КИЛОМЕТРЫ ТЕРПЕНИЯ

Дневник похода на байдарках вокруг полуострова Терпения,
восточная оконечность о-ва Сахалин, 7-19.08.2009

Категория сложности не определена. Судите сами.

Емченко Александр – ‘Емич’ (1978) Ли Александр – ‘Ли’ (1983), Wilderness Systems Northstar, «Норвегия»
Загородний Виталий – ‘Заг’ (1978), Кайко Николай ‘Air_Nick’ (1982), Тритон Ладога-2, «Галатея»
Шищенко Владимир ‘Пастор Шлаг’ (1970), Коновалов Женя (1982), Тритон Ладога-2, «Хэмберу Лэке»
Волосович Данил ‘Данила’ (1985), Ковалева Настя (1987), Wilderness Systems Northstar, «Альбатрос»
Беляков Григорий ‘HigherG’ (1978), Feathercraft K-1, «Охотоморье»
Картыжев Константин ‘Убз’ (1973), Тритон Ладога-1, «Брунгильда»

нажмите тут чтобы посмотреть на фото нас и наших плавсредств

09.08.09р. Суринка – м. Белинсгаузена – оз. Долгое36,5 км, 7 часов, солнечно, штиль, небольшая зыбь до 1 м
10.08.09оз. Долгое – р. Тернистая – р. Терпения23,5 км, 6 часов, солнечно, штиль, небольшая зыбь
11.08.09р. Терпения – оз. Лодочное (восток)ок 12 км. 3 часа, облачно, ветер СВ 12 м/с, ветровая волна до 2 м
12.08.09оз. Лодочное – м. Буденовский (первый ручей за мысом)19 км, 5 часов, облачно, порывы ветра Ю-ЮВ до 8 м/с, волна до 1.5 м
13.08.09м. Буденовский – м. Давыдова – бухта Давыдова (4.5 км до мыса Терпения)32 км, 7 часов, облачно, дождь, ветер до В-ЮВ 10 м/c, волны и зыбь до 3 м
14.09.09бух. Давыдова – м. Терпения4.5 км, 1 часа, облачно, дождь, ветер ЮВ 4-6 м/с
15.08.09м. Терпения – м. Георгия – м. Обширный12 км, 5 часов, облачно, морось, ветер В-ЮВ 4-6 м/c, на траверзе мыса волна до 3.5 м
16.08.09м. Обширный – р. Сабельная – оз. Чан20 км, 4 часа, облачно, морось, минимальная волна и ветер
17.08.09оз. Чан – оз. Лодочное – р. Незабудка (Шамово)32 км, 6.5 часов, морось с утра и вечером, минимальная волна и ветер.
18.08.09р. Незабудка – р. Чайка – пос. Владимировка32 км 6.5 часов, переменная облачностьÿ, волна до 1 м, ветер Ю 3-5 м/с
19.08.09пос. Владимировка – г. Поронайскок. 65 км 5 часов, облачно, ветер Ю, волна до 1.5 м – перемещались на рыбацкой шхуне

All we need is just a little patience
Said sugar make it slow
And we’ll come together fine
All we need is just a little patience
Patience…

Guns’n’Roses ‘Patience’ 1989

Справка

Полуостров Терпения —расположен в восточной части острова Сахалин. Омывается с востока Охотским морем, а с запада заливом Терпения. Самая восточная точка полуострова, а также всего острова Сахалин – мыс Терпения. Ширина варируется от менее 1 км (перешеек Лодочный) до 30 км, высота до 350 м. Залив и мыс названы в 1643 г., голландским мореплавателем Маартеном Де-Фризом, экспедиция которого долгое время была вынуждена терпеливо ожидать благоприятной погоды в заливе прежде чем она смогла пройти мыс. В настоящий момент большая часть территории полуострова является территорией Поронайского заповедника.

«Кому вообще нужна эта раскладка…»
Пролог

За годы совместного «бухкантри» общения, упорное игнорирование какого-либо централизованного планирования и организации привело к тому, что в качестве тургруппы, мы научились совсем неплохо самоорганизовываться, даже без руководящей линии. Хотя порой, конечно, это приводит к некоторым неудобствам. Тем не менее я особо не дергался, когда собравшись у Емича за 3 дня до старта, с целью обсудить поход, разговоры непосредственно о самом мероприятии особо не клеились. «А че нам вообще заморачиваться с подсчетами, давайте просто увеличим раскладку из прошлогоднего похода пропорционально количеству людей и все будет в норме», наконец предолжил кто-то после 40 минут вялотекущих дебатов относительно того, сколько и какие продукты брать с собой. Сие предложение было моментально принятно, ибо планировать что-то всем было явно в лом. «А что там с разрешением в заповедник?», подкатил я к Емичу с волнующим меня вопросом. «Да Заг подал доки, но не туда, вот седня вернется и будет снова подавать. Ты особо не дергайся, проблем не будет. Вот с заброской все сложнее, машину пока не подтвердили». Хмм… ну что же, это уже традиция… да собственно на самом деле чего там заморачиваться, мы же «пиратская конфедерация»…

Организационные вопросы решались практически на ходу, в крайние 2 дня перед отъездом. Заг – молодец, не подвел, вызвонил и нашел всех кого смог и на поезд из Южного 6 августа мы шли с подтвержденной вахтовкой, а также с разрешением на посещение заповедника в течении двух недель, которое, правда, нужно было забрать при проезде через Поронайск. Как обычно слегка шокировав окружающий народ количеством снаряги, по-маленьку стали грузиться в поезд. В результате снаряга заняла практически целое купе. С целью ее охраны в купе также поместили самого подходящего для этого члена нашей экспедиции, единственную девушку – Настю. На душе сразу стало спокойно.

Жара, кстати, в поезде была жесточайшая, +28, вентиляции никакой, что, впрочем, не останавливает нас от набивания в одно купе с целью отпраздновать начало похода. По нашим меркам, празднование проходит в сдержанных тонах, однако у прошедших представителей транспортной милиции мнение другое. В результате, громкость сбросили на пару делений, но расходиться не стали. Впрочем, учитывая подъем в 3:30 на следующее утро, в конечном итоге часть группы отправилась спать. Часть, это потому, что Загу спать ложиться было нельзя – необходимо было забирать флаги и разрешение на станции в Поронайске примерно в 1 утра. Поддерживать Зага пришлось другим товарищам из его купе, хотя «поронайская бессоница» каснулась практически всех. В частности меня, когда растроенный отсутствием пива Заг одной рукой поднял мою койку, ну и меня на ней за одно, в поисках оной жидкости. И самое главное – ведь нашел и достал!

Кстати, стоит упомнятуть о флагах. Учитывая, что наш поход официально посвящался 140-летию Поронайского района, его Администрация попросила нас поделиться фото- и видео-материалами, а также поздравить жителей района на фоне мыса Терпения, ну и помахать флагами, самого района, а также небезизвестной молодежной организации, на что мы конечно же согласисились. В свою очередь Администрация оказала нам поддержку при получение пропусков в заповедник, за что огромное им спасибо.

«Слышь ситуация…»
День первый, 7 августа 2009 г.

Подъем, как и запланировано, случился в 3:30, и мы по-тихоньку носили вещи в тамбур, забив его по самое “нехочу”. За ночь похолодало аж до +25, и в сочетании с физическим трудом нас очень не слабо прошибал пот. Проводница увидив забитый тамбур, поставила задачу, разгрузить 4 каяка, и дюжину рюкзаков и баулов за 3 минуты. Вообще, остановка поезда в Смирных – 4 минуты, но одну минуту она отвела на высадку других пассажиров. Да пожалуйста, нам не привыкать, не в первый раз мы высаживаемся «по-нормативу», и в результате мы его даже перевыполняем, выгрузившись за 2 минуты 50 секунд.

Итак, станция Смирных, 4:30 утро, прохладно, и после того, как разъезжаются сошедшие пассажиры, совсем пустынно. Но вот, Заг находит вахтовку, видавший виды на стройке трубопровода Камаз, который оперативно заполняется нашим скарбом – и наконец-то мы двигаемся вперед, на рандеву с нашими твердокорпусными собратьями, которые ждут нас в 30 км в районе Первомайского. Едется нормально, кто-то засыпает, кто-то трепется, и в районе 7 утра мы нагрянули в лагерь, где нас ждали проснувшиеся Емич, Данила, Буч, а также Цифра которая отдыхала в палатке. Им пришлось ехать отдельно на своем (Емича) авто, т.к. оперативно загрузить и разгрузить из поезда длинные неразборные лодки не представлялось возможным.

Однако незадача. Вернее как-раз задача – на логику и смекалку. У вахтовки нет задней двери, вернее она есть, но сбоку. А еще длина кунга 5.5 м, при длине двойки Wilderness Systems Northstar – 6 м. Начинаем думать. Воспаленные после бессоной ночи мозги продолжает штормить, вплоть до предложения «Слышь ситуация, если веревка крепкая, то можно сзади привязать и тащить…» Для капитанов полиэтилена это совсем не вариант, и в конечном итоге сходимся на том, что попробовать запихать каяки в кунг все-таки можно.

Свершилось чудо! Не смотря на комаров, обрывистый край дороги со стороны двери и настенную агитацию в кунге, в форме объявления, висящего там явно с времен стройки всех времен и народов и гласящее: «Перевоз оборудования в кабине запрещен», лодки заходят практически идеально, правда по диагонали. При этом степень комфорта в кунге значительно понижается, но лучше плохо ехать, чем хорошо идти, особенно с таким-то грузом. И вообще – нас мало, но мы все в термаках…

Вахтовка проезжает Первомайское, и вползает в центрально-сахалинские горы. Ползем медленно, но верно, и никого особо не смущает, что оставшиеся 135 км нам ехать около 9 часов. По-тихоньку разговоры утихают, бессонная ночь дает о себе знать, но вдруг просыпаемся от резко наступившей тишины. Камаз встал – что-то случилось.

Выбираемся из кунга, на самом деле, проблема. Водитель пытается запустить мотор, но стартер даже не прокручивает. В течении получаса понимаем – это надолго и начинаем оценивать наши варианты. Отъехали от Первомайского мы совсем хоть и недалеко, но высоко – практически на первомайский перевал (который, кстати второй по высоте на острове – ок. 750 м). Учитывая, что ждать помощи неоткуда, созревает план – отправить на попутке засланцев в Первомайское и попробовать перехватить Цифру с Бучем, чтобы на них уже ехать в Смирных искать другую вахтовку. Благо с утра бензовозы из Пограничного в Первомайское проскакивают каждые 20 мин. Альтернатива – ждать помощи из Макарова, а это добрых 300 км, и хотя мы вызываем эту самую помощь – по спутнику, когда она будет неизвестно.

Ем и Женька отправляются на попутке в Первомайское, а у нас начинается бесконечное ожидание. Располагаемся на лавинной площадке на седле в 100 метрах от авто. Водитель копается в моторе, а мы каратаем время отсыпаясь и немного употребляя. К обеду появляется подозрение что сегодня мы уже никуда не уедем, и народ начинает конкретно расслабляться. К 16 часам появляется Емич. Новости поганые. В Смирных никто, ну абсолютно никто не хочет срываться и ехать на р. Суринка, конечную точку нашей заброски, даже за баснословные 20 тысяч целковых. Такое ощущение, что кризиса никакого и нет в помине, и деньги народу не нужны. Оно понятно, конечно, что во время путины, техника либо занята, либо денег как раз хватает, ну а учитывая что на дворе пятница – никто не хочет ломать себе выходные. Но все равно мы такого не ожидали. Т.к. вариант с вахтовкой из Смирных обломился, Емич, Цифра, Буч и Заг собираются опять же на машине Емича в нашу конечную точку, в надежде что может быть на стане найдется машина привезти нас.

«А До Вайды – 15 км, не так уж и далеко» , повисает в воздухе. «Слышь у нас же поход по крайним точкам? Ну так давайте каяки в пещеру спустим, будет и крайняя точка, как раз в две недели уложимся». Нет, данное предложение совсем не находит поддержки. Другое предложение свалить по распадкам на р. Лонги и начать поход со сплава по этой реке в Охотское море, также не вызывает ни малейшего энтузиазма.

Учитывая, что у нас с собой две спутниковые трубки, одну отдаем нашим отбывающим товарищам, и обуславливаемся о времени связи, после чего наши разведчики уезжают, забрав полиэтиленовые лодки. Разбиваем лагерь, делаем вылазку за водой за перевал и готовим ужин. В 20:30 появляется механик, с сопровождением, и становится окончательно ясно – Камаз своим ходом в ближайшее время не поедет. Эта информация окончательно переводит нас из режима «расслабления» в режим «полного разгула», и вечер заканчивается бурными возлияниями по поводу и без. Особенно отличается Пастор, который ухитряется выучить кучу фраз на узбекском у наших водителя и механика, а также провести вечер собственных дембельских воспоминаний. Наши товарищи тоже отзваниваются – они добрались до Суринки поздно вечером, и вроде как занимаются нашей проблемой.

«Богачигапу!»
День 2, 8 августа 2009 г.

В 7 утра хорошая новость от Ема. За нами выслали грузовик. Правда ехать он будет часов эдак 8 в один конец, столько же обратно, т.е. в лучшем случае мы попадем в точку старта очень поздно ночью. На улице жара, народ разлегся по кустам, и только мы с Ли развлекаемся тем, что кидаем фрисби, а Пастор вспоминает фразы на узбекском. Вообще у него, по его собственному вчерашнему признанию “С языками очень хорошо, вот только с английским не сложилось”. Перед походом, он тщательно проштудировал руско-орокский словарь (ороки (уйльта) – один из коренных народов Сахалина) и теперь практикуется, приветствуя всех: «Богачигапу!», что означает «Здравствуйте!».

В 16 наконец прибыла машина. Это бортовой Камаз, который обычно используется для транспортировки рыбы. Последнее нас не смущает – закидываем всю снарягу в кузов и вперед, Настя с Данилом едут в кабине. Через полчаса мы окончательно теряем чуствительность к запаху в кузове, и просто наслаждаемся потрясными видами центрально-сахалинских гор. Правда местами отроги выгорели совсем недавно, а кресты вдоль дороги напоминают о том, насколько лавиноопасны эти места зимой.

Через час съехали на совсем разбитую дорогу, на юг, в направлении Трудового и дальше в сторону Суринки. Пейзаж – бесконечные низкие сопки заросшие тайгой, и ручьи, да речки забитые рыбой. Вдруг, Камаз останавливается откуда-то из-под кабины раздается подозрительное шипение. По ЖПСу – ну вообще ничего рядом нет, но до Вайды снова 15 км, только уже с другой стороны. Появились версии что во всех поломках виноваты а) карма полиэтиленовых лодок б) Вайда, которая не хочет нас отпускать, и требует занесения каяков в самую глубокую пещеру. Но поломка оказалась не такой страшной, порвало трубку которую водитель тут же и заменил, и через 15 минут мы продолжили путь.

Постепенно монотонность пейзажа, а также медленное передвижение вперед сморило всех тех, кто был в кузове, и только Пастор надев очки летчика 30х годов, рассматривал особенности местных окрестностей. Неожиданно всех разбудил его истошный крик «Медведь!». Сразу скажу, в отличии от Шмидта, это был единственный медведь которого мы увидели воочую в этом походе. Косолапый явно сидел на краю дороги, и когда стало ясно что Камаз не свернет, бросился улепетывать прямо перед машиной. Метров через 100 он нашел прореху в кустах и скрылся в зарослях на опушке леса. Увы, в силу неожиданности и общей неготовности, ни одной приличной фотографии этого события сделано не было. Еще спустя некоторое время мы встретили единственную машину – кран-балку, которая двигалась в обратном направлении. А дальше, долгими-долгими закоулками, скоротав время при помощи возлияний и сайры, наконец-то прибыли в Трудовое. Поселок встретил нас… да никак не встретил. Это место, как уже отмечали раньше , эдакая экспозиция раритетных экспонатов из прошлого, типа бесконечных рассылок, на тему «как хорошо нам жилось в советское время», которые стали популярные в последнее время. Только вместо фотографий пластиковых неваляшек и автоматов с газировкой, между домами в Трудовом стоят абсолютно реальные экспонаты канувшей в лету эпохи развитого социализма. Ну, автомата с газировкой конечно там не было, но был Запорожец, детские качели, велосипед Уралец и т.д. и т.п. Закупив у местных хлеба, мы отправились дальше – до стана на Суринке было еще ок. 50 км, а на часах уже ок. 9 вечера.

Через 3 часа после Трудового, проехав рыбацкий блокпост, в полной темноте мы наконец услышали шум прибоя, и увидели фонари наших друзей. Нас встречали, наконец-то вся группа собралась вместе. Те кто доехал до этих мест накануне, очень неплохо провели время – прогулялись по отличной погоде на юг, до м. Белинсгаузена и на оз. Слоновое. Нам предоставили домик на краю стана, и даже удалось сходить в баню. Наконец, около часа ночи все по-тихоньку улеглось и мы заснули.

«Мы-то тут за деньги, а вы за что…?»
День 3, 9 августа 2009 г.

Встали в 7 утра. Вернее скорей бы всего не встали, но было необходимо срочно разгружать Камаз со снарягой, т.к. машина требовалась на производстве. Разгрузившись, решили собираться, т.к. уже пора выдвигаться. Не особо торопясь собираем лодки возле домика, и переносим их на берег. Погода замечательная. Ветра нет, вода с минимальной рябью и метровый ленивый накат у берега, и практически нет облаков.

Некоторое время раздумываю, как мне одеться, ведь у меня сухой костюм, но как выяснилось за несколько дней до этого на Тунайче, в такую погоду в нем откровенно жарко. С другой стороны если одеть его совсем на голое тело, и потом кувыркнуться в воду с температурой +5, это сравнимо с тем как в одной тонюсенькой мембране выходить на мороз. Решаю одеть базовый слой, хотя конечно особого утепления в воде он не даст, но хотя бы что-то. Старт откладывается, т.к. необходимо перекусить, что мы делаем прямо на берегу. Наконец, начинается долгожданная водная часть нашей авантюры – в 11:30.

Гребется хорошо, хотя я сразу понимаю, что мне придется очень жарко. Практически сразу «пелетон» распределяется по скорости. Традиционно, команда “Галатеи”, в народе известная как “Ураган”, вырывается вперед, за ними Костик, и Ли с Емичем. Потом экипаж Пастора, Данилы ну и я, в самом конце. К мысу Беллинсгаузена, в 9 км южнее, растянулись хорошо – по радио обсуждаем что надо становиться на обед и за водой – в бухте за мысом. Арьергард в составе экипажей Пастора, Данилы и меня, высаживается – дважды, первый раз не дойдя до точки высадки авангарда около километра. В бухте, кстати, наблюдаем касатку.

Место для обеда выбрал Костик – живописнейший высоченый водопад. Уже готовится легкий обед, пьем чай, фотаемся у водопада, набираем воду. Я, раздеваюсь, и к своему удивлению, сливаю из костюма по 300 грамм пота из каждой штанины. Это меня сильно обескураживает, и я начинаю сомневаться в правильности выбора одежды. Ничего легче костюма у меня с собой естественно нет.

Группа стартует в своем ритме, авангард ушел вперед, как обычно без малейшей договоренности куда мы все-таки идем. Дальше все остальные. Проходим массу красивых скал и водопадов, прямо рядом с нами играются разные морские животные, целые стада нерп и сивучей. Также, путина в полном разгаре – повсюду сети, а в баркасах между ними и берегом и МРСками, чуть в отдалении от берега, работают рыбаки. Мы у них вызываем неподдельный интерес и удивление. С одного баркаса народу прямо так и крикнули: «Ребята, мы-то тут за деньги, а вы за что…?». Ну, вроде как мы деньги уже заработали и типа мы так отдыхаем. Хотя, когда объясняем, что отдых заключается в ежедневной гребле вокруг мыса Терпения и до Поронайска, удивление переходит в нецензурное изумление. Тем не менее, рыбаки очень лояльно относятся к нам, когда я проходил одну из сеток – махнул веслом баркасу с 7 мужиками, явно разглядывающим меня издалека, и в ответ все практически одновременно подняли руку в приветствии.

Пройдя около 15 км, после обеда, подул ветерок и жара спала. Стало немного легче, и мы снова скучковались – 3 экипажа, Пастор, Данил и ваш покорный слуга. Стали выяснять по радио, где же наша конечная точка, но ответа не получили. Уже пройден м. Гвоздева (где я таки думал, что мы остановисмя), и еще один скалистый мыс, за которым мы не обнаружили наш авангард. В конечном итоге по всем раскладам выходило что группа шла на озеро Долгое. Долгим оказались и оставшиемся нам 4 км, но наконец, хорошо выложившись, мы выскочили на берег, где наши друзья уже разбирали лодки и ставили лагерь.

Встали, прямо к северу от замытой протоки озера. Чуть южнее – стан, на котором нам выдали несколько рыбин. Они и стали основой нашего ужина в тот день. Озеро очень красивое, но все буквально падают с ног, от усталости. За день пройдены рекордные для нас 36.2 км, и это первый день похода. На ужин стараюсь выпить как можно больше жидкости и ем жареную горбушу. Как-то незаметно для себя выпиваю три кружки чая со сгущенкой. Зря.

Еще одно значимое событие – крещение моей новой лодки. Ведь это первый для нее поход. Торжественно выносим бутылку шампанского, обливаем нос, пьем, аплодисменты. Отныне мой Фезеркрафт К1 стал «Охотоморьем». И сразу скажу, по результатам экспедиции ей я исключительно доволен, за исключением самых мелочей, с которыми я, кстати, все равно разобрался к концу путешествия. Особенно в первый день меня поразил тот факт, что не смотря на то, что я набрал в очко воды при старте, в самой лодке было абсолютно сухо -из-за специального приспособления-носка, в котором я сижу. Совсем под вечер созвонился с домом, вроде еще один день хорошей погоды, а потом она портится. Ну что же, посмотрим.

«Адмирал, у нас в группе больной…»
День 4, 10 августа 2009 г.

С утра просыпаюсь от того что меня тошнит и полнейшее растройство желудка. Несколько кусков недожаренной рыбы и сгущенка сделали свое дело, и в течении утра я постоянно бегаю подальше от лагеря. Погода снова шепчет – солнце, тихое море и тепло. Народ по-тихоньку собирает лодки. А мне, тем временем, становится все паршивей. Полчаса просто лежу плашмя и пытаюсь чуточку отойти, слышу как Данила говорит Емичу «Ну что адмирал, у нас в группе больной…» и они обсуждают что делать со мной дальше. Но вроде немного отпускает, и в конечном итоге решаю, что пойду один. Разговор шел о том, чтобы посадить меня на место Пастора, но все же решаюсь идти самостоятельно, на этот раз, правда, ничего не поддевая под костюм.

Стартовали без происшествий, и опять “Ураганы” устремляются вперед и ведут толпу. Емич и Данила явно ведут меня, и это правильно, потому что через 500 метров понимаю, что слишком оптмистично подошел к своему состоянию. Гребу сжав зубы и словно в дымке. Никаких мыслей нет, мозгов хватает только чтобы тупо считать гребки. План пройти до обеда 15 км, до р. Тернистой потом – скока получится, но желательно до р. Терпения, а то может быть и до Лодочного. Километры очень медленно бегут на ЖПСе, и когда одометр показывает 5 км, я понимаю что цифры уже плывут у меня перед глазами. Поднимаю голову, и чуствую сильнейший приступ головокружения… приехали, морально я сдался и просто болтаюсь на воде. Подоходит Данил, я обрисовываю ему ситуацию и он предлагает взять меня на буксир, хотя бы на некоторое время. Что мы и делаем, но тут подоходит Емич, с предложением что Ли заменит меня на однерке, а я сяду в переднее очко «Норвегии». Я соглашаюсь, т.к. этот вариант явно эффективнее буксира.

Идем к берегу, и к своему удивлению замечаем Костика, позади нас у берега. У него оказыватеся тоже происшествие – он кильнулся на волне, когда полез по каменным рифам, причем совершил полноценного эскимоса. В обмен за весь адреналин полученный при этом, морской дух Ктулху взял солидную плату – фотоаппарат, термос, запасное весло и кепку. Кстати Костик не стал пытаться забираться в лодку, а выплыл к берегу своими силами, при том что из неопрена на нем только 3мм шорты и бутсы. Говорит, зело холодная вода ускорила процесс выплывания. Однако.

Хотя все это было расказано потом, а пока я лежал на берегу распластавшись, в то время как Емич готовил переднее очко двойки для меня. Правда мне пришлось вствать и укорачивать рулевое «Охотоморья» для Ли. Примерно через 30 минут мы отчаливаем, причем Ли сразу вырывается вперед. Но и я отошел, гребу хотя не так часто и с отдыхом, но все же гребу. «Альбатрос» рядом с нами.

Оставшаяся десятка проходится намного легче, хотя про себя начинаю жалеть, что не пошел на двойке. Моральный настрой так вообще где-то в подвале, я понимаю что сам же и совершил серьезнейшую ошибку, пошел в неопробованной снаряге в серьезную экспедицию. И если лодка в целом не вызвает нареканий, то с сухим костюмом явно пролет. В августе на Сахалине даже на восточном побережье нужно иметь два комплекта одежды – сухарь для холодной погоды, и комплект неопрена для таких жарких безвтренных дней как этот. А на улице кстати +26. Высказываю свои мысли Ему, но он как отличный психолог отвлекает меня разговорами, и вот, мы уже подошли к р. Тернистой.

Речка не очень впечатляет– стоячая вода т.к. русло замыто, на берегу жарища и полчища оводов. Народ заждался нас капитально, и отчаливает практически сразу после того как мы перекусываем супом. Отдыхаю и помогаю Ли со сдвинувшимся рулем. Еще он отказывается от носка, который так хорошо защищал внутренности лодки, потому что он ему мешает. Ну что поделать, на этом заканчиваются мои иллюзии по поводу того, что лодка будет сухой весь поход. Как в воду смотрел, Ли начинает выходить и киляется на первой волне на входе – лодка полна воды. Я даже уже не смотрю на это, и пока Данил помогает Ли с откачиванием лодки, а я снова выхожу с Емичем.

Все идет своим чередом, опять к вечеру немного усиливается ветер и становится прохладнее. Идем в самом арьергарде, и к вечеру мы у р. Терпения. Место очень неплохое, небольшой мысок с кучей рифов, высаживаемся в проход. Вода рядом, правда кругом куча медвежьих троп и следов, в основном к каркасу кита валяющемуся в 500 м южнее. Также на юг очень хорошо просматривается малый полуостров Терпения – та часть что за перешейком Лодочным, и так как перешейка не видно, такое ощущение что это остров. За день пройдено 23.5 км, и у меня ощущение что меня все-таки немного отпустило. А вот по прогнозу с завтрашнего дня начинается веселье – сильный ветер, а потом вообще циклон.

«А может махнем… петлю?»
День 5, 11 августа 2009 г.

Прогноз оправдал себя на все 100%. С утра сильный холодный северо-восточный ветер, разогнал мелкую волну с барашками поверх невысокой охотоморской зыби. Выглядит это все довольно таки безобразно, особенно учитывая то что мы стоим окруженные рифами. Хотя у меня появилась надежда, что наконец мой костюм хоть чуточку реабилитирует себя. Помня об отсутствии воды на Лодочном, и дальше вниз, заполняем все имеющиеся емкости и собираемся, с оглядкой на море, ветер то усиливается, то затихает, но в целом ощущение что состояние воды «рабочее». Часть лодок перетаскиваем на южную сторону мыска, там отличный затишок и проход между рифами, другие лодки решаем не тащить, им предется слегка поднапрячься, т.к. вдоль берега тягун – спокойно может стащить на рифы.

Стартанули Пастор с Женькой, вышли чуточку, покрутились там, и вдруг пошли обратно. Что случилось? Оказывается им показалась что слишком уж сильно колбасит. Но совет мудрейших в составе Емича, Костика и Зага высказал мнение что идти можно. Я воздержался, хотя мне тоже показалось что достаточно безопасно. Выскочили все остальные, и экипаж Пастора оказался последним.

Море на самом деле было рабочим, но из-за ломающихся ветровых волн, частенько возникали неприятные моменты, и у каждого экипажа была моменты на грани киля. У меня сразу после выхода пришлось отрабатывать собственным весом волну, которая попыталась меня кувыркнуть. По этой причине решили идти вместе, хотя Костик, Заг и Коля как обычно ускакали вперед. А шлось как ни странно быстро и весело, ветер в спину – разговаривали, шутили и фотались, порой отвлекаясь на прибегающие волны. Чем-то это напоминало зимний фрирайд, когда необходима концентрация и адреналин тоже рекой, но на самом деле весело и прикольно. Под таким вот соусом мы вышли к мысу Попова, северовосточную оконечность бухты Низкой, с которой начинается перешеек Лодочный.

Прямо на мысу тихо, но сильнейший тягун на юг, пока народ высаживался с целью разрешить некоторые вопросы, нас отнесло метров на 500. Воссоединяемся, и идем вглубь бухты, по прямой. Примерно через километр условия начинают ухудшаться, но мы продолжаем идти. Мористее, на горизонте просматривается что-то типа кекура, о который красиво бьются волны – Ем решает что этот камушек надо заснять. Мы с Данилой другого мнения, начинаем уходить к берегу и вызывать экипажи авангарда, которые сообщают что они где-то в полутора километрах за камнем – четко по центру оз. Лодочного. А вот у экипажа Пастора, «Хэмберу Лэке» (с орокского – «Скользящее копье») рации нет, и мы наблюдаем как они постепенно подходят к берегу и выскакивают, значительно раньше. Решаем по радио с Данилой что он пойдет посмотреть что у них происходит, а я вдоль берега пойду до места общественной стоянки. Ем с Ли к этому моменту уходят далеко в сторону камня.

Иду в 30 метрах от берега – условия уже на самом деле принеприятнейшие. Полутораметровые частые, как на озере, волны, ломающются через раз, да и прилетают на 7 часов – с кормы, если идти вдоль берега. Постояно приходится подруливать, того и гляди развернет и кувыркнет. Замечаю метрах в 800 наших, к ним уже подходит «Норвегия». Еще десяток неприятных моментов на волнах, хотя ловлю себя на мысле – мне это даже нравится – максимальная концентрация и адреналин – словно по карнизу идешь, ну и с костюмом полный порядок – не холодно, и практически не мокро.

Высаживается Ем, без происшествий, делаю разворот и иду на высадку. Вроде все нормально, пропустил волну и выгреб – вот он берег, но тут обратный отток воды настолько сильный, что тащит назад, выгрести невозможно, стащило, повернуло на левый борт, и под углом 240 градусов (на боку, морда под водой), тащит снова на берег. Не то чтобы киль, но на видео выглядит исключительно позорно. Народ ловит нос моей лодки, я выскакиваю без особых сложностей, кто-то подхватывает мою кепку, которую смыло… а вот солнечные очки Ктулху решил забрать себе. Что же, для общего дела – не жалко, может чуточку успокоится? У всех остальных тоже все в порядке.

Прямо на берегу – ветер валит с ног, но только заходишь за гребень – просто таки волшебное место нашли Заг с Колей. У них на такие места по всей видимости нюх. Со стороны озера эдакие широченные трашеи – карманы, в которых вообще ни ветринки, и можно поставить лагерь. Т.к. связи нет, и погода явно не улучшается, вопрос о дальнейшем передвижении даже не стоит. По словам Ема дальше от берега в бухте, на траверзе камня вообще жесточайшая колбаса. Хватит наверное на сегодня. Устанавливаем лагерь, и ждем народ.

Перешеек в районе озера Лодочного всего-лишь 800 м шириной. Несколько тысяч лет назад здесь был пролив – и южная часть полуострова была серией островов. Теперь – две 30-метровые косы с двух сторон. Озеро мелкое и соленое, но на байдарках пройти без проблем. Пресной воды правда в этих местах практически нет.

На наши позывы по радио никто не отвечает, но на северном краю озера через некоторое время просматриваются фигуры. С Емом идем навстречу, и видим – ребята тащат лодки на веревках через заболоченый луг. Сквозь сочнейшие заросли травы, ромашек и ягодники бежим на помощь, и помогаем Насте с Данилой. Байдарки совсем неплохо тащатся по такой поверхности, хотя конечно тащить груженые лодки полтора километра радость маленькая. Выяснилось, что Пастор с Женькой высадились потому, что у «Копья» практически перестал работать руль.

Все наконец-то на озере – Женька решает вести лодку вдоль берега т.к. мелко, Данил сразу начинает выгребать. Стратегии обоих работают с переменным успехом, но наконец вся группа объединяется. Как и полагается, возникает дискуссия, что же делать дальше. Для начала решаем сделать вылазку на западный берег озера и посмотреть, что там в заливе.

С целью обмена опытом и впечатлениями, обмениваем тусуем экипажи– Пастор садится в «Охотоморье», Женька с Данилом на «Альбатросе», а я с Емичем – на «Норвегии». 15 минут, и мы уже на другой стороне, а там… сказать что зеркало – ничего не сказать. Просто абсолютный штиль. На Тунайче даже такого не видел. И какое-то сумасшедшее небо, как будто кто-то кидал огромные камни вверх и в плотном облачном покрове образовалась куча вмятин. Учитывая что прошли в этот день чуть больше 12 км, сразу начались обсужданения «А если бы перешли сразу сюда, да можно было бы и 30ку по западу сегодня…» Но что толку теперь-то. Мы с Емом все же сошлись на том, что в случае если море с востока не успокоится надо будет агитировать народ перескочить на запад, чтобы хотя бы дойти до мыса Терпения. А дальше… хмм… либо идти петлю через восточное побережье, либо возвращаться по западу.

Вобщем именно это мы и начали обсуждать с народом в лагере, причем в основном озвучивался вариант петли. После очередной дюже матерной (как впрочем и все общение в этом походе) дискуссии решили, что пойдем так, ну только если совсем плохо будет с востока. На чем стратегические споры закончились, и мы погрузились в довольно-таки бурное празднование первой полудневки, которая прошла по сценарию классической пьянки – с анекдотами, подколками, неожиданной необходимостью быстро свалить в кусты, и т.д. и т.п. Тем временем море постепенно успокоилось, впрочем как это и предполагалось по прогнозу. Следующая сводка предполагала один приемлимый день на восточном побережье, а дальше много-много дождя и штормовое.

«Ну и какой умник составлял эту раскладку…»»
День 6, 12 августа 2009 г.

Моря с утра казалось гладким. Был относительно частый 1-1.5 метровый накат, но ни следа вчерашних барашков. Собрались рано, и вышли в нереальные для нас 11 часов. Причем в этот раз мне удалось выскочить с экипажами авангарда, но когда они отправились в путь, я сразу почуствовал, что держаться за ними для меня нереально. Забавно стартовало «Копье» – во время первого выхода Пастор не успел запрыгнуть и остался на берегу. В конечном итоге вышли все и Емич с Пастором стали отрываться от нас с Данилой и Настей.

На воде выяснилось что ветер-то как раз есть, и что он дует ровно в морду, и из-за этого нас сильно парусит – потеряли в скорости 1-1.5 км. Через несколько километров, недалеко от южной оконечности перешейка у мыса Братковского у Емича также раскрутился руль, и пришлось нам выскакивать на берег – им ремонтироваться, а мне потому что у меня был соответсвующий инструмент, которые я запрятал очень далеко. Высадка в 1.5 метровой накат была интересной – помня вчерашний позорный киль, я изменил стратегию, руль, снял и закрепил все то, что могло слететь, и начал грести вперед. И что же, волны попыталась проделать тот самый трюк что и за день до этого, но на этот раз я сумел отиграть все засчет балансирования бедрами, и успешно выскочил на берег.

Отдав инструмент, отправился сразу обратно – догонять Данилу, но в процессе оставался примерно по середине между экипажами выступая в роли ретранслятора. Ждали долго, потому что Емич с Ли все-таки кильнулись и по радио прилетела информация что народ стал замерзать, и что на мысах волны уже увеличились до 2 метров, а ветер в морду до 10 м/c, поэтому все стали усиленно грести. Кстати, в моих глазах, сухарь за эти два дня реабилитровал первые два дня и информация о том, что «все мерзнут», как-то не регистрировалась в моей голове. Порывы ветра хоть и толкали назад, мной воспринимались позитивно – скорее в качестве охлаждающего эффекта.

За мысом Братковского – мыс Святой, названый из-за красивейшего кекура-одиночки, который кстати закрывает мыс от волн, и возле берега совсем тихо. Недолго, дальше – снова волны, снова ветер, вдоль берегов сплошные рифы, что в одном месте нам пришлось выходить далеко между ними, хотя как выяснилось потом – авангард не стал этого делать

Наконец, за мысом Буденовским – видим, что народ высадился в одном из распадков, но на вид все вокруг бурлит и кипит на рифах. На вопросительную реплику относительно как там чалится, Костик невозмутимо ответил, «Иди, давай чалься, вода как зеркало тут»… С нашей точки зрения прибой ну никак не тянул на зеркало, но выйдя на траверз распадка, на самом деле было видно прореху в рифах, куда мы все относительно без происшествий и зашли.

Место оказалось с водой и дровами, и хоть вода была жесточайше торфяного цвета, пить ее конечно же можно. После некоторого обсуждения, прикинув все расклады, и в особенности тот факт, что Костику зело хотелось в баню, а также что очень может быть завтра будет шторм, решили вставать на ночлег. Лагерь и баню обустраивали все вместе и поодельности, кто что. Правда нормальных камней в этом месте было немного, пришлось довольствоваться тем что было. Весь берег – усыпан всякой всячиной, причем мусора немного, зато куча останков крабов и капусты, крабы тут вообще гиганты, но вот добраться до них нет никакой возможности. Еще на этом побережье обнаружилось ненормальное количество бейсбольных мячиков (2), что вызвало версию, что где-то в море японцы тайно затопили контейнер с этим спортинветарем, а также вызвало желание попробовать сыграть в лапту. Естественно, правила никто не вспомнил, и дальше предложения и двух ударов по мячику палкой игра не пошла.

Затем была баня, стандартная классная походная баня. Хотя было нестандартное решение – использовали Данилин каяк в качестве емкости для воды, которую натаскали из ручья – чтобы обливаться. А вот во время готовки ужина стало выясняться, что то ли много продуктов мы расходуем, то ли раскладка какая-то не такая, то ли что-то пропало, в общем назревает продовольственный кризис, и что основным продуктом питания в ближайший момент и до конца похода могут стать макароны. Т.к. было темно, решили чуть позже провести ревизию продуктов, дабы выяснить реальную ситуацию.

Весь вечер Ем играл на шарманке, вернее крутил свой самозарядный MP3 плейер, при этом ухитряясь быть похожим на арабского шейха. Но баня подсадила всех однозначно, и в отличие от предыдущих ночей мы отправились спать очень рано. Итак за день пройдено 18.9 км, температура не превышала +17 градусов, и волна была довольно-таки серьезная.

«Да там за одни билеты – 40 тысяч…»
День седьмой, 13 августа 2009 г.

Ночью приходил медведь. Вернее, он подошел к лагерю со стороны бани, но так как там повсюду были разбросаны угли когда разгребали костер, идти дальше, по всей видимости, он не решился. Ну а утром мы обнаружили его следы.

Вообще, день был знаменателен в первую очередь тем, что это День рождения Пастора. Но мы коллективно притворились, что забыли, т.к. вечером договорились устроить ему сюрприз. Прогноз сбылся частично, шторма особого не было, но ночью прошел дождь, несказанно обрадовав народ, пооставлявший свою одежку на улице. Временами притаскивало противный, всепроникающий туман, поэтому собирались относительно оперативно и стартанули все вместе.

Сначала начали растягиваться, потом возникли проблемы у экипажа «Галатеи» – порвалось рулевое. Некоторое время они шли без руля, потом мы попытались сцепить 4 лодки и починиться в море, но на волне под 2 метра, это решение было малоэффективным. «Галатея» направилась к берегу, 3 экипажа отправились вперед, а мы с Данилой остались ждать ремонтирующихся.

Они сделали это довольно-таки быстро, и также быстро ушли вперед от нас. Волна увеличилась до 2.5 метров в классическую океаническую зыбь, было туманно, но особых проблем нам это не доставляло. Дойдя до м. Поворотного, нам сообщили по радио, что все высадились поразмяться, да посмотреть на выброшеную секцию гигантского плашкоута, на котором кстати отметились наши знакомые джиперы. Народ уже собираюлся на выход, поэтому мы решили мыс просто обойти без высадки.

Мыс Поворотный не зря так называется. Здесь полуостров резко поворачивает на юг, и преобладающая юго-восточная волна бьет прямехонько в каскад рифовых полок на юго-востоке мыса. В результате волна здесь уже не 2, а местами все 3 метра, ломается на рифах, и место для выхода это довольно таки сложное. Из-за этого выход наших экипажей из-за рифов смотрелся по-меньшей мере героически. Больше всего потрепало экипаж «Копья», который взял ломающегося 2.5 м барана прямо в лоб, причем два раза подряд. Но все выскочили за мыс, и на глубине 3 метровая зыбь стала вызывать скорее позитивные ощущения детского лунапарка, чем какой-то страшный адреналиновый всплеск экстремального райда.

Курс взяли прямо на мыс Давыдова, который временами виднелся вдали, к берегу жаться не стали. Видимость правда портилась еще больше, и прямо по середине бухты хлынул настоящий ливень. В таком мы никогда не гребли, видимость пропала полностью, только немного берег на траверзе которого мы шли. Ощущения от дождя самые интересные… вернее меня в сухом костюме он скорее забавлял, а вот народ стал закутываться в куртки, капюшены, ибо вода была теперь повсюду, слева, справа, сверху и снизу. Впрочем, через полчаса дождь закончился, открылся мыс Давыдова, теперь уже намного ближе.

Как обычно быстрые экипажи выскочили первыми не доходя до мыса, в очень спокойном месте за рифовой полкой и развели костер. Тут преимущества моего сухаря стали замечать и другие. В то время как все жались к костру греясь, я достал фотоаппарат, одел тапки, и пошел фотать мыс, полностью проигнорировав костер.

Мыс Давыдова – живописное место. В японские времена здесь бы целый крабзавод, уже в наше время тут потерпел кораблекрушение сейнер, который словно призрак так и стоит на рифовой полке. Сама полка полностью разбивает волну, и прямо возле берега есть замечательный 3-5 метровый канал – словно специально для каяков. Я решил пройти до южной оконечности мыса, чтобы убедиться что по его фарватеру можно выйти. В канале при этом плескалась куча рыбы. Практически уже на оконечности мыса, меня резко напугали движения крупных существ в кустах на берегу. Что это, неужели косолапый?! Оказалось – 2 огромных орлана, вылезли из кустов, и очень лениво удалились по берегу. Увы, но мой фотоаппарат был весь в грязи и сфотать не получилось, хотя специально для этого мы с Пастором вернулись чуть позже.

Эрзац-обед, и опять поднялся вопрос продуктового кризиса, опять высказано предположение что нас ждет макаронно-супопакетная одиссея, ибо кроме этих двух продуктов, количество снеди приближается к критической отметке. Как бы не остаться без тушенки, тогда будет совсем грустно. В общем, за этим делом, решаем как идти дальше – я агитирую всех проскочить через канал, в принципе никто и не против – учитывая то, что на Поворотном волн на выходе нахватали по полной программе, а Давыдова ориентирован в пространстве примерно также. В общем, выходим через канал, экипаж «Копья» решает уйти в бухту за мысом, но всем остальным в лом обоходить рифы, поэтому просмотрев прореху в камнях, выходим через нее. Иду метров 10 мористее Данилы, он идет четко по центру прохода и на них с Настей накатываются довольно-таки пологие волны, а вот на меня прет довольно-таки уродливого вида, начинающий заворачиваться, 3 метровый баран, и причем даже не в лоб, а на 10 часов – с явным намерением подвернуть меня под себя… «Вот хрень!», думаю про себя, аврально выворачиваю руль, и мой нос проходит в метре от гребня, который с грохотом заворачиваться в акурат слева. «Неее, нахрен такая радость!», гребу как заяц из рекламы Энерджайзера, и вот я уже в кильтеватере «Альбатроса» хоть и подотстал, ну и волны уже ломаются чуть в безопасной дистанции от бортов… Проскочили, линия прибоя уже метрах в тридцати, в течение 3 минут к нам присоединяются Женька с Пастором обошедшие рифы с другой стороны. Им, уже хватанувшим волн на Поворотном, наше решение сэкономить 300 метров не понятно, но до этого уже никому нет дела.

Немножко проходим – вдруг на горизонте как-будто мачта или перескоп. Здоровая черная полоска над водой. Потом ближе. Оказалась касатка и не одна. Обошли они нас и потом еще попугали отстающих. А собственно говоря, куда мы идем… До м. Терпения в бухте Давыдова – 19 км на юг, учитывая что на дворе ажно 17 часов вечера, решаем «копать отсюда и до обеда», причаливать где получится, как только настанет 19 часов, ибо воды дальше до самого мыса, в принципе не придвидится и берег везде одинаковый. Зыбь немного меньше чем на самом мысе, но вот у берега… у берега творится какая-то вакханалия – 20 метров беспорядочной рифовой полки, в которую эта зыбь прилетает и ломается по самыми невероятными углами, как потом описал это Женька, шедший ближе к берегу «Стоит Великая китайская стена…». Гребем, и как обычно разбиваемся «по парам». Смотрю на часы, 17:45, 18:20, 18:40, 19:00. Авангард далеко впереди, поэтому включаю рацию. А вдалеке, километрах так в 6-7 уже видно и маяк на мысовом плато, и два знаменитых утеса «Утиные скалы», которые венчают сам мыс. Возникает ощущение, что идем на мыс, но вдруг в 19:30 в эфир врываются «Галатея» и «Брунгильда», они вроде нашли место где не так колбасит, так что выскакивают. Мы с Данилой, уже взявшие курс на мыс, сворачиваем к берегу, «Копье», и так идет практически на линии прибоя. Ползем, высматриваем наших. Вот они, на берегу, ну что же, спокойно без лишней суеты заходим по очереди. От всех сегодняшних адреналиновых кувырканий, уже какой-то пофигизм в голове, «Долбит прибой? Ну и хрен с ним, даже считать не буду волны, просто зайду». За такой ход мысли тут же получаю в спину самый большой брейкер, но собственно, мне уже пофиг, волна проходит через меня на уровне лица и байдара уже на берегу. За мной только Даня, и у них тоже все в порядке. Выскочили без происшествий.

Ставимся, сушиться практически бесполезно, вокруг жуткая влажность, то сверху капает, то туман. В общем, ставимся «по-мокрому», ставим большой тент. И начинается праздник. В честь нашего славного «лыжника (и по всей видимости каякера, и в душе летчика) 30х годов», «габулу» («Уважемый», по-орокски), Пастора Шлага. На столе антикризисные деликатесы, включая коробку зефира, коньяк Hennessy и вафельный торт. Народ кажет тосты, все рады, и вопросы типа как поделить 12 зефирин на 10 человек, решается просто и весело – две лишние получают Настя и именниник. Володя расчуствовался, ибо думал что про него забыли, и решил никому ничего не говорить в тот день, но «никто не забыт, ничто не забыто». Признается, что для него это лучший вариант день рождения и что запомнит он это надолго.

Кстати, стоит упомянуть что Пастор в этом походе у нас вообще – особенный человек. Ведь именно он определяет интенсивность графика нашего передвижения, в отличии от всех остальных, в той или иной мере не связанных жесткой датой возвращения – у него грядет поездка по работе на конференцию. Билеты уже куплены на 21 августа, и если он опоздает, то есть шанс, что его контора возьмет и вычтет из зарплаты сумму билетов, ну и другие издержки… а это совсем не просто так – фраза «Одни билеты – 40 тыщ!», уже стала притчей во-языцех, фактически с момента нашего вынужденого отдыха на первомайском перевале. Правда, есть маленькая деталь – конференция проводится в разгар отпускного сезона, в местечке на юге России… а название местечка, кстати, Сочи, и поэтому наш циничный коллектив регулярно ставит реальные мотивы Пастора под сомнение. Но он продолжает отрицать любую личную заинтересованость, и настаивает на том, что его интерес в данном случае связан исключительно с повышением квалификации, карьерными соображениям, а также повышением эффективности на рабочем месте. Что же, будем верить, тем более мы практически нагнали наш начальный график, и если не произойдет ничего экстраординарного, шансы Пастора продолжить бух.., простите, повышать квалификацию в Сочи, на данном этапе очень даже реальны.

До мыса не дошли всего 4.5 км, маяк видно отчетливо, видно и то что мы практически на острове, посреди моря-океяна – небо ведет именно так, как это бывает на длинных узких мысах или островах. Прошли мы не слабо – 33 км. Под вечер начал сдавать Заг – похоже что у него простуда, но он с ней борется возлиянями и разными волшебными таблетками.

«Да мы тут раскладку неправильно составили…в общем голодаем…»»
День восьмой, 14 августа 2009 г.

С утра сначала относительно сухо. В это походе это значит что все равно, все вокруг мокро, но установился типа баланс, и по-крайней мере,дополнительно ничего не добавляется. По-тихоньку собираемся, учитывая что в таком климате ничего не сохнет – прибегаем к методу просушки при помощи каната. Природа по всей видимости не согласна с тем, что неопрен должен быть сухим в краткий период между одеванием и посадкой в лодку и поэтому начинается дождь. До дождя успеваю сделать вылазку на лужок и пофотать цветы. Изумительно, то, что у нас цветет в середине июля, тут зацветает только в середине августа. И запах такой, как-будто лег посреди цветочной клумбы.

Ревизия продуктов, которую ранним утром так тщательно провела Настя, даже не побоявшись с этой целью разбудить Убза (даже маленькие дети знают, будить Убза по утрам – опасно для здоровья), показала, что кризис на самом деле неизбежен в самое ближайшее время. Вернее сказать, ревизия подтвердила что кризис скорее касается белковой части продуктов, типа тушенки, а вот макарон например как и предполагалось хватает вполне. Но перспектива жрать макароны и только макароны три раза в сутки все равно не улыбается никому.

По предположениям Зага, и некоторых других членов команды, на маяке нас могут встретить хлебом солью, распростертыми объятиями и даже баней. Поэтому он агитирует идти только до мыса, ночевать там с баней и прочими прелестями маячного уюта. В принципе все подустали, на данный момент не было ни одной дневки (а забегая вперед их и не будет), и практически не осталось сухих вещей, с тем как усиливаются туман и дождь начавшиеся с утра, мысль садится и крепко прорастает корнями на самой благодатной почве наших мирощущений.

Стартовали одновременно, и до маяка можно сказать долетели. Перед нами поселок из 4 домов, но никто нас с хлебом солью… да вообще не встречает. В отличии от Шмидта – где нас засекали заранее, и выходили навстречу и маячники, и егеря и даже рыбаки, здесь наверное совсем не ждут никого. Выпрыгиваем в метровые залежи капусты. Поселок расположен на северовосточной оконечности мыса и закрыт от волн большой рифовой полкой, линия прибоя здесь минимальна.

Ну вот мы пришли, а что дальше? Идем к домикам – видим человека рядом с 78ым крузаком – это Равиль, он представляется добровольным работником заповедника, здороваемся, говорим немного про то и се. Т.к. идет дождь, мы пытаемся узнать нет ли места для нас разместиться – оказывается нет. Зато нас приглашают в баню вечером, ну и в конечном итоге пить чай. Появляются другие люди – начальник маяка, а также метеоролог. Вообще на данный момент в поселке 5 человек и дети, обычно же здесь – двое маячников и один метеоролог.

Возвращаемся на берег, дождь припустил с новой силой. Греемся в большом тенте, который поставили, а кое-кто ставит и палатки… Погода такая, что после такой постановки из палаток приходится вычерпывать воду. Я нагло пользуюсь преимуществом одноместной палатки – собираю ее под крышей заброшенной гидрологической станции –прямо на берегу, и выношу наружу собранной. По-крайней мере внутренности мой палатки остаются условно сухими.

Дальше кружки по интересом. Метеоролог Тамара Михаиловна Суворова пригласила Настю на чай к себе на станицию. Вместе с Настей отправилась примерно половина нашего коллектива. Другая половина отправилась к Равилю.

Те кто пошел на метеостанцию явно выиграли, там помимо чая еще был свежевыпеченый хлеб с вареньем! Когда через некоторое время все собрались в домике у Равиля, этот факт группа посетившая метеостаницию упоминала с особым чуством.

Но Равиль не менее гостпериемен (у него было печенье), рассказал нам немного о полуострове, о том что они пытаются наладить организованный туризм (на самом деле мы видели A href=”http://poronaysk.biz/modules.php?name=Encyclopedia&op=content&tid=22″> ссылки на предложения по посещению мыса на одном из поронайских сайтов), хотя пока не очень клеется. А ведь здесь в самом деле есть что посмотреть. Еще немного покумекали о том как нам проходить мысы. С точки зрения Равиля ничего сложного нет, погода приемлимая, но даже на байдарках нам прямо под мысом не пройти – в одном месте волна бьет прямо в скалы – надо обходить. Кстати, повторяется обычная история – чем ближе ты к кульминационному и сложнейшему препядствию своего похода, тем реалистичнее оценка которую представляют местные, что радует.

В конечном итоге расходимся, а я решаюсь сходить на метеостанцию. У меня свой особый интерес – мне желательно немного просушить свой сухой костюм, который к этому моменту набрал большое количество конденсата внутри, и хотя он продолжает держать тепло гораздо, лучше чем мокрый неопрен, влезать в мокрое неприятно. Ну и еще мне сказали что на метеостанции спутниковый телефон – такой же как у меня, а значит можно подзарядить батарейку, которая к этому момент практически сдохла.

На входе меня встречает Тамара Михаиловна, а также испуганная псина, которая явно не против меня цапнуть. Захожу на станицию, и меня сразу же приглашают на чай. Более того, когда мне предлагают практически горячий хлебушек, отказаться от которого просто таки не возможно. Сижу пью чай, разговариваем обо всем. К нам присоединяется дочь Тамары Михалиовны – Татьяна. Кстати, они все тут родственники, т.к. Равиль – муж Татьяны.

Меня в первую очень интересует погода – мне рассказывают, что она на мысе Терпения больше похожа на среднекурильскую чем на сахалинскую – короткое лето, но очень затяжная осень. Мыс на самом деле является самым ветрянным и туманным местом острова. Снег может ложится очень поздно, но его исключительно много. Основные шторма в сезон– с северо-востока, летом с юга, юго-запада. Вода холодная очень долго +3, практически до августа, немного повысилась за неделю до нашего прихода до +9, но это возле берега. А вот зимой припая нет, лед подвижный, и появляется где-то в январе в разное время, впрочем делаю вывод, что по-видимости это везде так по восточном побережью – что на Шмидта, что на траверзе Ноглик, что тут.

Метеорологическая служба “опасна и трудна” – каждый день в любую погоду необходимо брать показания каждые 3 часа. И потом передавать их в Южно-Сахалинск в Сахгидромет по радио, которое работает когда как. С другой стороны отпуск здесь из-за удаленности двойной, практически 5 месяцев.

Сердечно благодарю Тамару Михаиловну, она спрашивает, смотрю вам хлеб нравится – проголодались небось? И сразу ставит еще 3 булки в печку. Рассказываю ей про нашу ущербную раскладку, и про то что скоро будем жить на одних углеводах. Тут меня конечно никуда не отпускают, вернее отпускают, но просят обязательно вернутся. И правда, возвращаемся с Емичем – а Тамара Михаиловна собрала нам 2 огромные коробки всякой всячины, и консервов, и всяких круп, и куксы, и даже соленостей… Конечно мы не можем взять все это, и потому что некуда класть, ну и потому что все-таки нам много не надо – так, протянуть где-то дня 3-4, а люди здесь живут месяцами. Поэтому, не смотря на ее уговоры, отбираем самое основное, ровно столько, чтобы хватило бы до конца похода.

Растрогала нас она своей заботой конечно сильно. Какие все-таки сердечные и открытые люди встречаются в этих отдаленных местах, никто никогда не откажет в помощи. Хочется пожелать и Тамаре Михалиовне и ее родственикам, да и всем, кто нам помогал здоровья, побольше хорошей погоды ну и всяческих благ.

Вечером, как отпускает дождь – делаем вылазку наверх на плато, где расположен маяк. Предварительно получаем инструкции от начальника маяка, что в сам маяк ходить нельзя. Ну в принципе нам и не нужно. Сам маяк строили еще японцы, и похож он на колонну или на скипетр по центру мысового плато. Которое длинной где-то метров 500 и метров 300 в ширину. С северной и восточной стороны – в основном тундра с огромным количеством ягоды, и ромашками. С юга и запада – высокая трава.

Ходим по тропам и следам от автомобилей – виды с мыса брутальные. Высота скал около 40 метров, и на них огромный птичий базар. Птиц так много, что автофокус практически не работает когда пытаешься сделать фотографию. Собственно говоря прямо сейчас мы – самые восточные люди Сахалина.

С плато нас выгоняет дождь, и мы отправляетмся в шатер, где Данила готовит салат из морской капусты. Потом приходит Татьяна и сообщает нам что можно иди в баню, куда мы ходим поочереди, места там максимум на 3-4 человека. Решаем, как будем завтра проходить мыс, решения однозначного конечно нет – по ситуации, но сначала пойдем смотреть бухту под мысом, снимать на видео и фото поздравления для поронайцев, ну и для самих себя. В этот день мы прошли абсолютный минимум за весь поход, всего-лишь 4.5 км, но никто не жалеет, что мы сразу не ринулись обоходить мыс.

«Люди, я – Алёнка…!»
День 9, 15 августа 2009 г.

Поднимаюсь рано, и иду на мыс. Видимость лучше и хочется пофотографировать еще, т.к. вчера мешали сумерки и дождь. Ну и еще хочется посмотреть юго-западную оконечность мыса, вдруг все-таки есть возможность проскочить его по рифовой полке, как это было на Давыдова или на Марии в прошлом году.

Прямо под мысом что-то типа бухточки, где практически нет волн. Это из-за того, что метрах в 50-70 вдоль мыса – длинная-длинная рифовая полка. Она уходит за мыс на северовосток где-то на километр, и на столько же на юго-запад. Но все-таки в одном месте, как и рассказал Равиль есть участок, где волны бьют прямо в скалы, метров наверное 100. Увы, из-за этого места скорее всего придется обходить – волна 3-3.5 метра, сама полка уходит вертикально на глубину, метров на 10, и когда волна откатывает, получается обрыв в метр-полтора. Можно запросто сесть на полке, подрать лодку и еще грохнутся прямо под накатывающую волну. Впрочем в рифовой полке несколько проходов, на них хоть и колбаса, но хоть нет этого эффекта засасывания и камней. Отмечаю для себя, что на юго-западе также есть места, где вроде бы полка уже заканчиваются, но местами волны ломаются очень сильно – проходить можно будет с запасом.

С южной стороны – залив Сенявина – вдалеке видно мыс Георгия, который, по словам Данила еще сложнее, так как там стоят волны, но разглядеть что-то внятно не получается. Впрочем, мне кажется что на самом деле видны белые барашки, если это видно с такого растояния, то там доложно быть довольно-таки гадко. Делаю несколько контрольных фотографий и спускаюсь назад в лагерь.

Здесь готовится завтрак и начались сборы к отходу. Подошла Тамара Михаиловна, прощаться – у нее плановый сбор данных и сеанс связи, и еще принесла несколько банок консервов и остатки хлеба. Отблагодарили ее фирменной бутылкой кубинского рома и палкой деликатесной колбасы, нельзя же уезжать ну совсем не отблагодарив. Местным собакам перепали банки от съеденной сгущенки, чему они были несомненно рады. Сжигаем и закапываем за собой мусор, в предверии прохода мыса, Костик достал из заначки фирменное шампанское, брут 9-летней выдержки от МОЁT за $100, которую я привез специально для традиционного распития на траверзе, ну или сразу за мысом. Красивую коробку от него просто спалили на костре, а бутылку для удобства он положил в очко, между ног.

Прощаться с нами вышла половина поселка, и вот мы уже в пути. Сначала в бухту под мысом. Птицы встретили нас сильнейшим криком, и также бомбовой атакой тех, кто шел впереди. В бухте – очень красивые виды, фотографируемся со всех сторон, Заг разворачивает флаги, и произносит пламенную поздравительную речь. Пока все это происходит – Костик шарахается в 10 метрах от линии прибоя и долго рассматривает волны, то тут то там.

Через некоторое время – мы поворачиваем, и идем на выход – пройти вдоль мыса не получится, и поэтому решили идти по проходу, который показал нам вчера Равиль и который хорошо просматривался сверху. В районе скал народ оборачивается, т.к. Данил и Убз задержались. Картина маслом – Убз в воде, кувыркается прямо на линии прибоя. Он все-таки решился пройти напрямки. И кильнулся. Спешим на помощь, но Убз справляется сам и по-грудь вытаскивает байдару на маленький пляжик под скалами. Выскакиваем рядом и помогаем сливать воду. Спрашиваю:

– Ну что, Ктулху забрал что-нибудь в этот раз?
– Ты не поверишь…
– Что???
– Шампанское… ЛЮДИ! Я А-ЛЁН-КА! Я утопил шампанское!

Можно было заметить, как у некоторых из нас слегка исказились лица, а возможно и потекли слезы, но хрен с ним с шампанским, главное остался жив и вылез. Но заслужил статус основной АЛЁНКИ похода, это однозначно.

Идем вокруг полки, проход не так уж далеко, максимум концентрации, т.к. в нем очень сильная толчея – волны прибегают с трех сторон. Но это где-то 100-150 метров, дальше выходим на открытую воду, и сворачиваем на юго-запад. Особого течения нет, ветер благоприятный, но катящиеся горы волн прошедших через все юго-восточное Охотское море впечатляют. Идем на максимальной концентрации, где-то в 150-200 метрах от полки, и обоходим весь мыс минут за 20. На западной оконечности, замечаем те самые отдельные рифы, которые я наблюдал с утра сверху, и решаем пройти еще дальше. В этом месте отмечаем самую большую волну, 3.5 метра, а может быть и даже 4. Рация не работает в 20 метрах друг от друга – в один момент я на волне и вижу Ема с Ли – далеко внизу, потом они исчезают, и потом появляются прямо надо мной… а в рации в такие моменты только треск.

Наш курс прямо на мыс Георгия, в 4 км, не подходя к берегу, волна попутная значительно меньше и местам получается очень хорошо серфить – из-за этого путь занимает не больше 30-35 минут. Где-то на пол-пути отчетливо видно, что далеко за мыс уходят барашки ломающихся волн, и авангард в виде Костика и Зага, идут скорее прямо на мыс, чем вокруг него. Ну что же, так наверное проще, тем более у меня плохо работает руль… что же это за напасть, второй год подряд в самый отвественный момент… Все, кроме «Норвегии», подоходят к косе, прибой не такой уж и сильный, примерно также как накануне, поэтому быстро выскакиваем и вытаскиваем лодки на берег. А Ем явно пошел обходить мыс, ну что же подождем.

Мыс Георгия – это длинная-длинная 500 метровая коса уходящая на юго-запад. В этом месте встречается течение которое выходит из залива Терпения, и та самая зыбь, которая гнала нас через залив Сенявина. В результате – стоящие бары, а также толчея-сулой, которая продолжается в той или иной мере в море несколько километров. Чтобы хоть немного сгладить этот эффект экипаж уходит где-то на километр.

Неожиданно появляется Равиль – он подъехал на машине посмотреть, все ли у нас в порядке. Парни разводят костер – греемся. Ема не видно, но у Равиля потрясающий никоновский бинокль, в который видно… что наши в воде! Оперативно перетаскиваем Данилин каяк на другую сторону косы, благо тут метров 30 всего, и собираемся на помощь. Смотрим снова… да нет, все-таки они в лодке, идут обратно, правда по-прежнему со стороны залива Сенявина, сулой по всей видимости пройти не удалось. Продолжаем греться и таскаем каяки, в то время как Настя пошла смотреть самую оконечность мыса. Ох, что-то долго нет «Норвегии»…

  Я тоже решаю пофотать сталкивающиеся волны, и иду на оконечность. В этот момент, вижу что Емич уже совсем близко, но почему-то байдарка уж очень медленно передвигается. Машу им чтобы шли дальше, на что они совершенно не реагируют и явно готовятся высаживаться. Присматриваюсь, и вижу, что за исключением кормы, они с Сашкой сидят под водой. Срочно бегу на помощь вытаскивать лодку. Как только выскочили, Ли просто уходит к костру, оказывается они кильнулись, и не смогли откачаться.

По-словам Емича, все было нормально, «решили все-таки что мысы надо обоходить, а не перетаскивать», отошли подальше где по-спокойнее, но когда проходили линию стоячих волн, вдруг неожиданно, практически ниоткуда возник баран который развернул их и нестандартно «от себя» перевернул. Прям волна-убийца! Драматизма ситуации добавили сивучи, которые играют в этой толчее, и вплотную тусовались прям рядом с нашими кильнувшимися – в первые секунды у них даже возникало опасение как бы не откусили что не надо… Ситуация конечно серьезная – километр до берега, течением сносит обратно в море, и никого рядом нет. Но молодцы, не растерялись и смогли забраться обратно. После “спасов”, все же иду на оконечность мыса, где на самом деле картина довольно-таки брутальная. Волны разбиваются друг о друга, как-будто происходит маленький взрыв.

Выходим от этого места довольно-таки оперативно – в сторону мыса Обширного в 7 км на север, где будем стоять. На мысе виднеется каркас когда-то стоящего там радарного купола ПВО, а под ним куча всяких строений. Идти по заливу одно удовольствие – ни малейшей волны. Правда небольшое обратное течение – ок. 1 км/ч, и у меня снова разболтался руль, приходится подруливать постоянно. Наконец, мы на мысу, проходим за него, и становимся на пляже. По всей видимости на сегодня приключений достаточно.

Лагерь разбит, Ли с Емичем оценивают результаты оверкиля. «Прикинь ж***», слышу я Ли, оборачиваюсь, и вижу как он сливает воду из большой алексиковской гермы. И потом начинает доставать оттуда: спутниковый телефон, сотовый телефон, ай-под, электронную книгу, рацию, фотоаппарат… Герма как-то размоталась и наполнилась водой… единственное что не промокло – паспорт который лежал в дополнительной герме. Может быть все-таки повезет и что-то заработает? Кто-то предлагает замочить все это в водке, это лучше чем просто вода, так в общем и делаем.

Вечером празднование… хоть и не было шампанского было очень много экстрима… Идет дружеский разбор полетов. Подкалываю Костика:
– Убз, а Убз, ну ты нахре туда полез. Фотоапарата мало?
– Да я посмотрел, вроде проскочу.
– Блин, ну в следующий раз, я две бутылки куплю, одну сам буду возить всюду.
– Гриша, обе бутылка сам вози, потому что доверять этой Алёнке…
Это подключился к разговору Емич.
– Ладно, все равно, давайте выпьем что-ли за индивидуализм и соло-каякеров.
– Ну за это надо выпить… Все равно ты Алёнка… а давайте вообще, этот день назначим днем Алёнки и будем каждый год отмечать!

Последнее предолжение вызывает всеобщее одобрение, и так невинная дата 15 августа становится днем Алёнки. У непосвященных, конечно же, уже возник вопрос, а причем тут Алёнка. Об этом как раз спрашивает, в тот момент и непосвященный Данил. Не вдаваясь в детали, объясняю, в нашей тусовке Алёнкой в походе назначается любое существо, нанесшее моральный, экономический, физический или какой-либо другой вред общественному благосостоянию (разлил водку, накидал песка в котел с едой, спалил чьи-то носки, забыл закрыть на ночь сетку от комаров и т.п). До тех пор пока этот титул не перейдет к кому-то еще. Кстати, та самая дама, от чьего имени этот титул произошел, совершенно никаких вредоносных действий не совершала. Как ее имя связанно с этим титулом совершенно другая история.

Тем не менее, шутки-шутками, а ситуация на Георгия была исключительно серьезной, и об этом тоже говорится не мало. Однако, основная цель нашего похода выполнена, что подтверждается троекратным ура, снятым на камеру, и теперь дело за малым – без происшествий вернуться. За день прошли немного, всего лишь 12 км, но никого особо этот факт не расстраивает, ведь мы, можно сказать, на финишной прямой, хоть и длинной, но намного более спокойной чем восточное побережье. Да и погода вроде бы временно установилась.

«Водка закончилась… совсем…»
День 10, 16 августа 2009 г.

Как выяснилось – празднование продолжалось до 3 ночи. И при этом были окончательно прикончены запасы алкогольных напитков, а это изначально составляло примерно 4.5 литра на человека (за исключением Насти и меня), так что нескончаемая попытка полностью победить трезвость пала крахом. Выпили даже ту водку, в которой замачивали оборудование.

С утра, неспешные сборы, попытка приготовить блины, а также сделать яичницу из яиц крачек которые нам выдали на маяке (при этом сохранить красивую голубую скорлупу на память). Блины получались каким-то горело-недожаренно-пузыристыми, до тех пор пока Ем не взял это безобразие в свои руки и бухнул всю блинную смесь на сковородку. Получился один огромный, толстенный, но вполне съедобный блин. Народ уходит гулять, посмотреть на остатки объекта ПВО, который не функционирует уже 13 лет. Старый маячник рассказывал, что в 1996 году, часть ПВО снялась в один день. Говорит, как-то смотрим – у военных какая-то суета, вертолет летает. Вечером поехали посмотреть – а там ни души, на плите стоит кастрюля с теплым борщем, в офицерском домике висят детские вещи. Приказ вроде был сняться в течение 6 часов, и вся техника, оборудование и даже личные вещи таки остались там. Сейчас конечно ничего не осталось, что не растащили, развалилось – казармы и домики обрушились, а техника пришла в полную негодность. Грустно от таких мест конечно, ведь в то лихое время вот так снимались многие части, промысловые поселки и городки, и дай Бог чтобы такого никогда и ни с кем не повторилось.

Прямо к выходу, погода вроде совсем распогаживается, и мы двигаем на север. И все-таки она (погода) пошутила насчет улучшения, и в течении часа опускается густой туман, и затем начинается всепроникающая морось. Наша задача найти воду, чтобы приготовить обед – это делаем на р. Сабельной. Правда там воду приходится брать прямо из болота – она цвета слегка разбавленной заварки. Выдвигаемся, и через некоторое время приходим к точке нашей стоянки – на оз. Чан, зайдя в которое наблюдаем одиноко пасущегося оленя. Дует ветер, и в совокупности с влажностью довольно-таки гадко.

Отсутствие алкоголя и промозглая погода делают свое дело, и спать ложимся рано, практически сразу после ужина. За день пройдено ок. 19 км, теперь нам надо постараться за два дня пройти почти-что 70 км, чтобы успеть во Владимировку, и попытаться договориться о доставке в Поронайск. А то ведь «Одни билеты – 40 тысяч…»

«Вода тоже кончилась… совсем…»
День 11, 17 августа 2009 г.

С утра меня будет Пастор. «Дай фотоапарат, пришел олень». У меня на самом деле объектив с 26x зумом, поэтому фотоаппарат ему даю. Потом вылезаю сам и иду смотреть. Олень пасется в 100 метрах, ветер в нашу сторону, и поэтому он нас не чуствует. Красавец. Надо конечно попытаться подобраться поближе – лезу на плато над озером и очень акуратно по кустам подбираюсь к нему, вместе с Колей. Вроде подобрался, но только стоило лишний раз шевельнуться, олень быстренько удалился. Фотки получилсь, но только издалека. Увы, животоное очень пугливое.

А в лагере с водой у нас конечно проблемы – нужно срочно пополнять ее ресурсы. Вчера использовали практически все, а на завтрак даже и неприкосновенный запас. Вылазка Емича и Пастора за водой на байдаре на другой конец озера превращается в бурлацкий труд, т.к. озеро в отлив исключительно мелкое. И воды там тоже нет практически. По карте ручьи начинаются только за Лодочным – больше 20 км, но вот на ЖПСке у меня показан ручей в 8 км. Попробуем пройти туда. Выхожу первым, в по-прежнему ползучую, всепроникающую мокрота. Такое ощущение что она навсегда повисла над этим миром. Но гребется, кстати, очень легко, я вообще уже перестал уставать, и по скорости тоже прибавил. Чуть медленне Костика и Ема, до Ураганов конечно мне не дотянуться.

Море зеркальное, тишь и гладь, в 8 километрах, как и обещал ЖПС великоленый, практически чистый ручей. Набираем всю возможную тару, и до перешейка Лодочного уже практически рукой подать. Приходим туда всей толпой, и даже проходим немного за само озеро. О, а на высадке появлась небольшая волна! Предложения повторить переход на восток и снова вернутся на мыс воспринимаются совершенно без энтузиазма, опять вспоминаем желание перескочить сюда в начале похода. В ретроспективе понимаем, что сделали правильно, когда отказались от пресловутой “петли”.

Целью дня ставим р. Незабудку, в урочище Шамово, в 15 км, там должна быть вода, и место закрытое от ветра. Хотя ветра особого нет, впрочем как и волны. Моя новая скорость как-то отделила меня от коллектива – гребу сам по себе, немного отставая от одних, и отрываясь от других. Есть возможность подумать о вечном, хотя какие мысли. Гребок раз, два, три… пятьсот пядесят четыр, пятьсот пятьдесят пять… Отсегиваются и сотни, и тысячи… Кстати, на однерке, по растоянию на тысячу гребков проходишь где-то 2-2.3 км, но я стараюсь как можно дольше не заглядывать в ЖПСку. Потому что люблю, когда посмотрел на эту шайта-трубу, и оказывается, что до цели осталось, скажем, меньше трети пути.

Наконец выскакиваем на берег – стоит очень сильный запах гниющей рыбы. Может быть из речки, потому что она на самом деле забита рыбой. Да, из речки, но не только. На самом деле – дикая картина, в прибрежной зеленке кучами поротых самок горбуши, практически серебрянка и свежая, а рядом с речкой лежит сетка. И следы на берегу. Встаем чуть подальше, т.к. вся эта гниющая рыба отличная заманужа для Потапыча. Еще в кустах лежало несколько мешков с цвет-металлом, уж откуда они там взялись не понятно. В любом случае, все это оставляло не очень приятный осадок.

К вечеру опять начинается морось и холод, никто не хочет мокнуть, и поэтому быстро разбегаемся по-палаткам. За день пройдено приличные 32 км, и при благоприятном раскладе мы завтра можем быть во Владимирово.

«А если он это… откажется пить?»
День 12, 18 августа 2009 г.

Итак, утром воспряли духом. Ни дождя, ни мороси. Ли разобрал свою электронику, и немного просушил ее, но по-всей видимости прогноз неблагоприятный (забегу вперед, ценник этого оверкиля пракически приравнялся к стоимости хорошей полиэтиленовой двойки – спутник, сотовый и электронная книжка канули в лету, остально заработало). Сушимся как можем, ибо кто знает что нас ждет днем, ну и завтра. Ленивые сборы, сожжение браконьерской сетки на костре, и массовое отплытие. Наконец сфотались все вместе.

Сразу по пути проходим урочище Котиково, там раньше были то ли военные, то ли поселок, и по идее должен стоять кордон от заповедника. Кордона нам не видно, только строения какие-то, мы далеко, но прямо напротив Котиково стоит МРСка, и от нее сетка, в сторону берега. На глаз не доходит где-то в километре-полутора. Предполагаем, что все-таки она за пределами водоохранной зоны заповедника, движемся дальше.

Опять остаюсь в одиночестве, только Пастор с Женькой маячат метрах в 200 то спереди, то сзади, вода гладенькая, и мы отошли совсем далеко. Берег меняет характер – красивые высокие скальные мысы, водопады. Решаю, что это стоит заснять и иду к берегу. Тут уже Емич, и Женька с Пастором, а Данила с Настей на подходе. Только Ураганы с Убзом исчезли где-то за горизонтом.

Фотографируемся и так и сяк, вода – зеркало, цвет изумительный. Но пора бы уже и меру знать, надо идти в район реки Чайка, там у нас обед, кушать-то очень хочется. Проходим мыс, а тут прямо на реке… баркас без опознвательных знаков, и мужики таскают туда сюда какие-то мешки. Ну и что эти люди делают в заповеднике, В общем, поснимали это безобразие правда дюже издалека, да пошли восвояси, а тут «Бах!», и эхо разнесло… пальнул кто-то, куда и в кого правда не понятно, мы уже отошли метров на 500, но ощущение было малоприятное.

Подходим к Чайке – наших компаньонов нет и близко. Ну мы уже высадились, и все жестоко голодные, поэтому варим суп и обедаем. На берегу опять же следы какого-то транспортного средства, вглубине что-то типа зимовья. Но поротой рыбы нет, и это радует. После обеда, собираемся и идем, ведь Владимирово уже в прямой видимости, до него около 10 км.

А через пару км – вот и наши друзья, загорают на берегу. Машем им что идем дальше, и валим, ведь Владимирово видно уже совсем отчетливо. Проходим еще одну сетку, стоит ли она на территории заповедника, или за его пределами не ясно, но прицеплена она к берегу. Кстати, берега совсем изменились, очень похоже на северо-западный Шмидта, явно песчанники и торфянники. Сразу после выхода нас стала догонять волна – небольшая, но достаточная для серфинга прибавили к скорости 1-2 км/ч.

Вот и Владимирово, оно находится вне зоны заповедника и тут серьезное предприятие. Вернее их два, одно под добыче, другое по переработке. Еще база отдыха со свежепостроенными домами, и даже часовенкой. С причала на нас с удивлением смотрят рыбаки. А мы… мы собираемся в кучу, и массово выпрыгиваем на берег. Возможно это окончание нашего похода.

Фотографии, поздравления. Правда парни идут узнавать – если на месте администратор стана – Сергей, по выброске к нему. Пока его нет, поэтому готовим чай прямо на берегу – у костра. А через час появился Сергей, выдал расклад. Если есть рыба, то завтра будет параход, тогда он нас посадит на него. Если рыбы нет, то будем думать. На машине ехать варианта нет. А пока нас размещают на верхнем этаже свежевыстроенной базы.

Как же это необычно, каждый раз возвращаться в цивилизацию – свет, окна cо стеклами, комнаты в которых так много места. Варганим походный ужин – в таких условиях он выглядит необычно. Но главный кайф это “святой” свежий хлеб, потому что печет его местный батюшка – просто праздник.

Кстати, некоторые из нашей компании оказалось все-таки сохранили некоторое количество алкоголя. А именно, 1.5 литра, для того чтобы отпразновать встречу– с Сергеем, ибо знают его они давно. Но на стане сухой закон, а значит Сергей возможно и не будет пить, у всех в голове крутилась мысль, которую озвучил Заг то ли в виде вопроса, то ли утверждения «Ну а если он откажется пить…?». В конечном итоге так и вышло, и народ тихо и с радостью праздновал окончание похода, ибо пришла информация что и рыба есть, и что утром будет параход.

«Там бомж осмотрел меня с сожалением, и даже не стал ничего просить..»
День 13, 19 августа 2009 г.

С утра в 7:30 парахода нет. Информации по нему тоже, поэтому ждем, но все же собираемся, хотя лодки еще не разобраны. Параход, вернее 20м рыбацкая шхуна появляется около 9, и у нас сразу начинается авральный сбор. Каяк свой я разобрал за рекордные 20 минут, причем наверное собрал при этом килограмм песка, ничего разбираться будем потом.

Забираемся и грузим вещи на баркас который держат для нас рыбаки, потом все это перекидываем на шхуну, большие каяки привязываем, все вещи разложены в основном на корме. Дальше нас просят в малюсенький кубрик, где есть ДВДшка, а рыбаки около часа ходят по неводам и перекидывают рыбу. В это время и большую часть дороги народ смотрит кино – “Американскую историю”, потом “Армагедон”.

Наконец вышли. До Поронайска – 60 км, мы идем со скоростью 12-15 км/ч, т.е. идти около 4-5 часов. В принципе ничего особенного, только вот некоторых из нас укачало. Но сильно согревает мысль о том что мы едем домой. Вот уже и Поронайск, тут нас встречают, вернее цельнокорпусных каякеров – за Ли приехала супруга и его отец. Таким образом уежают 3 человека – Ем, Ли и Настя, плюс цельнокорпусные лодки, а все остальные отправлются на вокзал.

А вот на вокзале засада. Во-первых касса здесь работает 3 раза в сутки, по два часа, и мы пришли к ее закрытию. Ну и самое главное билетов нет в принципе. Совсем, ни на 1 ночи, ни на 4, ни на следующий день. Выбираться надо, стоим на вокзале и прикидываем наши варианты. Костик первый сбегал в магазин, принес кучу хавчика и пива. На вопрос, не приставали ли к нему местные, сказал: «Да там бомжара стоял у магазина. Осмотрел он меня с сочуствием, и даже ничего не стал просить». На самом деле стоят 7 здоровых, небритых, грязных и просоленых мужиков с красными мордами, к таким просто так не подойдешь…

Заг пробивает по своим контактам баню, и одновременно Костик получает информацию о 6 службах такси. Попытаемся найти машину. В конечном итоге на 4ом номере откликаются на нашу просьбу, и после нескольких звонков туда-сюда вроде находим 2 машины до Южного, вроде как за 12 тысяч за все. План такой – в 21 мы едем на них в баню, посмотреть влезет ли весь наш скарб, ну а потом в 24 часа они нас уже везут домой.

В конечном итоге они с нас сторгавали 17 тысяч, потому что «и груза много, и бензина больше…» но после бани в Поронайске находится ну совсем не хотелось, тем более ночевать абсолютно негде. А ценник в принципе сравним с тем, чтобы мы заплатили за поезд.

Баня – на ура, смотрим ТВ, греемся и жрем чипсы. Опять реакция на телевизор дикая – смотрим все, включая рекламу. А как все-таки хорошо быть чистым, сидеть на стульях за столом… А дальше – дальше все по плану, за нами приезжают и мы отправляемся в долгий путь домой. Я не сплю всю дорогу, так как боюсь что может заснуть наш водитель. Но к его чести он ведет профессионально и очень спокойно. Поражает харчевня в Восточном где в 3 часа ночи в будний день кипит «клубная» жизнь. А дальше… дальше город с кучей занятых людей и машин бегущих на работу в 8 утра, дом, родственники и горячий борщ и мягкая кровать…

ЭПИЛОГ

Вот и закончился наш второй большой морской поход и под конец хочется подвести некоторые итоги. Естественно, это скорее мое субъективное восприятие ситуации, и поэтому с удовольствием хотелось бы услышать мнения, как и других участников, так и просто читателей данного опуса в книге отзывов.

Во-первых, есть некоторые «концептуальные» мысли, как бы «извне». Уверен, что для некоторых людей с опытом туризма, многое касательно нашего похода и группы может показаться, скажем… необычным. На самом деле это так, хотя сразу стоит сказать, по сравнинию с прошлыми годами мы однозначно изменились. Так почему же я поднял этот вопрос? Потому, что в наши ряды влились новые люди, причем некоторые из них – выросшие в совершенно отличной системе спортивного туризма. И как раз с их подачи, долгими мокрыми вечерами у костра, мы устраивали дискуссии, на тему о том “кто мы, и что мы”, и как это вообще получается осуществлять такие довольно-таки серьезные мероприятия в стиле, как охарактеризовал его Женя, «самодеятельного туризма».

Да, налицо некоторая неэффективность. Та же самая проблема с раскладкой, некоторый перекос в распределении обязанностей, несогласованность в планировании маршрута и т.д. Но с другой стороны, надо задаться вопросом (и это тоже обсуждалось долгими мокрыми вечерами), какую цель ставят перед собой спортивный, и наш «самодеятельный» туризм? Обсуждать можно долго, но основным тезисом, который мы вывели является то, что в нашем конкретном случае изначальной целью ставится а) отдых б) общение на природе с)некоторая доза адрналина, и только в конце достижение какой-то конкретной цели, будь то прохождение тех же самых крайних точек, покорение больших вершин или получение какого-либо спортивного разряда. Да, возможно, если ставить группу в еще более сложные условия, жесткие рамки режимов, графиков и растояний, она сразу не будет столь эффективна, как тренированный отряд спортсменов, руководимый твердой рукой… Но как ни странно, в этом походе я, ярый сторонник центрального жесткого планирования и тотального контроля, пришел к совершенно неожиданному для себя выводу. Мне кажется, что сильная сторона этой группы – в ее гибкости и демократичности. Ведь по сути, все решения которые принимались на маршруте, по-большей части результат дебатов совершенно противоположных мнений. И в большинстве случаев оказались правильными и эффективными. Группа научилась самоорганизовываться, и когда произошел перекос в графике, все собрались и в конечном итоге уложилась в требуемые сроки. Ухудшились условия – мы к ним адоптировались. В общем, будущее покажет. Не хочется представлять все в розовых тонах, ибо конечно есть над чем работать. Возможно мы находится на грани собственной эффективности, но очень может быть что потенциала все же еще очень много.

Во-вторых, некоторый взгляд изнутри относительно самой группы. Несколько раз обсуждалось, что размер группы сейчас близок к оптимальному, впрочем как и общая физическая и техническая подготовка. Скорее всего учитывая вышеописанные особенности стиля, вариант 8-12 человек, для нас идеален. По-сравнению со Шмидта, очень порадовал факт, что на этот раз группа хоть и растягивалась, шли как-минимум парами или тройками, очень важный момент с точки зрения безопасности. Еще один момент, то, что планка «рабочей погоды и моря» немного поднялась, т.е. мы стали немного опытнее. Но при этом, хотя мы и узнали больше о море и о собственных возможностях, очень важно научиться твердо чуствовать грань и четко осозновать свои лимиты. В этом отношении очень показательны киляния, и на Терпения, и на Георгия, и очень хочется надеятся что все сделали из этого выводы. Как говорят эксперты, морской каякинг – спорт с низким уровнем видимого, но с высочайшим уровнем потенциального риска, и об этом никогда нельзя забывать. Ну и в третьих, не смотря на все мелкие бытовые конфликты и бесконечное прикалывание друг над другом, климат отношений в группе в целом исключительно позитивный. Дай Бог, сохранить этот баланс в будущем.

Наконец, в-третьих мои собственные ощущения и мысли. Первое и самое главное, что положа руку на сердце, мне поход показался слишком коротким. То ли мы гребли много, отдыхали мало и проскочили маршрут ну очень быстро. То ли в принципе, гребли не так уж и много, и не успели от этого устать. Нет однозначного ответа. Знаю только одно, в следущий раз хочется увеличить километраж, возможно немного усложнить условия, ну и постараться иногда делать паузы. Второе – то, о чем я уже писал в самом начале. Ошибка, которую совершил, выйдя в серьезный поход на совершенно незнакомом оборудование. Так делать нельзя. На мое счастье большую часть времени было мокро и холодно, и костюм работал. Прошлогодняя Шмидтовская погода, была бы убийственной для этой формы одежды, и пришлось бы полностью раздеваться и подвергать себя дополнительному риску.

Вообще, говоря если сравнивать со Шмидта, то в целом мне показалось что условия там были чуточку суровее. Возможно потому, что там они усложнялись по ходу маршрута, а тут получилось наоборот, сложно, сложнее, а потом зеркало… Но с другой стороны, на Шмидта мы все таки испытали и противотечение, и большую волну и сулои, и сильнейший ветер в морду, намного более серьезный прибой и холод. Трудно сказать. Каждый поход сложен по-своему.

Крайний момент, о котором обязательно хочу упомнуть это то, что никакие преимущества однерки не сделают поход на ней легче, чем на двойке. На двойке в экспедиции проще и этот приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Другое дело, что ощущения от одиночества и единения со стихией в соло варианте в разы острее. Разница разительная, возможно тождественная разнице между тем как ты ощущаещь воду на байдарке, или скажем на гидроцикле. На однерке, особенно когда остаешься один ощущения сравниыми с тми, когда ползешь в одиночку по заснеженному ребру хребта, и осознаешь что ты все время на грани. И что кроме тебя самого никто тебе не поможет. И решения принимаешь соотвествующие. Не знаю, все же по-прежнему для себя не решил, что мне нравится больше. Наверное, буду в отдельности рассматривать каждую отдельную экспедицию.

На этом наверное все.. вернее нет, в завершение хочется еще раз произнести отдельные слова благодарности за помощь и всяческую поддержку нашего мероприятия всем кто нам помогал. В особенности Сафронову Валерию Анатольевичу, Тен Бер Ку, Александру Михалиовичу Радомскому, Сергею из Владимирово и еще раз Тамаре Михаиловне Суворовой. Огромное Вам человеческое спасибо!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s