ГАЛАКТИКА КАМЧАТКА

ТУДА И ОБРАТНО, ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ИРЛАНДЦЕВ НА БЕРЕГУ БОЛЬШОГО ХОЛОДНОГО МОРЯ

«Когда весной, вдоль Невы, ветер приносит запахи моря… вдруг сильно начинает хочется снова на Камчатку… Есть что-то особенное, в этом большом холодном море…» 
(c) Татьяна Ивкович, м. Зеленый, Камчатка, 28 июля 2014 г. 

Камчатка случилась неожиданно. В конце 2013 года, когда планировали отпуска, сразу заложил аж 5.5 недельный отпуск с целью участия в какой-нибудь грандиозной экспедиции. Цели к экспедиции определил следующие. Либо это должна была быть экспедиция в по-настоящему океанических условиях, в новых, желательно экзотических местах (и желательно на фоне вулканов). Либо это должна быть длительная (марафонская) по продолжительности гребля, также с элементами повышенной сложности. К последним я относил саму дистанцию (хотелось побить свой рекорд экспедиционный, по возможности разменять четырехзначный километраж) плюс увеличить длину открытого перехода. Под первые условия идеально подходил поход на Курилы, в частности изначально разговор шел про Итуруп. Под второй поход – путешествие вдоль Приморья, Хабаровского края с переходом на Сахалин примерно там, где пролив достигает 45-50 км шириной.

Но вот не сложилось. Сначала от 5.5 недель отрезал неделю на поход на Шренка весной. Не пожалел. Затем, у товарищей пропало желание идти на Итуруп, и поход где-то в Татарском проливе неожиданно стал приоритетным. Одновременно поменялись сроки поездки семьи в отпуск, и «отрезалась» еще несколько дней с конца отпуска – оставив на поход чистыми 3.5 недели, притом, что маячила необходимость съездить по работе на севера ровно в момент предполагаемого старта. Плюс вновь предложенное направление с севера на юг вдоль материка меня не устраивало… В общем, все шло как-то наперекосяк. И тут, неожиданно, приходит инфа от Славы, что на Камчатке ищут сопровождающего группе ирландских каякеров, которые по закону не могут находиться на маршруте одни без человека с пропиской в РФ. Покрывались все расходы, связанные с едой, арендой лодок.

Сроки подходили идеально под остатки отпуска, более того, удавалось съездить в командировку. Учитывая, что Камчатка – давнишняя мечта, куда меня звали уже много лет, и каждый раз, отказавшись, впоследствии, приходилось очень сильно жалеть, отказываться в очередной раз было просто глупо. Посидев с этими мыслями пару дней, я отзвонился товарищам, и сообщил об изменившихся планах. В тот же день купил билеты, со странным чувством… Камчатка, неужели, я, наконец, еду к тебе!?

Заброска длиной 2.5 дня

Пара недель пролетела незаметно, списался и заочно познакомился с ребятами, спланировали стандартные моменты экспедиции – раскладку (которая показалась мне очень странной, но об этом позже), съездил в свою командировку, как и планировал, в бешеном ритме передал дела в оставшуюся пятницу, забыв кое-что в офисе, вернулся в субботу… На автоответчике сообщение от доблестного Аэрофлота: «Важное изменение касательно вашего вылета в понедельник, нажмите 1 после гудка…» и отключается автоответчик после этого. Вызваниваю горячую линию Российских авиалиний – после долгого ожидания, девушка сообщает, что мой первый рейс на Хабаровск перенесен на более поздний срок. На вопрос, а как быть со стыковкой, которая летит ко всем в тарарам, девушка переводит меня на отдел «аджастмента», где не берут трубку в течение получаса. Поездка под угрозой! Но на мое счастье, агентство через которое покупал билеты самостоятельно решило вопрос очень быстро, заменив рейсы на Владивостокские. С одним «но», лететь придется «с ночевкой». План забраться на Авачинской вулкан пошел одним местом. Ну ладно, и во Владике у нас есть что поделать – давно хотел пообщаться с местными каякерами. Пишу Жене, он отвечает в течение получаса – вот уже у меня появилась компания на вечер в понедельник…

В понедельник утром я полностью собран в 4 утра. Баул – 22 кг, сумка с веслами плюс рюкзак стоят в коридоре. Падаю на кровать, чтобы проснуться через 3 часа. В 9 в аэропорту, самолет задерживается. Но в конечном итоге вылетел. Во Владике стремительно приехало такси, и в гостинице примерно через час после выхода с трапа самолета. Неплохо. Созвонился с Женей, наконец-то появилась возможность познакомиться воочию. Он меня встретил, можно сказать, словно давнего друга, хотя встречались впервые. Прокатились на остров Русский, где у нас потенциально будет еще один проект осенью. Душевно посидели в китайском ресторанчике. В общем, каякерам Сахалина и Приморья есть о чем поговорить, что обсудить. Огромное спасибо моим друзьям за традиционное дальневосточное гостеприимство. Очень надеюсь, что мы встретимся еще не раз, в т.ч. с веслами…

На следующее утро – ранний старт, ибо самолет вылетает чуть позже 8 утра. В аэропорту, проверяю наличие вещей (они оформлены в транзит), и в путь – 2.5 часа лета до Камчатки. Обидно конечно, что у нас нет прямого рейса из Южного, хотя бы раз в неделю, но что тут поделаешь, работа авиакомпаний на Дальнем Востоке в принципе убыточна и субсидирована.

Тяжелые фронты приползшие откуда-то из субтропиков остались где-то позади на подлете к западному побережью Камчатки, и полуостров предстал передо мной с высоты 10 км во всем своем великолепии дюжиной вулканических конусов и зеброй снежников на их склонах. Последний раз я пролетал в этих местах аж 15 лет назад, и поэтому прилип к окну, словно 4-летний пацаненок, совершающий свой первый полет на аэроплане…

Наверняка, где-то еще на земле есть такой сумасшедший заход на посадку, как здесь. Ну, где-нибудь в Непале или чилийских Андах, наверное… на высоте 3 км – с правого борта, рукой можно потрогать, вершина Вилючинской сопки, за ним 100 км побережья на юг, разворот над Тихим океаном – и столько же километров побережья на север и, наконец, город, приютившийся у подножья 2-3… да сколько же их тут! – 5 вулканов… я так щелкал фотоаппаратом, что мои соседи недовольно на меня оглядывались. Промелькнула мысль, что очень хочется, чтобы такая погода продлилась хоть немного.

В аэропорту меня встретили Славины друзья Света и Коля, а также Марта. Все замечательные ребята. С Мартой мы договорились встретиться на следующий день, и пока я отправился к Славе домой, транзитом через туристический магазин. Туристический магазин имел совсем неплохой ассортимент, я бы сказал, с брендовой точки зрения даже более продвинутым, чем то, что имеем на Сахалине, по ценам – дорого, но это норма. Нашел практически все, что нужно было и отправился дальше. Ну а через 15 минут пребывания у Славы дома выложил на ФБ сообщение.

«Дальневосточники, как и сибиряки это особая категория людей… В четверг я сидел с парнями в таежном форпосте на краю материка в Де-Кастри, вчера ребята из Владика свозили на супер экскурсию и многое рассказали и показали… Сегодня я в уютнейшей квартирке моего камчатского друга Славы в Петропавловске, хотя сам он в полутора тысячах километров на запад-юго-западе… Дальний Восток, часть земли, где очень многое просто от чистой души…» Не буду развивать эту тему дальше, скажу только одно – когда дышишь с кем-то одним и тем же, это чувствуется сразу… и все мои Камчатские друзья подтвердили этот тезис…

Вечером прогулялся по городу. В первую очередь «Померить Ленина» т.к. по информации от местных статуя Ленина в Петропавловске самая большая на всем Дальнем Востоке. Так как в Южном Ленин у нас тоже не маленький, просто необходимо было убедиться, что есть еще больше… Пришел, пофотал, проанализировал параметры. Подтверждаю официально, это правда, питерский (-к) Ленин больше Южанского. В процессе фотосессии также отметил про себя наличие двойного гала вокруг солнца. Двойное гало в наших краях это – много-много дождя через 48-72 часа… уфф…

Вообще, от центра ПК, у меня лично, ощущение смешения нескольких дальневосточных городов. Сопки как во Владике и у меня на родине в Холмске, но бухта и множество старых-старых домов – это как в Николаевске или Александровске – город российских первооткрывателей… Впечатление самое благоприятное. Прошелся по местной набережной, потом заскочил в магазин с сувенирной и книжной продукцией. Приятно удивила краеведческая секция – материалов на всякие разные темы уйма. Ближе к семи подъехали Артем с Денисом, еще пара родственных душ. Отлично посидели, поговорили, потом они свозили на две обзорные площадки. На одной из них вид был такой… Да что там описывать. Смотрите фото. Красиво, но опять погода на уме… появились перистые «стрелы» в верхних слоях тропосферы… понятно, будет сильный ветер через… 48—72 часа…

На следующий день, с утра Денис отвозит меня в Елизово – где я встречаю вместе с Мартой своих новых напарников – Шона, Айлин и Женю. Погода уже не такая… все еще солнечно, но на юго-западе таскает туда-сюда смурные облака. Ну прям как у нас, погода идет с юго-запада. Ну и ладно. Ребята прилетели слега уставшие, 7 часовых зон и 9 часов в воздухе это непросто. Марта отвозит всех к себе домой, тут у нее очень приятный B&B. После вкусного итальянского обеда, обсуждаем план. Прогноз погоды – аховый. На завтра облачно, дождь, но в принципе сносно. А дальше, может быть плохо. После долгих сумбурных обсуждений на три бессонных головы, решаем, что в городе сидеть нет смысла, и надо идти. Причем по максимуму, аж до бухты Саботажной, что добрых 40 км от точки старта. Ну а если не пойдем, высадимся… там где выкинет, и будем ждать… вы угадали? Конечно – у моря погоды.

Закончив обсуждение отправляемся на рынок за продуктами. Т.к. я в планировании раскладки особо не участвовал, с интересом наблюдаю. Айлин покупает совершенно отличный от привычного мне экспедиционного набора продуктов. Картошка, морковка, лук, огурцы, яблоки… WTF?! Минимум тушенки, макарон и каш. Не вмешиваюсь, но на всякий случай прихватываю по немногу: консервов и сладкого…

После рынка я отделяюсь – есть еще дела в ПК, куда еду на автобусе, а ребятам надо выспаться. В городе сначала встречаюсь с Кириллом и он показывает мне лодки… Моя первая реакция? Следующие два слова: «Он красный!!!!». Это я о Велхо Бигфут, который выделяют мне. В нашей тусовке дюжина Бигфутов, и все они желтые. А тут – красный! Делаа… Остальные лодки – как лодки, о них речь позже. Вернувшись домой, снова встречаюсь с Деном, общаемся про каякинг и не только. Но к 10 я начинаю откровенно падать, и Ден, зная, что мне предстоят сборы (старт рано утром), оставляет меня одного, и я, тщательно упаковываю свою жизнь на ближайшие 9 дней в полторы дюжины гермомешков. В час ночи, когда все собрано падаю в кровать.

День 1, 24 июля 2014 г. «Большое холодное море»

Встал по будильнику. Не выспался, ну и ладно. В 8 утра позвонил Кирилл, удостоверился что ничего не изменилось, ибо у него «идет дождь». У Славы дождя нет, но дождь или не дождь… если мы сегодня не выйдем, то мы не выйдем еще как минимум два дня. Поэтому мой ответ придерживается строгой партийной линии: «Все идет по плану».

В 8:30 меня забирают, и мы перемещаемся на «упаковку лодок», и проделав этот трюк, отправляемся в точку старта – на Малолагерное. Где-то по пути нас догоняет Марта с моими компаньонами и мы через 20 минут в точке старта.

Выгружаем лодки на черный песок залива, видимость… откровенно хреновая видимость. Видно силуэт камня с маяком, но противоположную сторону губы (4 км) не видно вообще… Разгружаем лодки, и другие участники экспедиции с интересом изучают свои. Реакция у них не совсем однозначная. Айлин довольна своей лодкой, а вот Шон и Женя на данном этапе выглядят слегка неуверенными. Но рано делать какие-либо выводы, выносим снарягу, начинаются сборы. Которые длятся примерно 80 минут, учитывая необходимость настроить лодки по кругу. Также, неизвестно откуда появляется наряд пограничников, которые проверяют наши документы. Мои спутники прочувствовали момент, но проблем никаких не возникает. Стражи границы как всегда исключительно вежливы, и выяснив наш статус, также неожиданно исчезают, как и появляются.

К этому времени туман успел сначала подняться до такой степени, что показался противоположный берег, но затем опустился так, что даже островок различить стало практически невозможно, плюс еще стало очень мокро. Но мы – уже на воде, гребем, и первые 10-15 минут такое ощущение, что все те эмоции, все те ожидания, которые так долго скапливались в преддверие поездки – вырвались наружу одновременно. Другими словами – прорвало плотину позитива.

Через 500 метров без предупреждения запеваю: «Эй, приятель, на зюйд поворачивай парус…», к легкому замешательству моих коллег. Хотя, забегая вперед, в последствие, этот опус будет спет еще полторы сотни раз – в связи с тем, что Айлин решила ее выучить.

Догребаем до островка, помимо маяка, тут еще куча птиц, Шон, который является любителем-орнитологом – в восторге. Несколько минут проводим тут, и двигаемся дальше. Но тут возникает проблема. У Шона полностью вылетает руль. Натяжение строп пропало, и он стал совершенно бесполезным. Решаем перейти на другую сторону и высадиться где-нибудь, а там уж ковыряться с этой бедой, так как на воде ничего не сделаешь. Примерно через полчаса прибываем в район м. Углового – тут тихо, и небольшой каменистый пляж, куда мы и выпрыгиваем.

У меня тоже неприятный сюрприз, за 50 минут на воде, в кокпите 2 см воды, лодка протекает, и протекает не слабо. Увы, красные Бигфуты протекают также, как и желтые. Пока Шон и Айлин шаманят руль, откачиваюсь. По всей видимости будет интересно. Вроде руль подремонтирован, отправляемся дальше. Проходим Угловой, за ним красивый кекур «Грэндмаза-рок», как его сразу начали обзывать ирландцы (Бабушкин камень). Ползем дальше, чем больше в океан, тем больше волна и ветер, а вот с видимостью все по-прежнему хреново. Доходим до мыса Станицкого, тут уже толчея из довольно крупных волн, но все пока терпимо, хоть и пошли отголоски океанической зыби. Мыс живописный, но подойти к нему возможности нет – волны ломаются и отражаются, на груженых неманевренных лодках подходить близко – не комильфо. Замечаю, что Шон снова поднял руль – по всей видимости это его судьба до конца похода, что он и подтверждает. Вдалеке виднеется мыс Средний до него почти 4 км – туда и гребем. Море становится все суровей и суровей, и на мысу уже откровенный океанический накат. О том чтобы идти вблизи берега не может быть и речи. Мыс обходим чуть стороной, ибо тут тоже нервная вода, как только становиться чуть поспокойнее, тормозим, чтобы решить куда дальше. До м. Безымянного, следующей точки – около 6 км, но в тумане его не видно… вообще ничего не видно. Решаем резать бухту на юг, и потом идти вдоль берега, чтобы не потеряться.

К этому моменту становится заметно, что Женя медленнее группы – у него тоже проблемы с рулем на новой лодке – на педалях очень сильно затекают ноги, и поэтому он руль постоянно поднимает. По этой причине, Айлин берет Женю на буксир, с целью удерживать ему направление. Они уходят вперед, а мы с Шоном – откачиваем лодки. Прийон и Бигфут два больших решета, за прошедшие 1.5 часа я снова сижу бедрами в воде.

Через некоторое время, двигаясь на юг появляется берег, и даже мыс Безымянный. С этой стороны бухты немного тише, но как только мы подходим к нему, попадаем «в условия». Из множества крайних мысов на побережье Безымянный самый выдающийся в океан – на протяжении многих километров. Соответственно, один из самых открытых, и тут стабильно, 2 метровая зыбь, на протяжении пары сотен метров сильная толчея из отраженных производных этой зыби. В общем проходим все это сосредоточенно группой. Впрочем, за мысом, ситуация не сильно меняется, ветер усиливается, идет дождь, в целом ситуация ухудшается. Берег, как нам известно, живописный, но подходить к нему в таких условиях равносильно самоубийству. Пройдя несколько километров – первая бухта на пути – Спасения. Но спасаться в ней скорее всего не стоит – бухта полностью открыта волнам, и визуально на всем протяжении она белая. На этом этапе решаем, что крайних мысов на сегодня хватит, поэтому будем выскакивать где-то на пляже чуть южнее, пройдя километровый участок скальных обрывов.

В тумане, словно голова Зергула, возникает силуэт камня Копорык – эдакая жуткая корона. Проходим его, и в самом северном краю бухты скалы закрывают пляж и накат самый минимальный. Дальше по пляжу – все белыми бело, поэтому решаем высаживаться под прикрытием скал.

Высадка особой сложности не вызывает, реально помогает естественный волнолом из скал. Оттаскиваем лодки на кромку пляжа, ибо ни у кого сомнений нет – во время прилива с волной пляж будет залит полностью. В траве виднеется что-то типа вагончика – выхожу туда по тропке и обнаруживаю мощное зимовье на основе вагончика с пристройкой. Вагончик заперт на замок, но пристройка не закрыта. Возвращаюсь, и вместе со своими компаньонами решаем, что палатки лучше поставить на траве (место возле зимовья нормально), в случае необходимости – сушиться можно в подсобке.

Дождь усиливается – ставим палатки, развешиваем шатер. Некоторые мокрые вещи – в подсобку, готовка на улице. Я развожу костер, своей корейской «суперзажигалкой», приводя Шона в восторг. Я, в свою очередь, испытываю такие же эмоции, когда меня последовательно угощают первоклассным кофе (кофейник едет с нами!), и затем, смесью, которое я на протяжении всего похода называл «ирландским рагу» – совершенно нетипичная для нас смесь овощей, мяса и соусов. Что же, покупка морковки с луком оказывается оправдана.

Дождь усиливается, и мы постепенно переползаем в подсобку, ибо на улице становится гадко. Начинаем с Айлин учить песню «17 человек на сундук мертвеца», ну и сами ирландцы поют множество разных веселых песен. Также регулярно заходит разговор о медведях. Мои друзья медведей откровенно побаиваются. Их совершенно не успокаивает моя позиция о том, что в первую очередь «медведи в голове»…

Впрочем, вскоре, все, уставшие за день разбегаются по палаткам, включая меня. По тенту стучит дождь, со швов немного капает. Помимо этого обнаруживается 3 дырявых гермы. Везет мне на «дырявость» в этом походе… Нормальный день, 22.5 км – немного, но в океанических условиях, ветер 5-7 м/c в морду, стабильная волна 1.5-2 метра.

День 2, 25 июля 2014 г. «День сурка, первый»

Проснувшись с утра обнаруживаю рядом с собой небольшую лужицу. Но в принципе могло быть хуже. На улице по-прежнему дождь, ветер, на море шторм. Серьезный. Правда, в этой конкретной точке мы закрыты от ветра, и скалы продолжают немного разбивать прибой, но по всей длине пляжа южнее – картина впечатляющая. Огромные валы накатывают, ломаются, накатывают снова. Однозначно есть трехметровые экземпляры. Как вы поняли, день не ходовой.

Перемещаемся в подсобку, где, из-за дождя, и проходит большая часть дня. На завтрак каша, кофе. Знакомлю ирландских гостей с халвой, которая им очень нравится. К обеду Женя достает флейту, и начинает играть различные мелодии – по нотам, тренируется. Айлин и Шон ему подпевают где могут, я развлекаюсь размышлениями на тему, какая реакция была бы у лесника, если бы он вдруг в этот момент зашел. Картина маслом – сидят двое иностранцев, распевают песни под флейту с кофе…

Обед, дождь и шторм продолжаются, иногда туман рассеивается, в какой-то момент показывается громада острова Старичкова, но ненадолго, а мы развлекаемся как можем. Учу своих партнеров играть в «города», в конечном итоге проигрывает Айлин, учитель географии. Динамика игры на английском, конечно отличается от русской версии. В конечном итоге, после ужина, получив не совсем приятный прогноз, под шум дождя отходим ко сну.

День 3, 26 июля 2014 г. «В объятьях океана»

Проснулся в 3:20. От постороннего звука, что-то типа сопения-фырканья. Не самая приятная комбинация темной ночью в одного в палатке на пустынном камчатском побережье. Прислушиваюсь некоторое время, звук повторяется, от греха подальше привожу в боевую готовность фальшфейер. Примерно через 30 минут, прихожу к тому, что звук не меняет своей позиции и идет из одной из палаток. Поняв это вырубился, с фальшфейером в руке. Эти разговоры про медведей уже и мне начинают выносить мозг.

Второй раз проснулся в 6 утра, но учитывая бессонный час посреди ночи, позволил себе провалиться в сон, и повторно открыл глаза в 8. На улице – красота. Ветер стих, светит солнце, открылось живописнейшее побережье. Море… в 150 метрах от берега тишь да гладь, но по всей длине пляжа возле берега ломается мощный остаточный прибой. Не такой как вчера, но на вид очень даже злой, особенно во время затяжных серий.

После некоторых консультаций, решаем, что сегодня надо максимально прорываться на юг, ибо прогноз с завтрашнего дня снова неутешительный. Есть большой шанс того, что туда, куда мы придем к вечеру, станет нашим пристанищем на следующий, а может быть и целых два следующих дня. Поэтому идти надо.

Ближе к 12 мы готовы к старту, буквально на секунды открывается Вилюча, и снова закрывается, фотографировать не успеваю. Впрочем не до этого, старт будет нервный. Волны 1.5-2 метра, где мы, а дальше вдоль пляжа – все 2.5. Классический накат океанического песчаного пляжа. Большая волна ломается впервые в 100-150 метрах от берега, катится дальше, ломается снова, и снова, превращая участок у берега в пенистый суп, с совершенно непредсказуемыми течениями, вдоль и поперек. Первым запускаем Женю, он борется с волнами, попадая в среднюю по размеру серию, в какой-то момент его ставит боком к волне, но он умудряется выгрести до следующей, и прорывается сквозь последнюю линию ломающихся валов. Проскочил.

Дальше Шон. Запускаем его, и он некоторое время выжидает в 30-40 метрах от берега, перемещаясь то налево, то направо. Затем, наконец, он делает рывок, и… мы видим что одновременно с этим начинается новая серия волн. Серия, большая. Но Шон уже прошел точку невозврата, стоять на месте ему нет смысла, поэтому он продолжает грести. Проскакивает уже сломавшийся вал, попадая точно в следующий, ломающийся. Вроде проскочил, но почему-то не движется дальше. Следующий вал не заставляет себя ждать, он больше чем предыдущий, обрушивается на Шона, зажевывает… все… на волнах видно только лодку и барахтающегося рядом гребца.

Некоторое время он борется с волнами, прорывается к берегу. Выходим ему навстречу, насколько позволяют волны, через 10 минут он, наконец, на берегу. Взъерошенный, уставший, но как всегда пофигистически улыбающийся. Оказывается, тот первый вал, который он принял на себя в буквальном смысле раздел его – снял юбку. Обратно встегнуться он просто не успел… Человек выстоял, снаряга подвела… снова… ну ладно.

По всей видимости пришел мой «час икс», чтобы дать Шону отдышаться, решаю выходить. Подтаскиваю лодку как можно ближе, включаю камеру, встегиваюсь. Меня переполняют эмоции… с одной стороны вот оно, то зачем приехал – реальные океанические условия, этот пресловутый степ-ап, если так можно выразиться. С другой, мне просто по-человечески страшновато. Потому что… ну давно не был я в таком прибое, наверное, года с 2010, до травмы…

По всей видимости мои эмоции написаны у меня на лице, и Айлин спрашивает: «Ты как, готов…?». «Да, готов». Следующая реплика: «Меня беспокоит твоя камера». Камера у меня на носу, прицеплена мощной прищепкой и двумя тросиками. Пожимаю плечами: «Мне все равно. Если она должна остаться здесь, значит так надо…». Снаряга существует для того, чтобы ее убивать.

Впрочем, хватит. Это состояние очень знакомо, так сотни раз стоишь над каким-нибудь кулуаром, на лыжах, и надо сделать первый шаг, и вроде готов, но страшно… А как только шаг сделан, поток адреналина смывает сомнения и страхи прочь. Поэтому, вперед! Накатившая волна подхватывает меня, и выносит в «суп». Впереди каша, что-то ломается тут, там… поэтому притормаживаю в этой зоне некоторое время. Мои напарники на пляже что-то кричат, но мне уже не до них, я полностью сконцентрирован на накатывающих массах воды.

В какой-то момент вижу, что за внешней линией прибоя исчезли большие волны, выжидаю секунд тридцать, и начинаю изо всех сил грести на выход. Пара мелких волн проходит мимо, проскакиваю через уже сломавшиеся волны, и оказываюсь в самой опасной зоне. А тут – затишье. Пользуюсь им на все 100%, проскакивая крайний рубеж, и вот уже гладкая вода без пены, плавная зыбь, и Женя тут рядом. Рассказываю ему о злоключениях Шона и мы начинаем наблюдать за продолжением шоу.

Шон и Айлин выходят вместе. Не столь неудачно, как Шон в первый раз, но явно выхватывают по полной. Выходят в разных местах, в конечном итоге подгребая к нам. Айлин – мокрая до нитки, море забрало у нее кепку. Шон говорит что было легче, но что у него есть ощущение что лодка полная воды. У меня тоже есть такое ощущение, где-то в районе пятой точки. Наша цель – обойти мыс Опасный, в 14 км южнее. Оглядываемся назад, в этот момент по пляжу ползет черная точка. Предположительно точка косолапит, по крайней мере ирландцам очень сильно хочется в это верить, я допускаю эту версию, но с такого расстояния все-таки нельзя утверждать что это он.

Проходим мыс Саранный, на его траверзе бУхают большие валы на рифах, гребем через бухту. Остров Старичков остается позади. Зыбь по центру залива – усиливается. 2.5 метра это норма, больше-меньше тут и там. А еще тут нереальное количество птиц, самых разных, что приводит Шона в восторг. Его курс напоминает заячьи следы, он без остановки фотоохотится за самыми разными пернатыми. Решаем, что прежде чем выходить за мыс Опасный, стоит высадиться и пообедать, так как путь предстоит довольно-таки далекий (мы до сих пор не решили – идем до бухты Саботажной или до бухты Вилючинской), ребята выбирают целью водопад на южной оконечности бухты. Подходим – высадиться можно, но высадка будет непростой. Высокий каменистый пляж из неровных булыжников. О него периодически разбиваются большие волны. Сначала высаживается Айлин, потом я. Без особых проблем, хотя волны норовят сбить с ног. Затем Женя и Шон.

Вытащив лодки, пока ребята готовят, я начинаю заниматься лодкой. Факт, что в течение 3-4 часов на дне лодки в кокпите собирается 10 см воды, и, простите за подробности, отмерзает пятая точка и иже с ней, меня абсолютно не устраивает, и я взяв спиртовые салфетки и полотенце, сначала вытер насухо лодку по периметру стыка, а потом проклеил серым скотчем. По имеющемуся опыту с Бигфутами, это должно было слегка исправить ситуацию, хотя проклейки требуют не только стыки, но и люковые соединения, а также переборки. Ну и, конечно, серый скотч хоть «спасет мир», но лучше клеить эпоксидкой. Но по крайней мере, моя задница будет в тепле на час другой дольше.

Обед оказался быстрым перекусом консервами из сайры и остатками черного хлеба с чаем, что в принципе все равно пошло на ура. Пока кушаем, на севере облака расходятся, и вдалеке, над Авачинской губой, показываются вулканы – Авачинский и Корякский. На этот раз фотографируемся быстро, и не зря. Уже через полчаса все снова затягивает. Айлин спускается к воде, и находит очень симпатичную водоросль.

Но время к 4 дня, а нам еще грести и грести. Посему надо стартовать. Старт такой же противный, как и высадка. Конечно тут единственная сложность не попасть под большую «бухающую» волну, что у нас у всех с успехом и получается. Следующее препятствие – мыс Опасный, в 2 км юго-восточнее.

Мыс Опасный соответствует своему названию. Дело в том, что этот самый мыс продолжается длинной рифовой полкой, уходящей мористей на добрый километр и посему на его траверзе, по всей протяженности полки повсеместно ломаются волны. Причем, учитывая, что сегодня послештормовая зыбь довольно-таки значительная, выглядит все это очень и очень неприятно. Не мудрствуя лукаво, наша тактика – выйти как можно дальше и обходить мыс морем. Что мы и делаем, где-то в 1200 м от берега, кажется, что южнее – все чисто, поэтому мы поворачиваем и проходим мыс.

Кстати, уже перед мысом, выходя из бухты, мы начали чувствовать совершенно другую амплитуду волн. Большие, плавные валы накатывали с юго-востока. На траверзе мыса они стали совсем большими, около 3 метров, а порой и до 3.5. Мне неожиданно вспомнился мыс Елизаветы на Шмидта. Именно так мы обходили его, убегая от ломающихся валов у берега. С северо-восточным Шмидта здесь в самом деле много общего – вулканические отроги и утесы встали стеной на пути бесконечной кинетики холодного океана, в яростной борьбе за сантиметры территории – битва, конца которой не увидим ни мы, ни даже наши далекие потомки. Вокруг нет плавных линий и компромиссов. Только суровая северо-восточная Пасифика. Чуть пройдя мыс в какой-то момент кладу весло перед собой, закрываю глаза, чтобы ощутить на себе эту грандиозную мощь.

Разница конечно есть – горы здесь повыше, и это чувствуется, не смотря на то, что они прячутся где-то в тумане. Зато тут нет 3 узлового течения, которое на Шмидта подхватило и выплюнуло нас прямо в Охотскоморскую зыбь, потащив дальше паровозом вдоль побережья. А ведь сейчас бы это помогло, потому что передвигаемся мы крайне медленно. Время неумолимо ползет к вечеру, а нам грести еще добрую пятнашку до мыса Зеленого.

Проходим бухту Опасную, затем Саботажную. В последней просматривается домик, вместе с потенциалом погреться в бане уже сегодня вечером. Но помним задачу – продвинуться как можно дальше, ибо погода собирается испортиться. Тем более такая же возможность, (как нам кажется) будет и на станции наблюдения за касатками на Зеленом…

Из охотоморского опыта мне база представляется, чем-то похожим на то, что можно увидеть у нас Пильтуне, или на Чкалова – несколько стационарных домиков, вышки, антенны, столовая, и конечно же… баня. Ну и конечно «интеллектуальный» момент. Давно для себя пришел к тому, общение с людьми науки в полевых условиях где-то на краю земли, это, настолько эксклюзивно… это как крем-брюле от парижского шефа, после 10 дней тушенки с макаронами… В таком общении можно почерпнуть необычайное количество новой, интересной информации, подискутировать. Делюсь всем этим с моими спутниками, они воодушевляются и поэтому мы дружно решаем, что надо идти дальше.

Зыбь практически не меняется, то догоняет нас в корму, то приходит откуда-то в левый борт. Хоть она и плавная, и у Шона, и у Евгения есть сложности с удержанием курса. Волны слегка все время их как-бы подворачивают и сбивают скорость. Тем не менее мы продвигаемся, и перед нами предстает высоченная ровная и отвесная, стена мыса Отвесного.

В этот момент нас догоняет лодка с рыбаками. Они с изумлением рассматривают нас, (как обычно) предлагают буксир. Сами идут вглубь Вилючинской, ну а про ученых они ничего не знают. По их словам, пару дней назад они их не видели, вроде как нет их… С чем и уходят дальше вперед. Последняя информация немного настораживает, но назад мы точно не погребем.

Прямо на траверзе Отвесного наконец виднеется мыс Зеленый, вышка на нем, и камни Лаперуза напротив в бухте. В этот момент мы решаем сделать сцепку из нескольких лодок, чтобы не терять темп, ибо времени совсем немного. Айлин задает темп в своей лодке, и мы подгребаем практически вплотную к камням Лаперуза, с целью избежать камни по центру залива, а также отливное течение из бухты. Зеленый уже рядом, вышка выглядит подозрительно необустроенно, но я предполагаю, что все, что тут есть – с другой стороны мыса. Гребем туда.

Ну вот, наконец проходим мыс… тут какой-то подвох. С обратной стороны практически отвесные скалы, никаких домиков, антенн, и тем более бани не наблюдается… вообще ничего нет… вот так номер. Правда в самой глубине бухты за мысом, просматривается пляж, на нем люди, высаживаются из лодок. Та-ак… гребем туда.

На полдистанции смотрю наверх, и вижу, что все-таки на пригорке, стоит конструкция, большая стационарная платка, рядом с ней еще несколько поменьше… Подгребаю к пляжу первый, выпрыгиваю, ко мне навстречу выходят девушки, они как раз и есть – ученые, и они вот только накануне заехали. Конечно же приглашают нас в гости. Высаживаемся и обустраиваемся на малюсеньком пляжике, хоть он мне и не нравится – впереди 2 дня осадков, а над нами 300 метров подозрительной породы, и следы сошедших раньше селей вдоль ложбинок… Но вариантов тут в принципе нет, поэтому усилием воли отключаю мерцающий красными в голове маячок тревоги, и ставлю палатку. Раскидываем тент, и уходим к нашим новым знакомым наверх.

Однако, сказать что у ребят условия спартанские, ничего не сказать. Вот она, чистая наука, без вливаний нефтяных грантов и коммерции. Суровый, аскетичный лагерь, ничего лишнего. Это красиво. Ну и еще здесь правит бал молодость. По-моему нет никого старше 35. Наверное, нужно быть безумным романтиком, чтобы вот так, на весь сезон, в модернизированной версии шалаша, на благо науки…

Сидим с ребятами, ирландцы поют свои песни, ребята их слушают, разговаривают на самые разные темы… «интеллектуальный парижский десерт» таки состоялся. Ну а мне эти две группы представляются эдакими путниками в средневековье, встретившихся где-то вдалеке от родных мест. Такие разные, и при этом чем-то очень-очень похожие: обмен новостями, совершенно разнородной информацией. Вот и мы, сейчас, такие разные и такие похожие… В определенный момент запас песен иссякает, градус интереса спадает, и мы, уже в темноте, расходимся. Очень, очень насыщенный и разнообразный день. Пройдено 32 км, легкий ветер, волна до 3.5 метров.

Дни 4-5, 27 и 28 июля 2014 г. «Дни сурка. Второй. Третий»

Просыпаемся на улице туман, дождь не начался, но где-то рядом. В заливе тишь и гладь, но туман сильный, так что мыс Раздельный видно совсем не часто. На зеркале бухты виднеются какие-то точки… смотрю, что народ за ними наблюдает, присматриваюсь тоже… и понимаю, что впервые в жизни вижу каланов в дикой природе. Их штук 7, они как на зарисовках первопроходцев этих мест, на спинках, явно наслаждаются приятной летней моросью, периодически исполняя бэк-флипы. Тем временем начинается дождь.

Завтрак готовим у наших друзей ученых, ирландцы расплачиваются за гостеприимство очередной порцией народных ирландских напевов. Впрочем, это не надолго, через некоторое время ребята решают выйти на воду, и попытать счастья в тумане. Мы же уходим назад на пляж. День на самом деле тянется подобно туману, стелющемуся из местных распадков, особенно этот эффект усиливает тот факт, что мы ничего особенного не делаем. Правда и делать в такую погоду ничего не хочется. В общем, то ленивая хмарь или хмарная лень. Возвращаются ребята, у них тоже не особо. На море, по их словам, неприятно и своих подопечных касаток они не обнаружили. Засим, под звук дождя, день, наконец, скатывается в никуда.

Ночью дождь хлещет не переставая. Ворочаюсь, сказывается безделье, тело отдохнуло, и спать особо не хочется. Наконец, под утро, засыпаю. Встаю уже засветло, дождь уже немного отпустил, и пробил туман так, что видно противоположный берег залива. Возникает надежда, что день даже может не пройдет впустую. Посмотрим.

Главное событие утра – это то, что я обнаруживаю, что каким-то образом ночью вытолкнул ботинок из-под тента палатки, причем так, что все что падало на тент, аккуратно сливалось внутрь ботинка. Водонепроницаемая мембрана, как и положено, удерживает влагу, и ботинок наполнился водой примерно наполовину. Ндаа… с таким количеством дождя, и при такой влажности, в отсутствие печки, перспектива сушки не менее туманна, чем вершина Вилючинской сопки. Ходить мне, в обозримом будущем, в мокром ботинке.

Готовим завтрак под тентом, в «экстремальных условиях». Напрягать ребят третий день подряд не хочется. По крайней мере пока совсем не заставит погода. Позавтракав, ухожу сушить ботинки посредством своей горелки. Сушится не очень, хотя конечно, помаленьку, влага уходит. Но вот, не менее радостное событие – большая песчинка, попавшая на сопло горелки, выпала на надувной коврик, ну и в результате… В моей иерархии испытаний судьбы дырявый коврик намного хуже чем мокрый ботинок, ну а шансы клейки коврика при такой влажности в палатке стремится к минимуму. В общем, у меня появилось дел на остаток дня, хотя я абсолютно честно собирался выйти в бухту и походить туда-сюда. Впрочем, на дворе, хоть и камчатско-хмуро-холодно-мокрое, но все же лето, поэтому все эти промокания, прокалывания, прожигания и прочие походные радости жизни, совершенно не критичны, и относятся скорее к разряду легких неудобств, чем угроз выживанию. Зимой расклад был бы совершенно другим.

Коврик через некоторое время таки склеил. Правда со второй попытки. В это время начался дождь, да и день уже начал клониться к концу. Идем к ребятам наверх, просимся приготовить ужин. Состояние у моих компаньонов немного невеселое, все-таки они приехали за вулканами, экзотическими берегами, а тут такое кино – хмарь, туман, и ушат холодной воды с неба. Хотя для ирландцев это вполне нормальная погода, такие дни они называют Grand Soft Day. У нас скорее Grand Soft Week. Просто жалко времени, когда они еще сюда приедут…?

В процессе готовки подшучиваю над Айлин – она схватила канистру из-под стола, взяла оттуда воду, и в этой воде варит картошку. Спрашиваю ее, уверена ли она, что это вода. Она смотрит с недоумением, я рассказываю ей историю, как однажды мы по студенчеству, так схватили в чужом кабинете на производстве «бутыль с водой» и закипятили в чайнике… ацетон. Айлин в ужасе хватает канистру, нюхает ее и расстраивается… «ребята, я вас подвела, это какая-то химия…» Беру канистру, на самом деле есть запах… китайского пластика, так у нас все канистры пахнут. В общем, отпиваю немого воды из нее, Айлин успокаивается. Ужин и вечер, и самое главное – хрупкая женская психика спасены.

Ужинаем, в этот момент появляются наши хозяева. Немного переговариваю с Татьяной, в процессе она произносит фразу, которую привожу эпиграфом своего повествования. Ту самую: “Когда весной…” Я ментально закрыл глаза, представил себе Питер, набережную Невы и этот морской запах… и мне дико захотелось… куда? Конечно же – на Камчатку! Стоп, тут какой-то подвох, оторвался от своей параллельной реальности… а я ведь и так на Камчатке. У вас так бывает? Когда что-то снится, во сне, о чем давно мечтал, и очень хочется, а оно на самом деле уже свершилось… просыпаешься и осознаешь это сон на яву… Вот такая вот ментальная телепортация, mind tricks… В очередной раз про себя отмечаю, насколько это здорово общаться с людьми от науки… У них настолько отличное от, нашего, гуманитарного, восприятие мира…

Засим, уходим к себе вниз, в процессе решая, что независимо от погоды, завтра нужно идти. Впрочем, прогноз уже не такой плохой, самый хмурый период уже позади, нас ждет короткое солнечное окошко – на послезавтра, ну а завтра море должно быть поприятнее.

День 6, 29 июля 2014 г. «Побег с планеты Дождь»

В 6 утра дождь хлещет по палатке как сумасшедший. Спать! В 7:15 тоже самое. Спать! 8:15 – такое ощущение что я попал на планету Дождь, и дождь и туман здесь вечны и бесконечны. Ворочаюсь в спальнике, ибо барабанная дробь по тенту палатки… не дает уснуть, да и куда уж спать… Единственная радость, что коврик я заклеил хорошо, не спустил он за ночь. Но вот, к 9 интенсивность водных струй с неба уменьшается, ну а к 9:30 – абсолютная тишина. Вылезаю, из своего логова, на улице чисто. Даже на мысе Раздельном не видно пены от разбивающейся зыби.

Вся группа в сборе, на улице, без лишних слов все собираются. Бежать, бежать с этой планеты Дождь! Очень быстро свернули лагерь, сходили наверх к нашим друзьям, сердечно попрощались, пообещав поддерживать контакт. В этом походе я в необычной для меня ситуации, собираюсь первым практически все время, и у меня постоянно свободное время на старте. Минут 15 стою и просто смотрю на то, что меня окружает. Дикий, одинокий мир холодной северной Пасифики. Какой момент…

Но вот, мы все в сборе, готовы. Выходим за мыс, и сразу ощущаем дыхание океана. Зыбь никуда не ушла, чем дальше мы идем, тем больше волны. По ощущениям – около полутора метров. К камням Лаперуза не подходим, а вот рифы которые нас насторожили при заходе в бухту, выглядят не настолько драматичными. Да и мы свежие, полные сил – ищем приключений, и проходим прямо сквозь них. По лицу стекают соленые брызги очередной сломавшейся рядом волны, и я ловлю себя на мысли, о том, как это здорово снова быть в море, на воде.

Скрывается от взгляда наблюдательная вышка на Зеленом, вновь огибаем Отвесный. План минимум – дойти до Саботажной, наше единственное погодно-экскурсионное окно – завтрашнее утро, и мы решаем использовать его для перехода на о. Старичков. Плюс, всем уже очень интересна перспектива бани.

До бухты – около 8 км, где-то около 2 часов, против ветра и встречной волны. Но вот бухта. С южной стороны мощнейшие рифы, прибой, тут не зайдешь. Заходим в бухту по центру, решаем, где высаживаться. По логике высаживаться можно только по краям бухты, и учитывая что накат идет с северо-востока – самое подходящее место – в северной части. Тут волны катят как-бы вдоль берега, особо не бУхают. Но от северной части до бани добрых два с половиной километра, и даже до озера километр, поэтому высаживаться тут слишком энергозатратно. Так как по центру бухты обычно высаживаются только самые настоящие камикадзе, ну а каменистый юг сегодня не вариант, особенно учитывая что у нас нет с собой касок.

В конечном итоге, решаем высаживаться в точке где-то на треть от центра к северной оконечности, в месте, где виднеется корпус баркаса на спусковом стапеле. Логика такая, что хоть и не самый благоприятный накат, но все же не самый сильный. Плюс, раз тут (предположительно) спускали баркас, место должно быть благоприятное.

Первой в атаку идет Айлин, и довольно-таки беспроблемно выскакивает на пляж. Машет рукой мне и Жене, что брать надо севернее, что мы и делаем, выждав, как нам кажется, когда пройдет самая мощная серия волн. Она вроде как проходит, и мы высаживаемся, словно это не восточное побережье Камчатки, а берег Тунайчи… но это только так кажется, не все так просто…

У Айлин четко выработан навык, который вбивают в каякеров и инструкторов на всех буржуйских тренингах по морскому каякингу, а именно – помогать чалющимся каякерам из группы. Нет, это конечно мы все делаем, но у Айлин он на уровне рефлексов, на помощь она бросается при одном виде лодки, приближающейся к берегу.

Собственно, так оно и происходит в этот раз, Айлин бежит к нам, в 25 метрах от своей высадки, начинает тянуть лодки с гребцами на берег, чуть ли не одновременно… Мы ей конечно очень благодарны, лодки лежат у кромки травы… И в этот момент мы видим, что подошла серия больших волн, и лодка Айлин, которую она дотащила до верхней кромки прибоя начинает уплывать… Айлин, бросается к лодке, и дальше все происходит словно в замедленном кино…До лодки Айлин не добегает примерно два метра, в момент, когда 2 метровый вал взрывается чуть ниже. 60кг лодку подхватывает, разворачивает и бросает прямо в ноги Айлин, и сбивая ее с ног. Айлин в струях откатывающейся воды, не встает, на лице ее болевая гримаса, но лодку она держит… Бежим на помощь, вытаскиваем обоих. Айлин не может наступить на одну ногу – удар пришелся четко под колено, с задней стороны. Проблема.

В это время на посадку заходит Шон. У Шона талант, выбирать самые большие серии волн – и на выход, и на чалку. Впрочем, он ловит волну, даже скорее целое цунами, которое образовалось у него за спиной, и изящно на серфе выходит практически к траве. Лодку тащить не надо. Собираемся вокруг Айлин. Характер ее травмы не ясен. Решаем, что делать дальше, в это время вижу, что с юга к нам приближается человеческая фигура. Выхожу навстречу, встречаюсь с егерем Олегом. Он сразу предлагает всем переместиться к нему в дом, потому что: «Вот по тому распадку обычно спускаются хомячки… в полтонны…». Мы конечно же не против.

По тропинке, показанной Олегом, перетаскиваем лодки на озеро. Красивейшая долина, запах цветов и чистейшая вода. Уникальное место. Олег перевозит Айлин на своей лодке, мы передвигаемся на своих. Выгружаемся у Олега, перетаскиваем большую часть вещей в дом.

Европейские участники группы восхищаются «настоящим охотничьим домиком». На самом деле место приятное, два дома оборудованные под жилье, баня, хозпомещение. Из живности – три собаки, 2 кошки и котенок. Тут же вода, огород. Меня же больше всего восхищает скамейка над домом, куда ведет небольшая тропинка. Отсюда вид – прямо на Алеутские острова. Также как со скамейки на Елизавете – с видом на Магадан. Сел, я на эту скамеечку, взял хомячковую черепушку в руку, и подумалось мне о бренности мирской… Хомячковыие черепа отдельная история. Фотографии говорят сами за себя.

Про Олега хочется сказать отдельно. Исключительно приятный человек. Бывший подводник и одновременно художник. Настолько гостеприимного человека я наверное не встречал ни разу, хотя в такой глуши обычно люди как правило исключительно гостеприимны. Приготовил нам баньку, угостил рыбой-икрой, вообще всячески помогал. Иностранцам конечно это немного непривычно. В душевной компании, после баньки с традиционным нырянием в студеную протоку, поем песни, в темноте, и наконец отходим к сну.

День 7, 30 июля 2014 г. «Упрямая ирландская женщина»

Спится плохо. То ли это дым, то ли баня, организм расслабился, и я просыпаюсь несколько раз от головной боли. С утра животные устроили топот, встаем. Небо затянуто, но по всем признакам вот-вот разойдется. Все в норме, Айлин ходит, хотя и с большим трудом. Главное ходит, значит ничего не сломано, и скорее всего не порвано. Пока собираем лодки, небо совсем распогоживается. У моих спутников навязчивое желание увидеть «ну хотя бы одного медведя», поэтому они устраивают часовую экскурсию на обратную сторону озера. У меня, как у «условно местного», такое желание отсутствует напрочь, поэтому я провожу это время в компании Олега и его зверья.

Наконец вернулись «экскурсанты», медведя естественно они не увидели, да и любому ежу известно, что порядочные медведи в 12 дня имеют другие приоритеты, чем поиск «завтрака-туриста».

Стартуем из той же точки, в которой высаживались. Как это принято, солнышко с голубым небом создают фальшивую картину безопасности, хотя на самом деле волна сегодня поменьше. Первой отправляем больную Айлин, втроем разгоняем ее, пытаясь максимально быстро проскочить волны. В результате, метровая волна прилетает и ломается прямо в нее, отбрасывая вместе с лодкой в точку старта. Такого количества ругательств от добропорядочной гражданки Евросоюза мне раньше слышать не приходилось. Огреблись, конечно, все мужчины мира, и мы в частности. Но ничего, со второй попытки выталкиваем ее и она выгребает за линию прибоя.

Женя и Шон следующие, а я впервые в этом походе стартую крайним. Хотя, нет, Олег мне помогает, и нелюбимый мной старт в бухающий прибой проходит вполне сносно. Из потерь – мне свернуло камеру… Гребем на выход. До Опасного – примерно 7 км, погода хорошая, но уже на выходе из бухты вижу, что Айлин чувствует себя не очень. Нога в лодке затекает, и ей от этого больно. Подхожу к ней, предлагаю помощь, но она отказывается. Тем не менее, отстает от группы, и мы ее постоянно поджидаем. Говорю об этом Шону, на что он отвечает: «Не трогай ее, я видел хуже, все с ней будет нормально…» Ну что же, ухмыляюсь вслух: «Упрямая ирландская женщина…», Шон улыбаясь кивает, а мы гребем дальше.

Но в конечном итоге, примерно на траверзе Опасного, который мы снова обходим за километр, боль по интенсивности стала больше чем упрямство, и после осторожных консультаций Шон берет Айлин на буксир. Впрочем, это нужно в первую очередь из-за необходимости контролировать ее направление, так как из-за больной ноги она не может толком управлять кренами, и без руля ей приходится тратить вдвое больше усилий.

Примерно в это же время, начинает дуть ветер. Хорошо что в спину. Старичков в 10 км, идем прямо на него. Открывается Вилючинская сопка. Прям, мажестИк! Шон с Айлин гребут к острову, а мы с Женей устраиваем фотосессию. Старичков самый настоящий птичий базар, приводящий Шона в абсолютный восторг. Моя реакция по сдержанней, к птичкам я ровно, а вот узкий каменистый пляж и обилие продуктов жизнедеятельности пернатых обитателей острова энтузиазма не вызывают. Впрочем вид вокруг нивелирует практически все неудобства.

Высаживаемся, кхе-кхе… в принципе места чтобы встать полно, ну просто мы, сахалинцы, избалованы песчаными пляжами, а тут загаженные булыжники, какое-то разводилово. Но что «нам-кабанам…». Расчищаю место под палатку, ставлю, в процессе слегка покрываясь бело-желтым налетом. Женя рискует – ставит свою палатку прямо у воды, но на очень ровном месте. Шон и Айлин спрятались за утес. В это время снова открывается Вилючинская, в лучах клонящегося к закату солнца делаю несколько кадров. МажестИк. Кекур в 200 метрах на юго-запад напоминает плавник касатки. Снова вспомнились ученые на Зеленом. А кекур на северо-западной оконечности острова – крыло чайки. Сижу, любуюсь всей этой красотой, и в какой-то момент замечаю небольшой «конвой» приближающийся к острову. Сначала не понял, что это такое. Но потом рассмотрел и все сразу стало понятно – это же наши старые друзья из Камфрирайд … Мысленно потираю руки, будет интересно пообщаться.

И вот, нос… два носа ката словно, дракка викингов, бескомпромиссно врезаются в каменный пляж, и как и положено из него выскакивают заросшие хмурые мужики, правда вместо доспехов одетые в Норсфейс и всякие там Окли… и не менее сурово начинают делать все те вещи, которые обычно делают мареманы выйдя на берег… Картина живописная, но тут из тента ката начинают появляться люди… а это кто? Чуть менее суровые выражения лиц, одежка менее потрепанная… наверное это их, викингов знать так путешествует… или может это их пленники?… да сколько же их там?!!! По количеству каяков на привязи (4 шт.), я предположил что к нам прибудут где-то 6 человек… а оказалось – в два раза больше…

Викинги выгрузились стремительно, эффективно и со знанием дела. На берег перекочевывают лодки, кофры, сам катамаран затаскивается практически на камни на весь корпус. Тем временем, высадившиеся начинают разбивать лагерь, палатки. Теперь мне это больше напоминает высадку десанта Некромонгеров из Хроник Риддика. Планета Старичков захвачена за полчаса не оказав никакого сопротивления. Вроде ничего не курил сегодня…

Разбив лагерь и организовав ужин, викинги-некормонгеры приглашают и нас. Тут наша группа немного разбивается. Нам с Женей большой интерес пообщаться с вновь прибывшими, а вот наши иностранцы устали и забрались в палатку. Впрочем, учитывая состояние Айлин это вполне объяснимо. Мы в свою очередь, особо долго не засиживаемся, и тоже укладываемся чуть позже наших товарищей. Сидим с ребятами, сразу находим общий язык. Безумная солянка из местных, почти местных и приезжих. Особенно интересно слушать ребят с материка, их впечатления и рассказы просто наполняют энергией. Свежий хлебушек и сыр тоже как нельзя кстати. За день пройдено около 17 км, волна до 2 м, ветер 5-6 м/c.

День 8, 31 июля 2014 г. «Как туристы в крайний день…»

В 6 утра просыпаюсь естественным образом. Чайки и прочие камчатские бабочки устроили такой концерт, что спать невозможно. По традициям правильных экспедиций, с утра – неплохая погода. Солнца нет, да и вулканы снова затянуты, но зато море шепчет. Бросаю взгляд на палатку. Простите мой французский, но другого более точного слова я найти не могу. Палатку неслабо обосрали. Чертыхаясь про себя начинаю чистить тент, ибо по опыту знаю, чайкин помет если засохнет, вывести практически невозможно, более того оно настолько едкое, что портит покрытие тента так, что тот во время дождя начнет протекать. Однозначно, Старичков это галактический центр – как по красоте, так и по масштабам птичьего гадства. Впрочем, в подобных местах я уже был, но прямо сейчас на ум не приходит где…

Камфрирайд разводит кухню, сидим, общаемся и продолжаем знакомиться. Их путь лежит на юг, за Опасный, поэтому они не тратят много времени и к 11 утра – выходят. Также стремительно-эффективно, как и пришли. Очередная сцена из кино с Вин Дизелем. Каяки выстраиваются в цепочку, словно утята за мамкой (ну это уже не из Риддика), и уходят сначала к кекуру-касатке, а затем в сторону Опасного. Здорово что с ними пересеклись, жаль что так мало. Впрочем, я думаю, не в крайний раз это было. Кстати, кекур-касатка «всплыла», и теперь видно не только плавник, но и верх туловища – спасибо отливу.

Тем временем меня зовут наши, уже на второй завтрак. Присоединяюсь, от второго завтрака на 8 день похода отказываются только балбесы. Да и особо идти никуда не хочется, ментально для меня поход практически закончился, в уме прикидываю километры до ПК. У Айлин с Шоном немного другое состояние души. Сегодня они мне напоминают Урюпинских туристов, в крайний день отпуска в Тае: «На эту экскурсию мы не ходили, на этом пляже не купались, в этот шопинг не съездили…». В общем, они решили помимо всего прочего обойти остров (+5 км) к общей дистанции. Но их можно понять, шансы того, что они вернутся на Камчатку стремятся к нулю, и им надо посмотреть все по максимуму. Поэтому, безучастно разглядывая, прилетевший сверху на ботинок «автограф» от чаек, молча соглашаюсь с их планами. Ворчливый я какой-то седня. Плюс пять, минус пять… а что «нам-кабанам…». Неожиданно вспоминаю, что местное птичье дежавю у меняс мыса Терпения , ну и еще с одного островка в Татарском проливе. Там такие же в точности птичьи базары. Вот только нет трехкилометровых вулканов на бэкграунде.

Выходим через час, против часовой стрелки вокруг острова. Береговая хандра и занудство пропадают в тот самый момент, когда в руки попадает весло. В окружающем мире словно включается цвет. Остров на самом деле, великолепен, а накатывающие океанические волны и хмурая погода придают ему настоящий шарм неприступности. Ну а птахи.. Птахи великолепны. Обходим остров по периметру, самое прикольное место – небольшая рифовая бухточка с восточной стороны. С океана накатывают большие волны, выливаясь через дырки в проливчик ведущий к этой бухточке. Нравятся мне такие места. Обожаю Старичков.

С северной стороны острова – небольшая яхта с рыбаками. Мужики ушли вперед, а мы с Айлин подходим к ней, Айлин первая – пытается общаться: «Мень..я… за-вут Ай-лин, я приехал-а из Ирланд…». К моменту, когда я подрегбаю к ней, лодка уже в 10 метрах. Айлин сидит на месте, со слегка ошалевшими счастливыми глазами, а в руках ее – бутерброд с красной икрой, причем в правильной сахалинско-камчатской пропорции хлеб-икра – примерно 1:1 (курильская пропорция отличается!) плюс стаканчик кофе… И хоть она не понимает нашу икру, это было настолько искренне, настолько по-нашему, по дальневосточному, что по-моему Айлин, как минимум в душе, прослезилась…

Ну а тем временем, наш путь курсом на северную оконечность бухты Спасения, которую мы проходили неделю назад, в совершенно других условиях. Следующая обязательная галочка – лабиринт Белых скал, «о котором говорит вся маххаля»… Тем временем на море трафик, то одна, то другая, явно экскурсионные лодки-яхты проходят мимо. И еще то ли ГИМСовцы, то ли погранцы, которые явно проверяют все эти лодки.

К моменту подхода к Спасения, решаем, что нам срочно необходим обед, ибо время соответствующее. Берег тут затейливый. Обрывы, с множеством утесов, кекуров, микробухточек и пляжиков, на которые можно высадиться только с моря. Сначала на разведку иду я – высаживаюсь «за углом», зайдя в одну из таких бухточек, и машу своим друзьям, выпрыгивайте.

Место приводит меня в абсолютный восторг. Малюсенький пляж, за большим утесом, соединяющимся с морем с двух сторон, причем, сейчас в отлив, перемычка над водой, но явно она уйдет под воду в полный прилив. Мои ирландские коллеги, видя мой восторг говорят: «Ну если тебе так нравятся такие места, то ты обязательно должен побывать в ирландском Донегале». «Да, Айлин и Шон, я обязательно туда попаду…», – думаю про себя я.

В крайний походный обед мы не считаем продукты – устраиваем «пир на весь мир», нормы удвоены, да что стесняться, утроены. Тем временем, прилив пошел – усилилась волна, и вода начала подбираться к месту нашего обеда. Однако Шон не впечатлен: «В Донегале, мы бы так не встали вообще…» Все понятно.

Выдвигаемся. Выход интересный, «из-за угла». Т.е. сначала надо пройти около 7 метров вдоль скалы, и потом выскочить в расщелину между двумя утесами. В это время постоянно приходят 2 метровые волны, некоторые из которых ломаются в вровень в точке где надо повернуть в расщелину. Прикол в том, что волн из-за скал не видно. В общем все, как мне нравится.

Выталкиваем Айлин – выходит, затем Женю. У них минимальные волны. Но вот пошла серия больших, я не лезу. Хотя Шону явно хочется меня вытолкнуть. Понятно, почему он специалист по выходу в большие серии. Волны все не заканчиваются, и не заканчиваются… Но вот, вроде затишье, и я рывками выскакиваю в коварный проход. Волна прилетает и ломается, когда я где-то в середине прохода, но я ее проскакиваю, и выхожу. Ждем Шона, некоторое время, но вот и он, и теперь наш путь – к знаменитому Лабиринту.

А он, тут рядом, в 500 метрах севернее. Лабиринт – несколько крупных отдельно стоящих кекуров с длинным отвесными стенками, между которыми образовались длинные проходы. Лево, по тормозам, прилетела волна, право, снова налево, волна, тормоза. Удовольствие, адреналин, такие же, как каталка по столетнему еловому лесу в пухляке, кто знает тот поймет. Но всему хорошему суждено кончаться, поэтому выйдя из Лабиринта направляемся на север к м. Безымянному, который в 3 км севернее. По пути чуть не выхватываем серию больших волн на отмели, около мыса, но вовремя выгребаем в открытую воду. Расслабилась однако. Но Лабиринт Белых скал – мажорный аккорд на финише экспедиции. Потрясающие.

От Безымянного, потихоньку начинает тащить в сторону губы, чем дальше, тем сильнее, идем на приливе. Проходим еще несколько живописных камней и кекуров, и в районе м. Станицкого начинаем переход в сторону Малолагерного. Трафика на входе особого нет, в какой-то момент прямо перед высадкой на две минуты все вокруг нас заливает солнце. Высадка, люди, город. Концовка, такая же внезапная, как и с сам поход.

ЭПИЛОГ

Мечтал я о Камчатке с тех самых пор, как серебристый Дуглас компании Аляскинские Авиалиний в 1996 году заходил на посадку в ПК для дозаправки во время своего длинного пути из Владивостока в Сиэтл. Уже тогда, захотелось посмотреть на эти огромные, даже с высоты десяти километров, вулканы, подняться на них… Ну а в крайние 10 лет, учитывая увлечение экстремальными видами спорта, фотографии и рассказы друзей побывавших и живущих на Камче, мечта становилась все слаще и актуальнее. И вот, наконец, свершилось. С какими же мыслями я возвращаюсь из этого первого погружения в давнюю мечту?

Во время долгих гребных переходов, когда команда растягивается на несколько сот метров, самые разные мысли, словно волны, накатывают одна за одной. Каждую отдельную не запомнишь, они все разные и их очень много. Но потом, лежа где-нибудь в палатке под звуки тех же волн и перематывая пройдённые километры в уме, множество единиц сводятся к общему знаменателю, и можно сказать, например, «Сегодня море было ласковое», или «Вода была нервная…» и т.д.

Примерно также и с впечатления о Камчатке. Их было настолько много, и были они настолько многогранными, что описать каждое по отдельности невозможно и не хватит многих страниц. Поэтому только самое общее и, на мой взгляд, главное. Первое. Камчатка в сравнение с Сахалином… Частенько я говорил своим друзьям, что Камчатка с точки зрения любителя природы и суровой экзотики, в целом экстремальнее, грандиознее… круче… Ну конечно, океан суровее во всех смыслах этого слова, вулканы и горы выше, снега бОльше, медведи толще и т.д. Но вот пару лет назад, стоя на высокой террасе с видом на десятки километров побережья Татарского залива со Славой, высказал ему это мнение. На что он возразил, что в точности также и у Сахалина можно выделить многие экзотические вещи, которые вызывают у приезжих примерно такое же отношение к нашему острову. Ведь дело отнюдь не в «повышенном градусе» экзотики или экстрима. Дело и в умении увидеть «зеленую траву» с обоих сторон забора. Объехав полмира, я в теории всегда понимал это. А вот прочувствовал, только в паре Сахалин-Камчатка. Сахалин + Камчатка = ???

Очень поразила степень развитость туристического сервиса, как индустрии на Камчатке. Понятно, что сюда едет вся страна, даже, можно сказать, весь мир, и что Камчатка по сути это хорошо раскрученный бренд. Но чтобы бренд оставался раскрученным, нужно «поддерживать марку». И ребята, живущие здесь очень достойно с этим справляются – уровень сервисных организаций очень высок. То что делают ребята из Камфрирайд в своей нише, или Марта в своей оставили самое благоприятное впечатление. Всячески и всем буду их рекомендовать.

Отдельный кластер мыслей об океаническом каякинге. В составе совершенно незнакомой группы в совершенно незнакомых условиях. Получился очень интересный опыт, хотя многие мне сразу сказали что это авантюра. В самом деле, здравый смысл подсказывает, что неизвестных в походе должно быть не больше одного или максимум двух. Хотя пререквизиты группы были известны заранее, предсказать как все реализуется на самом деле невозможно. Понимал это и все равно решил пойти. Потому что элементы неизвестности – это конечно дополнительная нагрузка, но с другой стороны это всего лишь другая форма собственного роста. Сверхзадачи на поход не ставилось, переходы были небольшими, цели были гибкими и т.д. – в целом, благоприятная обстановка чтобы поработать над способностью к адаптации к этому самому элементу неизвестности. Что и, считаю, удалось, сполна и вполне удачно. Понятно что в режиме экскурсии, в режиме спорт так бы не получилось. Но если не выходить за рамки собственной зоны комфорта, то как расти? В 17ый раз обойти Аниву…?

Тихий океан вызывает глубочайшее уважение. Условия серьезные, опять же сравнивая с островом, такое можно увидеть на северо-востоке. Тот самый «повышенный градус» экстрима, о котором говорил. Побережье сложное, не прощающее просчетов в планировании и отсутствия навыков. Вода не то чтобы сложная, но на корытах соваться нельзя. В общем, идти здесь в поход, либо с соответствующим опытом, либо в сопровождении опытных гидов. Камфрирайд вам в помощь.

Еще одна мысль, пришедшая во время бесконечного дождя, это то, что 8-10 дней это наверное наименее оптимальные срок для каякингового похода. Нет конечно можно выхватить замечательные, допустим, 7 из 10 дней и все будет «тип-топ». Но в суровых условиях северных дальневосточных морей, где любой циклон растягивается на 3-5 дней – он просто убивает вам весь поход. Что-то такое получилось у нас, гребли 1 день, 2 дня зависли, гребли еще один день, потом еще на 2.5 дня… и уже надо стремительно грести назад. Вместо запланированных 120 на юг, ушли где-то на 60 км, потеряли кучу времени. Понятно, что сложилось, как сложилось, но я к тому, что чтобы не расстраиваться, надо было сразу закладывать две недели и расклад был бы другой. Короче, галочка для самого себя, 10 дней – не очень. Либо 3-4, либо 14+. Готов подискутировать на эту тему.

Ну и самое главное. Осталось впечатление, что Камчатка – это такая огромная, необъятная книга, которую взял с полки в библиотеке, открыл, и всего лишь прочитал предисловие. И теперь надо бежать по делам, а читать эту книгу хочется все дальше и дальше. Поэтому уходя из «библиотеки», уже прикидываю про себя, когда удастся снова вернуться и читать ее дальше. Конечно, с таким «библиотечным» раскладом вряд ли удастся прочитать эту книгу полностью. Ну чтобы «от корки до корки»… надо сюда переезжать и жить. Вряд ли. Но какие-то главы я обязательно прочитаю. Может и не раз.

В конце хочу сказать огромное спасибо: Айлин, Шону и Жене, за то что согласились взять меня в этот поход, Марте Мэдсен и Юрию за гостеприимство и организацию, Мстиславу Соколовскому и Кириллу Серегину, ну и всем ребятам из Камфрирайд за снарягу, консультации и всяческую поддержку, Денису Кривогорницину и Артему Громову, ученым с мыса Зеленого, и персонально руководителю отряда FEROPSТатьяне Ивкович, конечжно же Олегу из Саботажки, Жене Пафнутьеву из Владика… ну и всем-всем-всем, кого не назвал, ну и конечно тебе – великолепная, загадочная, изумительная, гостепримная галактика Камчатка… я обязательно вернусь к тебе…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s