем эту ловлю совсем запретят.

Памятник якутянам


Выходим в 11 часов, погода замечательная, ходовая, совсем не такая как в прошлый наш переход.

На Сахалин!

Фарватеров не чувствуется, хотя мне порой кажется что волны становятся круче. Сахалин было видно с самого начала.

Течение

Ну а где-то после 2/3 пути нам еще и ветерок в спину подул, так что мы поставили паруса и вжарили. И вот, знаковый для нас мыс Тамлаво, уже не впервые мы возвращаемся на остров именно на нем. Доброе место.

Песок сахалинский

Нас встречают знакомые рыбаки, Макс тут был четырежды, он для них вообще местный. А еще тут «таможенный контроль» в виде британского кота, который долго обнюхивает и лазает по нашим лодкам.

Таможенный кот

Жара, хорошо, но надо идти вперед, до финиша еще около 60 км.  Выходим, и начинается бесконечная гребля. В какой-то момент, мне нужно выйти на берег, отстаю от Кати – Макс улетел вперед. Вышел, сделал дела, потом увидел большое бревно присел на него, потом прилег – растянуть немного спину и… уснул! Проснулся через полчаса – вот она накопленная усталость. В лодку и на северо-восток за ребятами. Догоняю их уже в тот момент, когда они давно встали лагерем. Макс спит, не дождавшись ужина, у нас у всех одно желание – спать. Катя подбегает ко мне: «С тобой все в порядке?!» Рассказываю ей о том, как заснул… Все это довольно комично конечно.

Крайний лагерь
22 день экспедиции

Ложимся спать, но перед этим нас в очередной раз природа радует закатом. Это последний закат экспедиции, и мы это осознаем.

Долго стою и наблюдаю за последним лучиком солнца, падающим в море.

Последний закат экспедиции

День 23, 22 августа 2016 г. «Финиш»
Туман, туман, и ветерок. Погода портится. Хорошо, что перешли вчера (как выяснилось позже, над Сахалинским заливом всю следующую неделю висел циклон, и перейти в таких условиях, скорее всего, не удалось бы).  Идем в режиме дуротопа в сторону острова Уш, на котором у нас обед.  Во время последнего обеда съедаем все вкусное, сжигаем то, что не нужно вести домой (прощай, ужасный овес!) и в путь.

Старт в тумане

Погода по-настоящему испортилась, море разболтало, частая неприятная волна.

Унылая погода, унылое побережье

Но мы идем, смотрю на ЖПС, и вот она – долгожданная тысяча – чуть-чуть не доходя северной оконечности острова. Догоняю Макса и сообщаю ему об этом. Он молча с удовлетворением поднимает над головой руки: «Мы сделали это!».

Это тыща, братан!

Переход на Москальво, на пляже нас уже ждет наш большой друг Николай на своем грузовичке и с чебуреками. Окончательная цифра не берегу – 1002 км. Вот это да!

Финишеры

Довольные, счастливые едем в Оху! Вечером теплая компания – пришла в гости Людмила – обмениваемся впечатлениями и рассказами о походах.  Сейчас даже не верится, что чуть больше трех недель назад мы вышли из Ванино на лодках, а сейчас мы в Охе.  Завтра домой – маршрутка и поезд. Все!

Домой

Вместо эпилога

Уфф… после такого текста, мне, автору, как и в конце похода нужно остановиться и перевести дух. Такого длинного похода у нас еще не было, такого длинного отчета я никогда не писал. Соответственно, эпилог наверное будет немного не стандартным. Конечно, я обязательно упомяну, что несмотря на все тягости этого путешествия, вернулись мы из него с чувством глубочайшего удовлетворения. Не знаю, как другие участники, но особенно в последние дни экспедиции, у меня было чувство грани, когда знаешь, что выкладываешься если не на 100%, то очень близко к этому. Пребывание в таком состоянии длительное время, однзоначно трансформирует, поднимает планку собственную: физически, технически и психологически.

На мой взгляд, подход режиме «марафонского забега», имеет два основных условия: во-первых, ты ни на секунду не должен упускать из виду главную цель и твердо идти к ней, но таким образом, чтобы она, своей «глобальностью» не заставила тебя перегореть слишком рано. Поэтому, во-вторых, очень важно быть гибким тактически, и воспринимать каждый день в соответствии с изменяющимися условиями. Примерно так мы шли, прикидывая, изо дня в день, нашу ситуацию, адаптируясь под условия, – где-то выжимали все что могли, где-то притормаживали.

Как видно из описания первых дней второй части, в позитивный исход этой затеи, я поверил не сразу. Чувство уверенности, наверное, появилось, примерно за отметкой 700 км, когда вышли из Амура. Тут, конечно, нужно отметить Макса. Он на этом начальном этапе не дал нам расслабиться и слить затею. Всегда должен быть кто-то, кто в конечном итоге в нужный момент удерживает флаг, даже если это делается по-очереди.

Вообще, чтобы выдержать, команда должна быть готова, должен существовать условный «коллективный договор», когда все готовы идти, выкладываться, терпеть. При этом физическое состояние хоть и однозначно важно, но его одного не хватит. Мобилизационные возможности организма, кстати, огромные, и в повседневной жизни мы используем их потенциал совсем не в полной мере. Поэтому, когда на 4-5 день устаканиваешь походный ритм, если ничего экстраординарного не происхоит, то сил хватит надолго.

Помимо физики, нужна психологическая устойчивость. Марафон изматывает морально и тебя, и всю команду. Стирается все наносное, слои, которые защищают нас в обычной жизни. И тогда остаешься с «оголенным» собой, и не менее «оголенными» товарищами. Да что уж там говорить, особенно в марафонской части у нас искрило очень часто. Но мы смогли не зацикливаться на этих эпизодах и идти дальше.

С другой стороны, марафон был… не таким уж и длинным. Одно из ощущений, возникших уже через некоторое время после его завершения можно сформулировать так: «А можно ли выдержать в два раза больше… в три раза больше?…» Ведь каякинговые экспедиции длиной в несколько тысяч километров – отнюдь не редкость. Ну а ультра-экспедиции уходят за десятки тысяч. Пойдем ли мы дальше, или тысяча удовлетворила потребности? Интересный вопрос…

Т.Ы.С.Я.Ч.А.

в начало

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s