САМАЯ КРАСИВАЯ ВОДА НА ЗЕМЛЕ

После каяк-экскурсии на Камчатке, в 2014 году все же осталась «некоторое грЕбная недосказанность». Нет, Камчатка на каяках был совершенно бесподобна, но как ни крути, нагребли мы в конечном итоге чуть больше 100 км, что на экспедицию, в принципе как не тяни, не натянешь.

Насколько я понял, примерно таое же ощущение сложилось и у Емича, в очередной раз обрулившего Аниву. Ну а другие члены нашей прошлогодней «отпускной команды»: Цифра, Визирь и Миша, в течение прошедшего года таки или иначе высказывали ностальгию об осеннем приключении. Что же сказать, Крильон 2013 получился квинтэссенцией каякингового отпуска. И всем хотелось повторить что-то подобное.

Вообще, про Приморье мы с Емичем думали некоторое время. Лет 5-6 назад в очередной раз обсуждая планы на грядущий сезон, он озвучил идею похода в Приморье: «Давайте посмотрим на Приморье, там ведь… острова…». Идею практически сразу оставили, ибо на родном острове на тот момент было огромное количество белых пятен, да и логистика перетаскивания лодок на материк и обратно казалась абсолютно монстрической. Тем не менее, карты, буквально излучающие ауру первопроходчества названиями «Архипелаг Римского-Корсакова», и «Архипелаг Императрицы Евгении», в сочетании с причудливыми очертаниями берегов, и двумя дюжинами больших и сотней мелких островов южнее Владивостока, поддерживали мысль о каякинге в тех краях. Время шло, и в Приморье, также как и у нас, зерна морского каякинга дали всходы. Где-то на мордокниге проскакивали какие-то фантастические фотки, мы узнавали про лодки, отправляемые во Владик от диллеров, были и сайты и всякие на них обсуждалки, но прямого контакта с братьями по разуму у нас не было.

И вот, совершенно неожиданно, кто-то из наших, уже не помню кто, ремонтируя шверт на Сикрузере, попросил меня узнать, у шведского производителя как правильно его обслуживать, дабы сей важный элемент стабилизации лодки перестал ломаться. Неожиданно шведы ответили, и за одно дали контакт Жени во Владивостоке. Сначала мы переписывались, потом я набрал его номер, и вот неожиданно, сахалинцы узнали, что на той стороне японского моря есть если не цивилизация, то, как минимум колония каякеров-энтузиастов, таких же, как мы сами. С того времени прошел год, контакт с Женей поддерживал, и когда возникла идея о походе по островам, обратился к нему за мнением.

Женя откликнулся, скинул примерный маршрут, который показался исключительно привлекательным. Дальше, по дороге на Камчатку мы состыковались, и он показал мне место старта, ну и выяснилось, что тащить свои лодки вообще не нужно, а можно взять у него на прокат.

Ну а в следующий раз я был снова проездом во Владике, и опять, с подачи Жени, во время 6 часовым перерывом между самолетами, сгонял в офис заповедника и получил разрешения на посещение. Ну а когда аэробус Азианы понес меня на юг вдоль Китайской границы, я посмотрел на наш маршрут сверху.

День 1, 20 сентября 2014 г.«Архипелаг Императрицы Евгении»

По идее после вылазки на Камчатку мои сборы должны были пройти быстро. Стандартный большой баул, рюкзак плюс сумка с веслами. Отсекается все лишнее. Хорошо отсекается. Но то это – тут, то то – там, и в момент, когда голова падает на подушку, будильник показывает 3:33.

Так получилось, что я летел чуть позже ребят, и поэтому из аэропорта на такси отправился сразу в точку сбора. Народ к этому времени произвел закупки, и чуть после обеда мы собрались на точке старта – на Вятлина, в том самом месте, куда Женя возил меня прямо перед Камчаткой. Тут был и Женя с лодками, и еще Александр с супругой, которых на этот момент мы не знали.

Немного общаемся, ребята нам на самом деле рады, им также интересно, как и нам. Но у нас сборы, и это сильно отвлекает, общение решаем оставить на момент нашего возврата. Сборы вроде стандартные, но не покидает одна мысль. Не могу припомнить, чтобы на выходе мы бы вот так собирались, и было вот так тепло – погода звенит по всем параметрам…

Стартовали в 15:20, с северной стороны Вятлина, обходим сам мыс. Как всегда, первые гребки похода, это смесь энтузиазма, адреналина и просто хорошего настроения стекающая искрящимися каплями по черному карбону вёсел. А здесь все это сочетается с легким встречным освежающим бризом, бездонным, нежно-голубым небом над головой, и бездоным хрусталем лазурного оттенка в 10 сантиметрах с обоих бортов, купающимся в лучах теплого южного солнца. Флотилия из трехцветного светофора Сибердов и морковной двойки Вилдернесс, с пятью, не перестающими улыбаться физиономиями двигается на юг.

Однерки Cиберд Экспедишен МВ нам любезно предоставил в прокат Женя, двойку Вилдернесс НорсСтар – Аркадий. У Юльки с Сашкой возникает недодежавю. Вроде лодка, своя, но все вокруг какое-то не наше. На самом деле, теплейшая вода, вокруг какие-то белые яхты, катера, силуэты островов впереди. Это точно не Сахалин… вообще мы в России???

Обмениваясь этими впечатлениями, мы перемещаемся к мысу Тобизина. И опять все не так, скалы здесь совершенно другие. Идем прямо под ними, я щелкаю налево и направо, окрикивают ребята. Они нашли огромный грот. Реально большое, правда, как потом выясняется, искуственного происхождения. Заходим в него, Юлька немного боится.

Блин, ну круто, эти отвесные скалы, вода, которая из лазурной вдруг стала изумрудной. Вода – ТЕ-ПЛА-Я!!! Выходим из грота, проходим мыс, на которому куча народа и начинаем очередной переход в сторону о. Шкота. Движения на воде здесь значительно меньше, цвет берега сменился с сероватого на кирпичный. Т.к. у нас не было обеда, решаем, что пришло время для раннего ужина и дружно выпрыгиваем на пляж. Изначально был план высадиться у ручья, но таковых не просматривалось, и выпрыгнули там, где пляж казался наиболее гостеприимным. Как мало мы знали о Приморье на тот момент!

А тут первый неприятный сюрприз. Пляж буквально засыпан пластиком. Такого на Дальнем Востоке я еще не видел. Оно легко объяснимо, сюда выкидывает мусор практически всего Владивостока, если не Приморья, но объясняй, не объясняй, это было неприятно.

Перекусили на камнях, мы колбасой, ну а Андрюха – успел дернуть колючих местных ежиков, и отправилось дальше. Во время ужина, я отзвонился Жене, уточнить, где лучше встать, особого плана у нас не было, и он сообщил, что помимо нас в районе еще парень с девушкой – Таня и Саша, выдал мне Сашин телефон, и посоветовал с ними пообщаться.

Дело катилось к вечеру, мы стартовали, и прошли остаток кирпичноокрашенной восточной оконечности Шкота и выскочили в пролив между Русским и Рейнеке. Тут же группа мелких островов, на одном из которых расположились наши визави. Обходим мелкие острова, и на втором из них – Наумова находим наших друзей, выскакиваем на берег и завершаем гребной день.

Отмечаю про себя, как низко у воды стоит их палатка. Они убеждают нас, что это совершенно нормально, учитывая, что мы на оконечности острова, закрытого со всех сторон, звучит правдоподобно, становимся низко сами. В лучах красивейшего заката проходит яхта. Звезды. Тепло. За день прошли около 15км.

День 2, 21 сентября 2014 г. «По островам в припрыжку»

Хотя мы были на тот момоент с Владивостоком (из-за недразумения в 90-х) в одном часовом поясе, за счет более западного расположения, солнце здесь встает позже. Проснулся прямо перед восходом, выполз на улицу, окрыл рот, чтобы зевнуть, и так и застыл в таком виде. Вернее незакрывая рта начал срочно доставать всю имеющуюся фототехнику. Рассвет был брутален. Наш маленький лагерь, оказался залит каким-то инопланетным розоватым светом, словно сквозь небольшую брешь между облаками и островом светила не домашняя звезда солнце, а буровой луч с корабля капитана Нерона, готовящегося уничтожить планету… Но через пару минут Ромуланесолнце ушло за облака, все приобрело свои привычные цвета и каркание ворон окончательно вернуло в реальность.

Упаковка лодки на второй день экспедиции, это еще то действо. Это уже не первый день, когда между вами вообще никакого взаимопонимания и уважения – пихаешь в нее, пихаешь, а оно не лезет. На второй день получше конечно, но полной гармонии и понимания с полуслова еще нету, вроде уже лезет нормально, но без кайфа от собственой эффективности. Особенно, если лодка незнакомая, но про диковинные для нас на тот момент Сиберды я расскажу немного позже.

А еще все утро мы общаемся с Сашей и Таней, и у меня стойкое ощущение, как будто встретил каких-то дальних-дальних сородичеей… что вроде мы из «одного племени», по две руки, две ноги, одна голова, и очень похожий язык… Но есть ощущение, что мы все же из разных кланов. Такие же увлеченные каякеры, как и мы. Но повадки каякерские у них другие, весла и снаряга другие. Опыт другой, отношение к воде тоже другое. С интересом узнаем какие-то неизвестные для себя вещи, делимся чем-то своим. Не зря буржуины придумали всякие свои семинары, куда съезжаются каякеры из самых разных мест. Без обмена информацией, опытом, мы все начинаем вариться в своем соку, и, помимо всего прочего, я считаю, теряем очень многое.

Накануне, по-дороге попытка найти хотя бы единственный источник воды, окончилась безуспешно, и закралось неприятное ощущение, что с водой будут проблемы. А воды у нас от силы еще на один день. Задали вопрос нашим новым друзьям, на что они сказали, что ближайший источник воды – магазин на Рейнеке, в 3 км на юг. Что потенциально вода может быть на Рикорда, но ее точно нет на мелких островах заповедника. В общем, предопределили нашу первую контрольную точку.

Вскоре наши визави отправились в сторону метрополии, а мы, понаблюдав за их отходом (а также, как полагается, братьям каякерам подробно обсудив состояние весла, лодки, стиль гребли, ну и все такое…), завершив упаковку, направили носы своих лодок в сторону Рейнеке.

В какой-то момент я замешкался, то ли фотал, то ли задержался на старте, так что эскадра ушла вперед метров на 500. Издалека было видно, как они резко свернули в сторону, и подошли к лодке в 150 метрах к западу, после чего лодка резко сорвалась, и пошла в ту сторону, откуда они пришли. Наши снова повернули на юг и погребли прежним курсом. Лодка же, через какое-то время, пошла прямо на них, подошла вплотную, произошли какие-то манипуляции, и, наконец, ушла на север. Смысл всей этой движухи с растояния полкилометра представлялся бесмыслицей полной интриги, так что я поднажал на древко весла и минут через 15 нагнал своих.

– Что это было?

– Доставка морепродуктов под заказ, – загадочно ухмыльнулся Емич

– Чегооо… ???

– Да так, типа приморское гостепримство. Водолаз вот всплыл, так рад был нас видеть, что гребешка подогнал…

– Че, прям так взял и подогнал…?

– Ну… почти, – сказал Емич, кивая на 6 здоровенных раковин у себя в лодке.

В общем, он не обманывает, водолаз реально был рад нас видеть. Нет, конечно, это не то, что в районе Рейнеке гнездо водолазов-филантропов, фанатеющих от проходящих на ними каякеров. Просто чувак нырял, набрал две питомзы гребня, а его напарник в лодке задрых. Лодку течением снесло на 150 метров и наш водолаз-филантроп-горемыка, завис. С тяжелыми питомзами далеко не уплывешь, докричаться не докричишься, а бросать жалко. Ну а ребята помогли, чем смогли, и совершенно честно добыли деликатес к планируемой вечером ромовой вечерине с видом на заходящее солнце…

Дальнейший путь до поселка особо ничем не отличался, западнее остался довольно-таки симпатичный северный участок заповедника, ну а через 30 минут носы дракк сахалинских викингов устрашающе синхронно воткнулись в главный поселковый пляж Рейнеке. К нашему удивлению, ни ужаса, ни удивления в лицах местных жителей не было, ну и правильно, людей проживающих на острове удивить лодкой, хоть и такой странноватой окраски и формы, сложно. Распросив дорогу, мы отправились по центральной магистрали, кстати, улице Сахалинской, к ближайшему киоску, где был закуплен трехдневный запас воды, немного всякой всячины, сигареты и т.д.

По дороге назад, Визирь отреченно-мечтательно разглядывая местные домики-огороды произнес:

– Чуешь запах…?

– Чувствую… запах не морской, полевой какой-то что ли…

– Да нет… то есть да, но я о другом, здесь запах… не сахалинский… я ведь сам местный…

– Ааа…

И вспомнилось мне, как, возвращаясь откуда-нибудь на родной остров, выходя из самолета, вертолета, парахода, вдыхаешь этот запах сахалинской июльской утренней травяной прохлады, и сразу ощущаешь себя дома…

Но о чем мы. Нам надо куда-то на юг. Вернее мы предположили что куда-то – это о. Желтухина, практически самый южный во всем архипелаге, дальше только заповедник, и следующий архипелаг. А на Желтухина, по рекомендации Жени, точно не будет людей, но зато буду винтажные танки, раскрашенные в радужные цвета. Зрелище интересное рассудили про себя мы, поэтому идем туда. Туда это +15 км в южном направлении. Таки гребем.

Рейнеке обошли с запада, ничего особенного не увидев. К сожалению, не зашли на о-ва Пахтусова, живописную гряду кекуров к западу и сразу вошли в Амурский пролив между Рейнеке и Рикорда. Тут была, аж 30 см волна, но она заставила меня опустить руль,так мой Экспедишн начал рыскать, в отличии от моих невыпенрдивающихся товарищей, особо не стесняющихся сего дивайса.

На северной оконечности Рикорда красивые скалы, распадки, такие в которых, на Сахалине всегда есть вода. Высадились, пошли искать воду. В конечном итоге, ее так и не было, поэтому пошли дальше, вдоль восточного побережья. Здесь конечно было красиво, гроты, скалы, в один мы даже зашли пофотаться, но время начинало поджимать, поэтому топили вперед, срезая бухту. Воды так мы и не нашли. Вообще мне подумалось, что Рикорда это такая миниатюрная копия курильского острова Шиашкотан. Две сопки (там два вулкана) соединенные небольшим перешейком.

Впереди виднелся камень Льва (соотвественно на Льва похожий), остров Моисеева, и за ним кусок острова Желтухина, куда мы и гребли. Хотелось уже высадиться, потупить на пляже, а то уже второй день у нас какие-то сборы, упаковки, разборы, и передвижение – от рассвета до заката.

Пройдя Моисеева, стало понятно, на какой пляж нас отправлял Женя, и то, что мы увидели, не радовало. Несколько шатров, шезлонги, два катера и яхта. Куча народу, явно веслого. Танки стояли, 4 разноцветно-ржавых Т-34ки, к ближайшему из которых отправилась тетка, явно с целью пометить территорию.

Желания высаживаться и знакомиться не было, прошли мимо, вышли за остров, но там подходящего для высадки места не наблюдалось. Что делать. В заповедник мы тоже у же точно не догребем, назад идти не хочется. Начинали вспоминать, что нам говорили местные и осматриваться.

Среди прочих островов, к западу километрах в трех виднелась таинственная черная форма.

– Это что там?

– Это остров Циволько.

– А там что?

– Женя сказал делать нечего, хрень, – сказал я, вспоминая наш с Женей разговор парой месяцев ранее

– А Таня сказала, что там очень даже ничего.

– Пляж есть?

– Да вроде сказала что, есть, маленький, но есть.

– Тады гребем туда…

Начали грести, и в этот момент, из-под воды показалась черная голова. Водолаз, посмотрел на нас, и удивленно спросил:

– Вы кто?

– Мы…Эээ… каякеры… а вас не надо спасать?

– Ааа… – сказала голова, и мгновенно потеряв к нам интерес, исчезла под водой, махнув на прощание, черными ластами. Соотвественно, никаких деликатесов с этой встречи мы не вынесли. Досадно, понимаешь, готовы были начать привыкать…

Циволько надвигался высоким черным монолитом, без признаков бухт и пляжей. Подумалось в тот момент, что какой-то он ну совсем неприветливый. На самом деле, восточная сторона острова – сплошной 15 метровый скальный обрыв с кучей сердитых, не любящих чужаков всякоразных птах. Решили попробовать с запада. А там… на западной стороне было целых две (!) мини бухты-пляжа. Суперовские – между скал и кекуров, хорошо приподнятые над уровнем моря, каменистые, но мелко. Во второй вообще были остатки какого-то строения, чем-то напоминавший заброшенный пиратский форт. Однако, Циволько, скажу вам друзья – самый, что ни на есть типичный каяко-пиратский остров.

Выскакиваем, ставимся. Иду на разведку наверх, в поисках наиболее гротескного места пиратской трапезы. По всем приметам, закат будет подстать оказии. На самом деле, наверху древние великаны разложили столы-валуны, и имено ими мы воспользуемся.

За 5 минут до заката мы все наверху. Ром раскрыт, гребешок очищен, огромный огненный шар прикоснулся к массивам серых гор на западе.

– Мы уже были на этой планете, капитан Буран?

– Нет капитан Ким, скорее не были, чем были…

…псевдодиалог героев детской фантаситки Булычева готов сорваться с наших губ. Но не сорвался, и мы просто постояли созерцая эту грандиозную фантасмагорию.

Чтобы не сломать ноги, отправляемся вниз. Все под впечатлением увиденного. Конец второго дня и в нас начинает проникать ощущение экспедиции. Пройдено 27.5 км, +20, волна до 30 см. Юга, они такие, юга…

День 3, 22 сентября 2014 г, «Большой бадабум, или прорыв на закат»

А на третий день с утра, как это бывает практически всегда, у всех кликнуло. Поясняю, обычно на третий день обычно под воздействием (подчеркнуть подходящее) тумана, холода, дождя, медвежьих следов в центре лагеря и т.д. и т.п., турье наконец проникается ситуацией, а мозги и тело наконец начинают переключаться в «экспедиционный» режим.

Но и тут в Приморье опять все не так. Под воздействием 20 градусной изумрудной воды южных островов и обилием яхт, а также наличии интернета повсеместно, мы переключились… в «отпускной» режим. А как не переключиться? Утро начинается с того что мы не хотим вылезать из воды, прыгаем со скал, среди субтропических ежиков и морских звезд…

Все утро, где-то за проливом с 8 утра тарахтели трактора. Ну по-крайней мере мы подумали что это трактора или техника в порту Славянки. Подумали, привыкли к их лязганию, и переключились на более актуальную для нас тему: нам предстояло принять решение, куда идти дальше. Т.к. мы достигли окончания первого архипелага, можно было бы совершить переход напрямую в заповедник через остров Стенина, и через другие острова дойти до северной границы заповедника, или таки уйти на материк, через о-ва Антипенко и Сибирякова, и встать на ночь опять же на северной границе заповедника. Район южнее островов, тех, что ближе к материку, нам наперебой рекомендовали все наши приморские друзья.

Думали, думали, смотрели на море, и таки решили, ну совершенно недостойно это нашей пиратской шайки: чтобы с одного архипелага на другой да через материк. Идем напрямки через Стенина, мимо других островов заповединика, а потом уже можно вернуться на материк на ночь. Тем более погода располагает.

Вышли около 10:30, потратив около 45 минут на фотосессию. Есть у нас с Сашкой слабость к съемке каяков с большой высоты. Возможно те, кто читал мои отчеты, помнит, как однажды, в самом начале нашей карьеры экспедиционного каякинга на Шмидта , мы этого не сделали. По-всей видимости жалеть и пытаться компенсировать это мы будем, до тех пор пока мы гребем в принципе. Получилось неплохо, хотя красивую воду немного забили блики от появившейся небольшой волны.

Пока народ ждал меня, Визирь умотал вперед в сторону манящеей туманного силуэта на горизонте. Мы вышли, ветер снова стих, на небе ни облачка. До Стенина 14 км по прямой, условия для перехода более чем благоприятные. Переодически оглядываюсь на Циволько, он, удаляется и становится все меньше (почему-то мне вспомнились кадры из фильма «Изгой», когда герой Тома Хэнкса наконец вырвался за пределы своего островка). Циволько нам понравился, чисто каякерский остров, не представляющий интереса для других скитальцев морских просторов.

Идем в полном одиночестве, хотя оглядываемя, т.к. именно здесь из пролива выходят огромные пароходы, мы видели пару накануне и с утра. Где-то на пол-пути странное зрелище – посреди океана прямо из воды торчит бревно. Просто уходит далеко-далеко вниз. Наверное отмель, но выглядит очень странно. Рассматриваем это дерево, и в этот момент раздается жуткий взрыв – БА-БАХ! Настолько сильный, что у меня даже уши заложило. Мы втроем, начинаем вызывать по радио Визиря, которые по-прежнему впереди, но мы его не видим.

-Андрюха, ты слышал?

-*!@$^%^! Еще бы не слышал. Я чуть из лодки не выпал!

– Жди нас, пойдем все вместе!

Как будто это поможет. Через несколько минут снова взрыв, снова заложенные перепонки, потом пронзительный рев и небо над нами прорезает звено Сушек. Они уходят на юг, делают разворот, и проходят над нами снова. Ба-бах, бум, бум, ба-бах, тра-та-та-та… Возле берега, в 12 км от нас, вздымаются водяные столбы в десятки метров. Че-то загорелось вдалеке на холме, короче там началась война…

Начинаем соображать, что с утра совсем не колхозная техника работала. Нам конечно к стрельбе не привыкать, у нас фактически в прямой видимости от города у Красной армии регулярные обострения весной и осенью, как по часам. Но по-всей видимости, над водой звук распространяется совсем по другому, и каждый взрыв ощущается словно ты не в десятке километров, а где-то там.

Под это дело подходим к острову, на часах около 3:30, и у нас вырисовывается проблемка. Хотя у нас на руках разрешение на посещение заповедника, из него не понятно, можно ли нам высаживаться на острове. Изначально был план просто посмотреть его, и потом рвануть по прямой на материк, но теперь это точно не вариант, т.к. там идет война, а следующая ближайшая точка – 20 км по прямой, и не понятно, что еще будут делать вояки. Пытаюсь вызвонить егеря с ближайшего кордона, но трубку он не берет.

Принимаем решение, не смотря на то, что светого времени остается около 3.5 часов, двигаться дальше на юг через острова заповедника, т.к. там точно никто стрелять не будет. Ну а по мере продвижения – примем решение, в ситуции «крайней необходимости» сдадимся на милость егеря на Большом Пелисе. Поэтому обходим Стенина и двигаемся в сторону островов.

А острова шикарны. Вспоминаются Арбенина «…Лучше бредить островами, жить с пустыми рукавами, но свободному, перелетному…». Острова, на холсте горизонта, словно Создатель, рисуя на своем холсте Южное Приморье, в завершение, взмахнул кистью и серо-зеленые капли упали в лазурь западного японского моря и застыли точками островов и кекуров. [ОК, японисты сразу скажут, что это плагиат с синтоисткой версии сотоврения мира, но именно такие мыслеощущения возникли у меня в этот конкретный момент в этом конкретном месте].

Подходим к границе заповедника – полпути от Стенина до Бол. Пелиса, нужно в любом случае оповещать егерей, но вот насчет того, что им будем говорить, в группе возникают разногласия. Не все готовы грести через все острова (еще 20 км). После бурной дискуссии, на границе заповедника наконец отзваниваюсь и даю информацию о нас удивленному егерю. О дальнейших планах по-прежнему не сообщаю, но обещаю отзвониться когда будем выходить из заповедника, ибо по-прежнему не ясно, куда нас выкинет сегодня к закату.

Острова все ближе и ближе, обходим на остров Матвеева с востока. Красотища. Скалы, вода, сосны. С юго-восточной стороны гиганский кекур, в виде головы кролика-разрушителя мира из фильма «Дони Дарко». Проходим под ним, и уходим на запад, дальше по гряде. Острова заманивают своими пляжами и бухтами, но мы продолжаем двигаться вперед продираясь через джунгли соблазняющих красот.

Острова состоят как бы из 3 кластеров – самый восточный – Большой Пелис, западнее группа во главе с о. Матвеева, и наконец западнее всего – о. Де-Ливрона, Гильдербрандта, Дурнова. Проходим кекур, который мы обозвали «голова одноглазого Саурона» на западе среднего кластера и идем в сторону Де-Ливрона.

К моменту подхода к нему, мы прошли около 30км, на часах 18:30, до заката полтора часа, и поднялся совсем не попутный юго-западный ветер. После короткой паузы в тени острова, не смотря на огромный соблазн остаться здесь, принято решение, прорываться на закат. Не хочется ничего нарушать, ну и шансы найти воду минимальные.

Солнце и ветер прямо в глаза, чтобы не растеряться, становимся в колонну, связываемся буксирами и гребем. До мыса Льва – 10 км, и мы проходим их не смотря на околовстречную волну мы приходим в сумерках. Абсолютно пустая бухта, становимся прямо на границе заповедника, ставим палатки и проваливаемся в них, даже не пытаясь найти воду. За день нагребли 40 км. Море было разное и ветер менял направление, но волна не больше 40 см и по прежнему очень тепло. Кстати, перед тем, как выскочить на берег, я таки дозвонился в заповедник, доложил о нашем выходе, все по инструкции и никто ничего не нарушил.

День 4, 23 сентября 2014 г, «А нам сказали что самая красота на островах»

C утра всех слегка ломает. Во-первых 40 км это с непривычки это много. Во-вторых, отсутствие воды, это уже не шутки. Даже купаться в соленой воде от этого не хочется. А воды на самом деле нет, речка на поверку оказыватся довольно-таки загаженным болотом, а мелкие распадки в отличие от Сахалина, тут повсеместно сухие. Если не найдем воду, то у нас будут реальные проблемы.

Появляется егерь Иван, с мыса Льва. По его мнению бухта, в которой мы стоим уже территория заповедника. Впрочем, наш билет сомнений у него не вызывает, человек он довольно-таки приветливый, и узнав о наших проблемах с водой, приглашает к себе – набрать эту самую воду.

Выдвигаемся поздно, в 13:00 и через 20 минут мы у Ивана, в тихой живописной бухточке. Тут целое подсобное хозяйство, в котором по всем составляющим чуствуется дыхание югов. Чего только стоит тыква, растущая на заборе. После 3 дней экономии и соленой жажды, капли конденсата на видавшем виды ковшике пробуждают эмоции, которым позавидуют маркетологи, снимающие рекламные ролики премиального пива… Глядя на нас со стороны, можно предположить что мы перемещались не между омываемыми изумрудными теплым морем островами, а шарахались где-то в Каракумах… А еще тут есть кот, как и положено для такого места. Кошачьих мы неизбежно встречаем в самых отдаленных уголках, и всегда они ласковые, ищущие общения, придают самым суровым и, казалось бы, негостепреимным местам, особый уют.

Некоторое время разговориваем с егерем, интересные истории про разные места, климат, события. Обычно с людьми в таких отшельничьих местах мы сразу находим общий язык – они любят рассказы о себе подобных, о жизни и быте на других краешках земли. Ну, и в отличие от городского турья, мы также как эти люди живем и сливаемся с окружающей средой и словно члены того же племени говорим one speak, на одном языке. Правда, в этом конкретном месте, с видом на тыкву на заборе, меня не оставляет мысль о том, что все же южнее жить в таких удаленных местах намного проще, чем где-нибудь на северном Сахалине, Камче и т.д. Иван рассказывает нам о климате, о туристах, и, с гордостью, о том как однажды осуществил задержание шхуны с шестью беглыми северокорейскими рыбаками. «Погранцы их пропустили, а я их задержал…».

Нам пора дальше, Иван советует дойти до бухты Средней где официально можно остаться на ночлег. Снимаемся и переползаем в соседнюю бухту. Уже здесь начинается красота. Чистейшая вода, лазурно-бирюзовых оттенков. Белые пляжки вперемежку с гротами, кекурами и микрофьордами, и практически сразу мы устраиваем фотосессию «с высоты». Волны практически нет, идем вплотную к берегу, заглядывая в каждую щелочку и трещинку.

Следующий мыс Сосновый, по нашему билету у нас «Экскурсия Берег поющих сосен», это наверное здесь. Ну и как бы пора обедать. Высаживаемся прямо перед мысом и начинаем готовить. Дешевая тушенка, колбаса и дешевая корейская лапша, классическое «ведьмино варево», «любимая» составляющая любого похода. После обеда решаемся сходить на экскурсию на мыс, в то время как Визирь решает поспать. На перешеек с мысом, поросшим соснами и дубами, ведет тропинка и свешена веревка. Судя по тропе, траффик здесь не слабый, но сейчас никого нет. Впрочем, это утверждение не совсем соотвествует действительности. Чувства одиночества здесь не возникает, хотя и заповедник. Периодически слышны моторы проходящих лодок и катеров.

Первое что мы видим на перешейке – кекур «штаны серфера» вдалеке. Про него нам рассказали владивостокцы, но на пальцах не объяснишь что это. И вот оно перед нами… в моей голове в обратном порядке стремительно перематывается вся моя жизнь, куда-то в 1984-85 год, где дед и бабушка совсем молодые, и где я, в их гостинной, листаю фотоальбом о Владивостоке. «Штаны серфера» по-моему были на обложке этой публикации. Куча эмоций, ностальгия, дежавю по фильму «Вспомнить все»… Вот только жаль, нет этого альбома больше. И не знаю как он назывался… может кто подскажет или у кого-нибудь он есть…?

Место конечно знаковое. Сосны, цепляющиеся за вертикаль, покрыли ковром иголок плоские верхушки бело-серых скал, над бирюзовой чистейшей водой. Словно прогулялся в 3D по гипертрофированному японскому саду камней или телепортировался в корейский гобелен. Порывы ветра освежают и приносят запах хвои перемешивающийся со свежестью морской соли. А сосны тем временем поют в унисон ветру. Ловлю себя на мысли что это портал… Место большой силы…

Наслаждаясь всем этим, идем к крайней точке мыса, отдельно стоящей скалой, соединенной тоненьким перешейком с основным массивом скал. Тут возникает проблема. Прямо на этой тропинке лежит свернувшись не маленький совсем щитомордник. Пройти хочется, но змеюка явно наслаждается. В общем, надо как-то попасть на ту сторону, прыгать через змеюку в шортах и шлепанцах перспектива не очень. Вообще со змеями в детстве у меня разговор был недолгий, но как бы мы в заповеднике, и ценности жизненные тоже немного поменялись. В общем, договорились со змейкой пройти цивильно, на взаимовыгодных условиях.

На крайней точки виды самые драматические, и мы решаем, что обязаны устроить фотосессию в этой точке – Миша будет нас снимать сверху, а мы пройдем через все эти лабиринты кекуров и скал.

Полчаса спустя, все это воплощается в реальность снимаемся в самых разных точках, правда в какой-то момент очень долго ждем Мишу. Но он появляется, заканчивает сет, и мы ждем его в буточке за мысом. Потом оказывается, что щитомордник вернулся, и с Мишей он договариваться не хотел.

Наша цель – Штаны. С погодой не очень, солнце пробивается через дымку, поэтому краски не самые драматичные весь день. Подошли к кекуру, он очень большой и пройти через отверстие очень даже можно, что мы не применуем сделать. И тут, неожиданно дымка рассеивается. Словно кто-то включил «тропический» фильтр в фотошопе, краски оживают на фоне голубого неба.

Идем дальше, вдоль берега снова, надо дойти до Средней, и одновременно посмотреть окрестности по максимуму. Что мы и делаем, по-прежнему прогребая вполтную к берегу, благо волна позволяет это сделать. В какой-то момент я увлекаюсь, и застреваю в ловушке на скалах – ребята ушли вперед. Мои выбиралки замедленны тем фактом, что на скалах огромное количество колючих морских ежей, и поэтому выбраться из лодки не получив колотую травму, чрезвычайно сложно.

Тем не менее, выбрался, и встретился с ребятами – время близится к темноте, но и мы на входе в Среднюю. Они рассказывают про большой грот, в тот момент я не придаю этому большое значение, но на самом деле это был самый грандиозный грот всего похода. Увы, придется возвращаться смотреть его снова. Ибо, когда подводили итоги похода, этот грот, все кто в нем был, называли самым классным.

Довольно-таки быстро догребаем до бух. Средней. На входе в нее не сразу понятно, насколько она большая. Однако, пройдя горлышко, видно что тут очень много места. С северной части бухты, видно небольшую пристань, и очень приятного вида домики – естественно это место обитания егерей. Подходим вплотную, к нам навстречу практически сразу выходит егерь Игорь. Первый, ожидаемый вопрос от него «Билет есть?», отвечаем утвердительно. Направляет нас на пляж, чуть вглубь бухты, здесь специально отведенная для турстоянки место. Ребята договарились про баню. Но чтобы в нее попасть, нужно по кромешной тьме найти тропинку и дойти через верх до домика егеря. Саша, говорит, что не хочет ломать ноги и идет в сторону бани на каяке. Мы же отправляемся пешим путем.

В бане особый напиток – Jura 21. Игорь присоединяется к нашей беседе, но не употребляет. У меня дико болит голова, скорее всего на погоду, поэтому полноценно баней насладиться не могу. Мой вечер завершается быстро – ухожу обратно в палатку. Пройдено всего лишь 12 км, но, наверное, самых живописных за все время. Волна около 40 см, только вот пасмурно все время.

День 5, 24 сентября 2014 г. «Перенасыщение»

Народ пришел около часа, а у меня всю ночь болела голова. Только под утро заснул, и отошел с утра. В 9 утра иду обратно к егерю, на этот раз наслаждаясь видами тропинки. Особенно нравятся огромные дубовые листья. Принес Игорю наш билет, с утра он намного строже и официальнее. Но все в норме, записал нас в журнал, и попросил отзвониться на основной кородон в бух. Астафьева на выходе. Пока я ходил туда сюда, начал накрапывать дождик, погода не ахти. Довольно-таки быстро принимаем решение, что дневку в такую погоду проводить нет смысла, надо двигаться. Хотя, жалко, белый песочек, изумрудная теплая вода. Не верится что это здесь, у нас, а не в каких-то экзотических тропиках.

Тем не менее, выдвигаемся. И снова начинаются красоты. На выходе бухты нас сверху снимает какой-то товарищ, скорее всего представитель другого, частного парка. На кануне Игорь рассказал, что между заповедником и парком совсем неслабые терки и бухта как бы поделена между ними – всего три основных пляжа, и на самый дальний визитерам заповедника ходу нет. Ну нас это особо не касается, мы двигаемся дальше, продолжая заглядывать в каждую дырку.

Прошли мыс Азарьева и бухту Астафьева. Именно здесь – основной кородон заповедника. Отзваниваюсь на выход как положенно, в очередной раз приходится объяснять, кто мы и что мы. На южной оконечности бухты, очень живописные острова Астафьева, выдающиеся длинной цепью далеко. Проходим их берегом, красиво, но дождливо. Емич находит небольшую дырку, заходим туда – огромный грот, питомник морских ежей и звезд. В конечном итоге помещаемся там всей группой и это единственное место, где нет дождя. Перекус, фотосессия сверху, приходит мысль, что если подскользнуться и грохнуться задним местом во всех этих ежей, будет очень бо-бо, и исключительно смешно с точки зрения тех кто за этим будет наблюдать со стороны. Выходим и гребем дальше. Дождик постепенно перестает, даже становится светлее. В одном из гротов осуществляю свою мечту, прыгаю со скал прямо в изумрудную воду, аж два раза. Давно не прыгал, немного страшно. Но очень здорово.

Проходим мыс Теляковского – в бухте яхта, чуть дальше сейнер. Даже маяк видно. Очередная серия, проливов, высоких кекуров. Продим их, и неожиданно с Емичем в унисон отмечаем, что все, устали. Пошел перегруз красотой. 5 дней постоянного восхищения сделали свое дело, нам стало почти все равно. По-крайней мере на сегодня.

Бухта разбита надвое, небольшим полуостровом, на конце которого остров, известный как остров Томящегося сердца. Так он называется потому, что там есть углубление с водой, в котором лежит камень, который если на него встать, начнет трепыхаться, словно сердце.

Проходим в проливе между островом и мыском, и высаживаемся в северной части бухты. Теперь мы точно за пределами заповедника. Пляж – крупные круглые булыжники, чтобы поставить палатки, приходится немного их покидать в разные стороны. Булыжники в сочетании с хрустальной водой дают абсолютно неповторимый эффект. Очень живописное место. И самое интересное, это первое место где вообще никак нет связи. Высокие стенки и ориентированность на юго-восток делают свое дело. Ну наконец-то.

В ожидании дождя ставим тент, начинаем готовиться к ужину. Порыв ветра срывает, но мы ставим его снова. Решаем, что надо по хорошей сахалинской традиции смотаться на маяк. С этим ложимся спать.

День 6, 25 сентября 2014 г. «ТурЫсты»

С утра рассвет. Вчерашняя непогода уползла куда-то на северо-восток. Провожу час, дожидаясь восхода. Из всех вариантов всяческих ожидалок на этой планете, это наверное одна из самых осебнных и уникальных. Сочетание цветов, которое одинакове и всегда разное. Чувство неизбежности надвигающегося события. Ощущение реальности происходящего. Насыщенная, даже перенасыщенная красота и бескомпромиссная концовка. Говорят европейцы могут смотреть бесконечно на огонь, азиаты – на текущую воду. А я могу бесконечно смотреть на зарождающийся рассвет. Я видел их сотни, и всегда с нетерпением буду ждать встречи нового.

Ну что же, солнышко поднялось над горизонтом, но это не значит что все закончилось. Самое время начинать фотосессию. Нахожу путь наверх, и обхожу лагерь с юга. Наверху полноценная тропа, ведущая к острову, и куда-то наверх. Чтож, мы ее исследуем позже.

Ищу ракурсы, их много, но самые лучшие точки съемки над какими-то безумными обрывами, с протоптанными, но на вид жутко скользкими подходами. В общем, что получилось, то получилось, как сказал накануне Саня: «Слишком я стар, чтобы умерать из-за фотографии»…

Возвращаюсь в лагерь по тропе, здесь началась какая-то жизнь. Решаем, завтракать, собирать лодки, и идти на экскурсию. По словам местных здесь должно быть очень интересно, гамовские форты – одна из главных местных достопримечательностей. Кстати, море раскачало, с северо-востока из-за мысов приходят довольно-таки больше серии волн. Впервые за все время, но особо нас это пока не беспокоит.

Выползаем по тропинке наверх и идем по-ней до симпатично обустроенного кэмпинга. Природа все больше начинает склоняться в сторонну осеннего макияжа. Продолжаем путь наверх, уже по полноценной дороге, и в конечном итоге выходим к батарее.

Батарея №220. Огромный каземат, над ним 2 башни. Построены в 1935 году, как часть “Молотовской линии” укреплений на Дальнем Востоке. К одной из них мы подошли. Впечатлеющее соружение. Поднимаемся на башню, фотаемся по разному, включая комичные фото на орудиях. С Емичем мы традиционно лезем во внутрь. В казематах массивно, темно, ржаво, но безумно интересно. Жаль что много времени тут не проведешь. Вылезаем и идем в сторону маяка. На вторую башню не пошли, она в ужасном состоянии, ее убивают местные металлисты. Грустно это. Надеюсь что вторую башню не тронут, ее историческая и туристическая ценность огромна.

Пройдя немного, наконец видим маяк, но до него слишком далеко. Поэтому решаем сделать серию фото сверху и идти назад. Море даже с высоты более 200 метров выглядит не очень – видны барашки, а нам все-таки надо двигаться. Но виды не отпускают. Во все стороны – на юг, на восток, на север. На севере просматривается весь наш путь, вплоть до острова Стенина, на юг – остров Фуругельма, и дальше горы Северной Кореи, на восток – бесконечность Японского моря. Невольно ловлю себя на том, что это приморское дежавю нашей прошлогодней вылазки на Крильон. Идентичный состав. То же время года. Идентичная погода, сочетание дикой природы и береговых укреплений. Только на горизонте Северная Корея, а не Япония как на Крильоне…

Возвращаемся вниз, я одеваюсь, хватаю фото и выползаю обратно наверх снимать «полный драматизма старт» сверху. Учитывая что море подраскачало еще больше, почти так получается. Ну и конечно фото каяков в этой лазурно-бирюзовой воде… в который раз я это произнес?

Спускаюсь, народ поджидает меня в тени острова. Вспоминаем, что томящееся сердце мы так и не посетили, ну да фиг с ним, если честно. Надо идти. Идем вокруг Гамова. Ого! Только вышли за тень северного мыса бухты, начало колбасить не по-детски. Северный ветер нагнал волну, и она, по всей видимости, упирается в отливное течение от мыса, отсюда отвратительная толчея из очень крупных волн. Все очень хатоично, чем ближе к маяку, тем непредказуймей оно ломается. Постоянно попадаем в «воздушные ямы», это когда неожиданно под тобой вода проседает, и падешь на тридцать см – полметра, причем, в конце падения волна начинает подниматься, так что плюхаешься со всех сил. На двойке это еще противнее чем на однерке, Емич в эфире признается что ему страшно. А по мне так, мы просто с этим штилем поотвыкли от какой-либо серьезной воды.

В этой всей катавасии, Гамов еще более красив, строен и незыблем в своем противостоянии хаосу, беснующемуся у его подножия. Толчея достигает своего аппогея в 200 метрах севернее маяка, и потом, не может быть! Просматривается совершенно ровная, тихая вода. Гребем туда изо всех сил. Волны стихают резко, и однерки ждут двойку в бухте под мысом. По каким-то причинам, капитан двойки решил, что по-дальше от мыса будет безопаснее, и попал еще в более сильную зону толчеи. Соотвественно, отстали. Но вот, и они, улыбаются, хотя еще чуствуется напряжение.

 
Немного отдыхаем в бухте. С этой стороны маяк Гамов, опять другой. Сегодня это уже третий ракурс – и теперь он, как и мы, расслаблен и спокоен. Время двигаться на запад, что мы и делаем. Красот и здесь много, а в лучах опускающегося солнца оно становится на 20% процентов привлекательнее. Особенно красив мыс Алексеева, с его «шотландским» замком и цепью соединяющих его с полуостровом островков. Проходим красивую арку – голову дракона, и пора бы уже искать место на высадку. Сначала смотрим на большую бухту Алексеева, но потом уходим дальше, на запад, найти что-то более интересное.

   
На горизонте показался мыс Шульца, на нем строения, там же дальше видны большие пароходы на рейде порта Зарубино. Андрюха подломал руль и стремится в точку назначения, но другие члены команды не готовы прямо вот так сходу окунаться в цивилизацию. В последней, мини бухте, с кучей, поставленных кем-то каменных башенок, решаем бросить якорь. Некоторое время вызваниваем Андрюху, который убежал вперед. После некоторого ворчания, он соглашается вернуться. Призом ему явилась тридцать восьмая сессия фоток «каяка на фоне красивой воды».

Все понимают что это последняя дикая ночь этого похода, и на фоне огромного солнца мы находим какие-то дела, которые надо завершить до конца этой эпопеи и ничуть не позже. Меня пробило на прыжки со скал, и я нахожу подходящее место с западной стороны бухточки. Первый прыжок, осторожно, с самого низкого бортика. Плыть в сторону берега далековато, надо забраться обратно на камни. Стоп, а тут проблема, в виде нереального количества колючих обитателей приморских вод. Пять минут расчищаю себе подъем на скалы, колются они, заразы, страшно. Но вот путь расчищен, и я продолжаю свое ныряние, пятый, седьмой, двенадцатый раз плюхаясь в жидкий хрусталь.

Тем в лагере люди заняты не менее важными делами. Емич настроил пирамид и сел медитировать на фоне солнца падающего прямо на Северную Корею. Подхожу к Мише и Визирю, которые помогают Юльке готовить ужин. А, собственно что у нас на ужин? «На ужин у нас водка», громогласно заявляет мужская половина экспедиции. Все понятно.

Ложимся под звездным небом. Пройдено 10 км, ветер 6-8 м/c, и волны в пике 1.5-1.8 м.

День 7, 26 сентября 2014 г. «Самая красивая вода на Земле»

Ночь была холодная. Именно накануне, северные ветра принесли в Приморье осень. На душе тоже ощущение первого сентября. Когда закончилось лето, закончились каникулы, друзья сейчас разбегутся по своим классам, кончаются прогулки день и ночь напролет… Это грустное чуство, но с другой стороны, это потрясающее что оно возникает у нас, отделенных от школы почти четвертью века. Именно по этому мы уходим в эти вояжи, в дребеня и куда-то подальше. Что бы возвращаться домой очистившимися, с новой верой в человечество, перспективы, словно снова 18 и впереди вся жизнь…

Но достаточно лирики, Визирь торопится, к нему к обеду приедет машина в Андреевку, туда мы и идем. Течение тащит нас в бухту, так что все быстро. С подозрением посматриваем в сторону разных пароходов-контейнеровозов, и других мелких участников движения на акватории Зарубино. Входим в бухту, даже здесь вода безумно чистая, и на камнях дюжины ежей и морских звезд.

Высматриваем место для высадки, вся линия побережья – домики, направляемся на край бухты, где они выглядят приличнее всего. Высадились, пошли спросить. Выбор оказывается верным, база «Парадайз», очень приличное место, вот-вот закроется, но пока открыты. Мы единственые постояльцы, в очень-очень приличных номерах, за 3000р. на человека. Морская часть нашей сказки окончена. На одометре 141 км. Стою на белом песочке пляжа, перед , на этот раз, изумрудным морем, и спрашиваю себя… зачем ехать куда-то в Тай, в Турцию или Крым, если у нас под боком есть… самая красивая вода на земле…

Эпилог

Андрюха уезжает в тот же день. Мы ночуем и с утра нас забирают наши приморские друзья. Александр и его товарищ. Три часа и мы в городе. В гостинице. Выезжаем на ужин с приморцами. Ребята отбывают на следующий день, я же остаюсь еще на пару дней по делам. Кстати, погода в течении двух-трех дней “уходит на юг”. Дует жуткий северняк, от которого во Владивостоке срывает черепицу с домов. Фактически выхватили последнюю летнюю неделю сезона 2014 г.

Мысли о каякинге в Приморье

Много можно что сказать. Во-первых, несомненно Приморье – это даже не жемчужина, это алмаз каякинга на Дальнем Востоке. Оно совершенно не похоже на Сахалин, Камчатку, Хабаровский край. Архипелаги уникальны, берега шедевральны, вода бесподобна, а условия в целом намного мягче. Каякеры должны здесь процветать, как лотусы на озере Ханка. И по-всей видимости движение пошло. Хотя, по сравнению с Сахалином, каякинг здесь начался немного позже, и здесь нет такой «стартовой», сплоченной группы друзей-одноклассников-ровесников, дружащих семьями и увлеченным спортом, движение уже набрало критическую массу, и я не удивлюсь, если в ближайшие 2-3 года Приморский каякинг «взорвется».

Кстати, отдельное слова о наших приморских друзьях каякерах. Огромное вам спасибо, в особенности Жене Пафнутьеву и Александру Городецкому, Тане, Саше, (заочно) Аркадию и всем-всем-всем кто на помогал, за маршурт, логистику, лодки, советы. Благодаря вам мы чуствовали себя здесь абсолютно своими. Мы из одного племени Дальневосточников, всего лишь из разных кланов.

Обещал сказать пару слов про лодки Сиберд. Сейчас, когда добиваю этот отчет, мы их раскусили, и пользуем в хвост и в гриву. Тогда это была диковинка, и если честно конкретная модель Экспедишнв МВ, условно понравилась только мне. Однако другие модели, которые мы пользовали очень серьезные, и ЛВ и ХВ версии Экспедишена, и Виктори, и Скотт. Лодки качественные, качественный полиэтилен и сборка. Все они очень ходкие и, как выясняется, крепкие. Из минусов – эргономика – маленькие и не очень продумано расположенные люки, а также, на старых моделях, абсолютно лишний паз для удочки, съедающий кучу пространства. Ну и конечно, они тяжелее других лодок, но это дает им жесткость и крепкость, но на ходкость это не влияет. В общем, за исключением модели Экспедишн МВ, я рекоммендую любую из указанных выше моделей.

Что же касается нас, то я оцениваю экспедицию на «5-». Были мелкие ошибки и трения, но все решения оказались правильными, в особенности возвращение в сцепке на материк и обход Гамова. Конечно нам повезло с погодой, вряд ли бы мы осмелились прыгать по островам, в каких-либо других условиях. Немного недооценили ситуацию с водой. Помимо этого, наконец оценили ценность надувных матрасов – Сахалин избаловал нас ровными песчаными пляжами, а тут сплошные каменюки. Ну и конечно, очень правильным был выбор времени. Чтобы насладиться Приморьем, нужно иди либо перед началом сезона, либо уже в конце. Иначе будут толпы народу, по нашим меркам, даже в этот период было людновато. Тем не менее, это одно из лучших путешествий в нашей коллекции, и все это отметили.

Нет, в этом походе я не влюбился во Владивосток и Приморье. Я люблю их много-много лет. И в этот раз я узнал их с еще одной прекрасной стороны. И я точно сюда вернусь снова. К самой красивой воде на Земле.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s