ВЫЛАЗКА 1-1-Ч-Ш-5

ВЫЛАЗКА 1-1-Ч-Ш-5, ИЛИ ЗАКРЫТИЕ СКИ-ТУР СЕЗОНА 2007-2008
С ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫМ ЗНАКОМ, часть 1

Категория сложности безразличия участников к спортивным достижениям участников не определена.
Текст ХайерДжи. Фото – все участники похода.

18.04.08Рыбзавод на р. Пиленга – изб. Бурова25 км, перепад 100 м, солнечно +5С
19.04.08Радиальный выход на г. Лопатина25 км, перепад 2400 м, с утра –4, днем до +11, дымка
20.04.08изб. Бурова – г. Лопатина – плато Константиновича6 км + (10 км снегоход), перепад 1900 м, честных 1300 м, утром -2, днем ок. +8С, солнечно с дымкой, вечером сильный южный ветер
21.04.08плато Константиновича – Чамгинский перевал20 км, перепад 1000м, с утра 0, днем до +10, солнечно с дымкой
22.04.08Радиальный выход на Сказочный город16 км, перепад 900 м, с утра +3, все в дымке, вечером –5С в густейшем тумане
23.04.08Чамгинский перевал – г. Громова – Дупло20 км, перепад ок. 2000 м, с утра –8, днем +6, облачно, по верхам туман и ветер
24.04.08Дупло – 3 тымовский мост12.5 км, перепад 150 м, с утра 0, днем +10, дождь

Пролог

Когда-то, очень давно, когда я боролся со школьной программой английского языка, с целью разнообразить сей процесс, я выписывал интересные, на мой взгляд, фразы c дальнейшей целью их запоминания. Как ни странно, несколько фраз накрепко засели в голове, а некоторые из них даже стали практически жизнеными направляющими. Вот где-то споткнулся по жизни, или не получается что-то, вспомнил одну из таких фраз, произнес про себя, и как бы полегчало – тронулся дальше… Например, одна из них «Courage is not the absence of fear, it’s the conquest of it» (Смелость это не отсутствие страха, это его преодоление). И так получилось, что для меня, эта фраза стала основной мантрой описываемого похода. Но обо всем по-порядку.

18 апреля 2008 г.

Вообщем, конечно, поход формально начался в вечерние часы 17 апреля, когда четыре совершенно разных, но объедененных одним стремлением человека (Владимир Егорыч – Ольга (Валькирия), Володя (Пастор Шлаг) и Гриша (Хайерджи)) уселись на тымовский поезд. Не знаю какие были ощущения у других участников похода, но для меня, в отличии от предыдущих разов было все исключительно обыденно, и поев пиццы, которая кстати потом доехала аж до подножья Горы, и поболтав на разные темы мы спокойно легли спать. Единственным неудобством с которым столкнулись было то, что наше купе находилось рядом с туалетом, и всю ночь хлопала дверь.

А вот 18 апреля все началось с маленького приключения – такси, которые нам заказали наши друзья, мы так и не нашли. Видимо оно не дождалось нас, как нам потом объяснили, если таксисты ловят пассажиров на Александровск, на все предзаказы куда-либо им становится наплевать (логика железная – если есть возможность отвести народ в Александровск за 800 р., зачем ждать кого-то для отвоза в Тымовск за 150 р.?). Поэтому разгрузившись, после нескольких минут ожидания мы напрямую загрузились в кунг Урала, где вместе с нами разместились итого 18 человек жаждущих взойти на высшую точку острова.

В тесноте да не в обиде, здесь наши старые друьзя братья Теровы, Андрей и Алексей, супруга Андрея Наташа, и целая группа тымовчан под руководством Яцик Людмилы Георгиевны, для которых данный поход является ежегодной традицей, примерно такой же, как для южан майское восхождение на пик Чехова. Где-то за 1 час, мы успели доехать до рыборазводного завода на р. Пиленга, откуда нам предстоял 25 км отрезок до избушки Бурова, практически у подножья Горы. Разношерстная компания разобрала лыжи, и быстро стартовала, в течении часа растянувшись на расстояние около 2 км. Мимо пронеслись снегоходы поддержки, увозящие все тяжелые вещи, а мы относительно неспешно продвигались по дороге, слегка утрамбованной буранами прошедшими неделями раньше.

Надо сказать, что очень приятным для меня лично моментом было то, что даже на тяжелой версии скитурных лыж, я около 10 км прошел коньком, держась фактически в самом начале лыжного пелетона. Только на 8 км, когда у меня подломилась беговая палка, из пары, которую я взял у Наташи Теровой, я стал отставать, и скорость снизилась до среднегрупповой. Хотя наш текущий путь полность повторял начало нашего пути в 2006 г., честно сказать, дорога узнавалась с большим трудом. Только в районе бродов, начал что-то вспоминть – некоторые из смытых мостов, кстати, оказались отремонтированными.

На 2-ом мосту, мы останвились набрать воды, и дождаться отстающих. К нашему большому удивлению, очень скоро отстающие появились… на прицепах к одному из снегоходов. Выглядело это весело, но между собой члены основной группы решили что пока возможно, нужно следовать спортивному приципу, и отправились дальше на лыжах. Данное решение продержалось примерно до 20 км, когда вернувшийся снегоход предложил прицепиться, и так доехать до избушки. Решив что спортивная составляющая похода на данный день исчерпана, Андрей, Алексей и ваш покороный слуга, прицепились к ревущему снегоходу Бомбардье, и остаток пути, ок. 5 км до избушки проехали, как говорится с ветерком. На самом деле, занятие это довольно-таки экстремальное, падает кто-то один и все в рассыпную, чтобы не влететь в упавшего. Еще лыжа может заехать под ветку, можно просто вообще въехать в дерево, можно неудачно слететь в канаву – короче веселое занятие. Ну а по дороге – чем ближе к хребту –тем больше лавин, даже с самых «смешных» склонов, но в большей части все месячной и больше давности.

Учитывая то что нас с тымовчанами было аж 18 человек, были расставлены 4 дополнительные палатки. Остаток дня прошел за самыми разнообразными занятиями – кто-то спал, кто-то катался на снегоходе, кто-то сидел в хорошей компании, народ играл в волейбол прямо на снегу и т.д. Но в целом морально все готовились к завтрашней вылазке, и особого разгула не было… Где-то около 20:00 я отключился от реальности и других членов группы.

19 апреля 2008 г.

Группа «длинного» похода встала рано. Быстро собрались, подготовили рюкзаки (планировалось оставить заброску продуктов на вершине, чтобы на следующий день не тащить хоть часть продуктов) и уже в 7:30 отправилсь в сторону горы. Учитывая, что температуры весной 2008 года повсеместно были аномально высокие, абсолютно критично было проскочить 10 км, отделявшие на от подножия, пока стоит наст и чтобы избежать подлип. Что фактически нам и удалось сделать. Где-то на 2/3 пути нас обогнал снегоход с оставшимся восходителями-тымовчанами, а где-то ок. 10 утра мы все встретились на точке «отцепления саней», высота ок. 500-550 м в центральном кулуаре ручья Андреева. Снегоход налегке заехал еще дальше, в конечном итоге на высоту около 900 м, основая же толпа стартанула вверх. Только четверо продолжали продвигаться на лыжах, бэк-кантрийшики и ски-турщики.

На данном этапе хочется отвлечься и сказать пару слов о нашем оборудовании. Самое главное, это конечно то что у нас на ногах (мы это шесть человек участников недельного похода). Присутствуют двое скитурщиков – один (Егорыч) на старинных (98 г.) паралелльных хаганах и 555 сильвереттах года 02-03, самых ходильных ботах Скарпа того же года, другой (я) на Динафитах FR10.0 187 см, то бишь самой что ни наесть «неходильной» версии, с соотвествующими креплениями Naxo N21 и в ботах Скарпа Матрица. Еще двое –Ольга и Пастор – на Фишерах бэккантрийных разных модификаций (OuttaboundX и BoundS), с усиленными креплениями SNS Pilot, и соотвествующими ботинками. Наконец, братья Теровы, на обычных пластиковых лыжах с обычными петушково-трехдырочными креплениями и соотвествующей обувью. Полнейший разнобой, но хотя изначально были некоторые опасения что из-за этого скорость группы будет слишком различна, практика показала что передвигались мы примерно с одинаковой скоростью (за исключением Егорыча, который на скитурах съезжал практически в любых условиях, и реально отрывался вперед, в отличие от меня. Под тяжелым и громоздким рюкзаком во многих местах я просто снимал лыжи – с моей точки зрения кувыркнуться и лететь куда-нибудь вниз с 25 кг на спине намного хуже, чем потратить лишние 5-10 минут). Вообще в целом сложилось впечатление что при любом раскладе умелый скитурщик будет всегда впереди групы, в то время как бэккантрийщикам очень сильно помогли бы камуса на многочисленных малых подъемах.

Но вернемся к восходителям. С тем как кулуар становился круче, тем больше растягивалась группа. Кто-то отдохнул возле снегохода, кто-то пошел сразу наверх – зигзагами. В 150 метрах выше снегохода, прямо перед отворотом на кулуарчик к гребню, появился небольшой наст, а уклон достиг 25 гр., при котором даже мои Дины стали срываться. Я отошел немного в сторонку, и выдолбил небольшую нишу в снегу (под легким настом образовавшимся в результате снегопада недельной давности был бетон). Пока я ковырялся, ещи и одевая кошки вся, группа проследовала змейкой в боковой кулуар. Последовав за ними на каком-то этапе догнал их, т.к. на кошках шел по прямой, но затем снег раскис, кошки с подлипом стали больше обузой, чем помощью и поэтому на хребет я таки вылез в самом конце. Кулуар варировал уклон от 25 до 35 градусов, но один из восходителей, по-всей видимости преследуя спортивные цели зарубился по 45 градусному лбу, от чего явно получил удовольствие.

Вот мы на Набильском хребте, высота ок. 1350 м, традиционное место перекура на подъеме. Прямо под нами основной кулуар ручья Андреева – в который можно катнуть с предвершины с высотой 1500 м, с другой стороны – истоки реки Лопатина, которая позже сливается с Чамгу – здесь можно катить с самой вершины. Ну и конечно вершина, плоская лысина, по фотографиям напоминающая восьмитысячник Чо-Ойю. А снега и правда мало, кое-где проталины и торчит стланик. Везде весна пришла на 3 недели раньше. Из телефонов работает Би-лайн, чем пользуются счастливые обладатели трубок. Остальные ждут своей очереди.

Народ фотографируется, т.к. по словам знатоков это лучшее место для фото, и готовится к подъему на юг на предверершину, и дальше на восток на непосредственно вершину. Вдруг, прямо перед нашим стартом видим на вершине группу оленей. Они перемещаются туда-сюда, потом замечают нас и исчезают. Кстати, оленьи следы повсюду, даже на карнизах и в самых крутых лавинных логах.

Подъем занимает 1.5 часа. В конечном итоге снова оказываюсь в хвосте, даже не участвую в груповой фото, а сразу бреду дальше на восток, где мы собираемся оставить заброску. Пока тымовчане веселятся, наша группа выкладывает основную тяжесть консервы и продукты, а так же кое-что из вещей. Южно-сахалинцы поднимают вопрос о безопасности продуктов на такой высоте – в принципе замечены вороны. Но тымовчане увереяют нас в честности и допропорядочности лопатниских горных ворон. Прохожу чуть дальше по хребту – видно названный мной в 2007 году «Пуп-лыжников» – южная предвершина горы, это от него будет спуск на восток на плато Константиновича, и дальше по хребтам. Там все понятно, а вот спуск с Пупа меня настораживает. 40 градусный гребень, с обрывами с обоих сторон, участок 100 м где-то, возможно дальше он выполаживается. Естественно, не понятно в каком он состоянии, если будет пасмурно – то будет наст – хреново можно подскользнуться и улететь, если солнечно – будет рыхляк, и т.к. спуск явно придется осуществлять с южной стороны гребня (с севера вообще обрывистые уступы), а юг получает солнце практически весь день, можно спустить что-нить нехорошее. Короче непонятно, но предположительно хреново при любом раскладе.

Возвращемся, тымовчане уже покинули вершину, и видно как они спускаются в сторону нашего кулуара. Мы бежим за ними. Снег раскис окончательно на улице нереальные +8С. Добегаем до кулуара, и тут начинается попслей. Не долго думая, все за исключением Ольги следуют примеру тымовчан – я только до своих лыж. Пока готовлю их к старту, все спускаются и рассредоточились по краям кулуара – типа зрители Супер-Джи. Ну что, с Богом потихонечьку начнем, как сказал мэтр. Покатился. Снег – каша, нефига не едет, перекантовки вялые, поэтому еду какой-то смесью скоростного спуска и слалома, местами выскакиваю на борта, мож удастся что-то отфинтить. Ой, а я уже на полпути к месту первой остановки снегохода – тут немного легче, с северной стороны – снег в тени, зато на южном склоне исключительно рыхло. Держусь левого (северного борта) – даже разогнался (условно – 45 кмч по жпсу, расчтиывал конечно на большее), проскочил самых нижних на месте где оставили все тяжелые вещи. Все, теперь тока в скоростном спуске, медленнее… медленнее… медлене… усе, лыжи не катят совсем. Оглянулся – блин, какого черта я не затащил их на самый верх? Тем не менее, перепад высот 700 м, и катнул где-то 2 – 2.5 км. Народ далеко выше по кулуару. А температура между прочим +11, ох хрень какая…

Пока одевался, мимо проскочили бэккантристы. Я за ними, идем по лыжне. По мере продвижения нас обгоняют просто лыжники, затем и снегоход с теми кто решил совсем без лыж. Вообщем, назад к зимовью наша группа стандартно – последние. А тут ажиотаж – народ веселится и готовится к праздничому ужину. Хотя кто-то снова играет в волейбол на снегу, кто-то пошел купаться в реке (тем-ра воздуха очень комфортные +4С, воды – 0С), Егорыч играет фламенко у костра на гитаре, вообщем расслабон пошел. У меня правда, не смотря на всеобщую эйфорию задача четкая – максимально высушится, потому что следущая реальная сушка будет не известно когда и только на Чамгинском перевале. Что и делаю. В конечном итоге, праздник продлился всю ночь со всеми должными атрибутами – пионерским костром в 3 этажа, и т.д. Вообщем, первое восхождение состоялось.

20 апреля 2008 г.

Встаем чуть раньше 6 утра, т.к. надо максимально рано выйти, пока не началось налипание (ок. 10) и пока нас может отвезти снегоход. Оперативные сборы, и в итоге оказалось, что наш водитель-то оказывается готов раньше всех. Стартуем, сначала везут меня, Егорыча и Ольгу, плюс весь общественный груз. Андрей, Леша и Пастор – налегке по насту. Очень быстро добираемся до места вчерашней нижней выброски. Снегоход возвращается за ребятами. Собираем рюкзаки, цепляем лыжи, я одеваю кошки. Через 20-25 минут появляются ребята, продолжаем сборы, сердечное прощание с Виктором, и наконец выход. Часы кажут 9:40. Как ни странно идется не так тяжело. Мы конечно отдыхаем, сначала на точке верхней выброски, потом в боковом кулуаре, но особо не устаем. На каком-то этапе чуть ли не на самом пою без остановки 3 куплета «Дыхания» Нау, что вводит в шок остальных членов группы

 >

Медленно но верно, выползли на хребет. Со вчерашнего дня тут мало что изменилось, только прибавилось оленьих следов. Быстренько перекусываем и вчерашним путем наверх, нам надо торопиться. В конечном итоге все-таки остаюсь в конце группы – вершину снова проскакиваем практически незадерживаясь, сразу к месту заброски. Гороные вороны и правда оказались честными – все на месте. Перепаковка, а дальше, новые горизонты – вперед на Пуп.

Полчаса и мы внизу, теперь вершинка законно может назваться именно Пупом Лыжников, так как я ее обозовал 9 месяцев назад. Но часы показывают что мы явно не в графике. Очень короткий перекур, и группа начинает двигаться вниз на плато Константиновича. Чуствуется некоторая нервозность – нам предстоит скорее всего самый неприятный за все время похода спуск по 40-градусному, а в одном месте и 50 градусному ребру, с которого в случае срыва прямой путь либо донизу прямо в истоки Чамгу или Тыми, добрых 600-800 метров по кулуарам. Идем очень осторожно и медленно. Для троих в нашей группе этот спуск абсолютно заурядная вещь, а вот для троих ничего себе испытаньице. У меня как у человека, с абсолютно нулевым альпинистическим опытом, ощущения очень… интенсивные. Вообщем просто страшно. Повторяю про себя мантру, словно пластинка ”…it’s the conquest of it… conquest of it… conquest… да уж, [вырезано завоевание-преодоление, [вырезано цензурой] мля [вырезано цензурой], как высоко и круто-то… conquest of it…[вырезано цензурой]“

Шаг за шагом, и мы упираемся в 10 метровый 50 градусный отрезок. Под ним выполаживание. В принципе можно и обойти эту стенку. но тогда оказывашься не на ребре, а прямо над кулуаром, и оттуда если катиться, то без вариантов…. Наша ведущая троица все же идет вперед, на каком-то этапе, кто-то из ребят подскальзывается, его тащит вниз, но он удачно замедляется на полке. Машут нам что рюкзаки лучше не скидывать, ибо полетят они в верховья Чамгу. Ну теперь наш черед…. и мы решаем что нервов на эти 10 метров ну никак нет, и ползем в обход, по чуть более пологому, но неменее опасному склону, где рыхлый снег в перемежку с камнями, а в двух местах гольный наст. Спустились, уфф…

А самое забавное – то, что оленьи следы здесь повсюду. Вверх, вниз, по ребрам и кулуарам. Такое ощущение что оленям в принципе вообще абсолютно пофигу куда лезть. Но мы не олени (а можеть быть все-таки олени? ну в таком случае исключительно неопытные), и у нас еще впереди метров 350 спуска по вертикали, сначала по плоской и широченной…. хмм… лавинщики бы назвали это место чем-нибудь типа «зона зарождения» или «отрыва», а потом по ребру, но там вроде проще. Вообще, на протяжении 100 метров снег самый гадкий, тоненькая корка, а под ней бездонный перекристализованный, промокший и снова высохший много раз рафинад, в который проваливаешься по пояс или даже больше. Ощущение, словно на минном поле спускаешься. Вообщем, в один момент Володя проваливается чуть ли не по грудь и упускает лыжу, которые в отличие от всех он нес в руках. И покатилась она куда-то в верховья Тыми. Нда… Спускаемся до оттаявшего холма, там вся команда организовывает легкий перекус с чаем, пока Володя спускается за лыжей. Через час мы спускаемся по ребру, и он уже ждет нас. Мы фактически на плато, пара мелких подъемов, и оно перед нами.

Встает проблема выбора лагеря. Шарахаемся по плато в его поисках, предугадать откуда же будет ветер не так просто. В конечном итоге решаем что хрен с этим ветром, он все равно будет, поэтому лучше быть максимально близко к точке начала завтрашнего движения и останавливаемся на юго-восточном краю плато – на уже оттаявшем поле со стлаником. Возникает вопрос как укреплять палатку – колышков то взяли, а почва здесь очень каменистая, палку ну никак не воткнешь. Закрепляем с помощью лежащих лыж, и местами привязывем к стланику. Пока искали место остановки, катились по легкому уклону – у меня возникало ощущение что катимся где-то по леднику в Альпах – здоровенная двухглавая гора на западе, бесконечные хребты на юге и востоке, вообщем красота.

Вечером возникает спор о том что делать на следующий день. Ребята хотят идти до Чамги со спуском в районе Верблюда, мне кажется что безопаснее идти по хребтам. Спор, кстати, довольно таки интенсивный, но в конечном итоге меня переубеждают. Вообще, учитывая что здесь еще не ходил, спорить наверное не стоило. Ну что поделать, у страха глаза велики. Зато ужин восхитительный, народ празднует уже второе за двое суток восхождение. Взошла огромная рыжая луна. Дует юго-западный ветер и температура – немыслимые +5, и это-то на высоте километра. По километражу у нас сегодня… хм… 6 км, зато перепад общий 1900 м, правда «честных», без снегохода, из них всего-лишь 1300.

21 апреля 2008 г.

Встали рано и вышли около 7:30 утра. Наста практически нет, ночью если был 0, то хорошо, поэтому местами проваливаемся. Сначала идем по внушительным козырькам на юго-восток, до точки начала Овеньского хребта. Здесь как бы верховье трех рек, Тыми, Чамгу и Овеня. Растянулись мы кстати, не слабо. Володя – вообще молодец, практически повсеместно идет на лыжах и скорость у него лучше нашей. Наш путь на северовосток, по очередному хребту, с юга от нас верховья Овеня. Туда и сваливаемся, когда хребет достигает своей нижней точки, и кстати, перепад с хребтом здесь от силы метров 100 м, и по Овеню идется гораздо проще – здесь все забито снегом и нет кустов, да и падать некуда. Существует конечно опастность что откуда-то сверху что-нибудь прилетит, но до 11 утра ситуация должна быть более-менее стабильной.

Через километр движения разделяемся, четверо южно-сахалинцев отправляются наверх по борту кулуара, в то время как братья Теровы идут по распадку – в самое верховье Овеня. В конечном итоге получается примерно одинаково. По дороге мы устраиваем легкий перекус, и сразу после очередной вершины группа объединяется. Очень хорошо просматриваются верховья Овня, снега здесь немеряно, даже не смотря на исключительно малоснежный год. Становится понятно почему относительно короткий Овень такой полноводный, даже в самый разгар лета.

Во время обеда народ устраивает сессию йоги, затем выдвигаемся. Здесь на хребтах очень сильно сказывается различия в оборудовании. В то время как нам на скитурах идти по мокрому снегу очень даже ничего, не особо липнет и не проваливаемся, ребятам на тонких лыжах сложнее. Вообще, Теровы идут пешком максимально, ски-турщики, максимально выбирают «лыжные участки», Пастор с Ольгой где-то по-середине.

Проходим вершину 1338 с треногой, дальше на юг по хребтам. Очень живописный вид на юго-восточную часть Набильского хребта. Засчет максимального использования лыж идем с Володей в авангарде. Под вершиной останавливаемся и дожидаемся Ольгу с Пастором, ребята же где-то отстали, но идут по проталинам, их видно где-то в 2 км позади. Вдруг, на переднем плане из-за отрога показывается морда. Сначала она одна, фотаем, олень разведчик появился и смотрит вперед. Через 10 минут – видим на подходе целое стадо, 9 голов. Сейчас они пройдут рядом. Достаем фотокамеры, сидим не шевелясь, и олени дарят нам великолепную фотосессию, после чего сваливают по кулуарам уже в верховья Овеня. К нашему изумлению через 10 минут появляются в километре впереди от нас, как ни в чем ни бывало продолжают путь по хребту. Ну и скорость.

Продолжаем идти по исключительно живописному хребту, местами оттаявший стланик и скалы придают ему очень пестрый вид. Вот уже и гора Верблюд (1172 м) на подходе, на самом если смотреть с севера четко просматриваются два горба и голова, смотрящая на восток. А еще вдалеке просматривается огромная поваленая тренога, явно нестандартная метров так 8 высотой. Какой у нее был практический смысл не ясно.

На Верблюде принято решение идти вниз – в принципе наличие деревьев и «несолнечная» ориентация кулуара, по которому решили спускаться немного успокаивает. Тем не менее, спуск сначала очень крутой, 40 градусов, да еще и в паре мест практически по гольному льду – неприятно, я поленился достать кошки, хотя народ вообще идет в резиновых сапогах. В конечном итоге проскакиваем крутяки и выходим в основной кулуар. Лавинные конусы здесь по-всему протяжению, не самые большие, но чрезвычайно частые и мешающие передвижению. И все же скитурах мы быстро вырываемся вперед, дальше, где кулуар фактически выполаживается, но местами то расширяется, то сужается. Очень места примечательные.

Наконец, проскочив явный непропуск, в котором речка уже успела вскрыться и небольшой лесок мы стоим на дороге. Теперь еще где-то 6 км до нашего убежища, светлого времени доложно хватить. Набираем воду из ручья, и отправляемся наверх. Растянулись мы хорошо, на пару километров. Я безнадежно отстал, только временами впереди замечаю Егорыча, который описывает каждый конкретный конус. А их становится все больше и больше.

Уже на взлетке – снега кстати не так много, по краю дороги можно даже идти, но лавины конечно были, это видно. В один момент прямо за мной осыпается кубик или два сыпухи – чем выше тем грязнее снег. На снежниковом языке вообще, чуть ли не сели сходят, несколько старых, а в одном месте исключительно свежая лавина мокрого снега вперемешку с грязью. Акуратно проходим эти места, и вот мы уже на финишной прямой. Мы – это на самом деле я, ибо отстал я капитально. Вижу что следы от лыж (лыжней это уже не назовешь) уходит напрямую наверх не заходя в перевальный «коридор», который вроде оттаял. Думаю, что может быть проще снять лыжи и идти пешком? Нефига, наступил, и провалился по голени в грязь, вот черт, зимний поход. Вообщем дочавкал до кромки, и полез в домик по более твердому борту коридора.

На часах ок. 20:30, в принципе уже темнеть начинает. Хотя домик консервировали на зиму, по-всей видимости через пару недель как уехали лавинщики, какие-то чудаки на букву М, взломали дверь. Взломали, и просто приставили – естественно она упала во-внутрь во время метелей и все сени занесены снегом со льдом. Кстати, взломщики оставили записку из серии «Извините мы застряли тут у вас, дверь вам сломали, так получилось, но вообще у вас классно!». Чуствуется что народ залетный, из серии тех кто только потребляет и ломает особо не думая – ломать это вам не думать головой. Да и в конечном итоге, посадить дверь обратно на петли тоже не сложно было, учитывая что они «застряли». Неприятно короче.

Но это ощущение быстро прошло, после того как в печке зашкворчали угли, и мы устраиваем праздничный ужин при свечах. У всех чуствуется усталость, все-таки прошли мы более 20 км, с перепадом около километра. Засыпается быстро и очень крепко.

22 апреля 2008 г.

С утра туман, температура +3, оттепель продолжается, хотя имеется изморозь. Проснулись не рано, и чуствуется некоторая расслабленность. Все-таки нужна дневка, и к этому совместно приходим около полудня, а в сторону Ясного отправимся на следующий день. Но даже дневка в нашем исполнении должна быть «спортивной». Все за исключением Володи, отправляемся налегке посмотреть на сказочный город.

До р. Базового можно сказать пролетаем, особенно я на ски-турах. Дальше по Базовому наверх. Проходим мимо кулуара который мы с Шурой в прошлом году приняли за подъем к Сказочному городу и знатно заблудились. Наш поворот чуть дальше – распадок как обычно сужается, и повсюду вездесущие конусы. Южный отрог Граничной и Северный Гуран подкидывают сюда совсем немало снега. Ок. 1.5-2 км, и мы пришли, пора снимать лыжи. Выставляем их занятной надписью «5X», и по заросшему березками некрутому кулуару, в каких-то 100-150 метров подъема, выползаем на хребет. Здесь хорошо все оттаяло, на юг видно Северный Гуран, Балаган и г. Братья, ну а прямо на север – Сказочный город.

Словами это место не описать, мы-туристы щелкаем затворами фотоаппаратов, братья Теровы на правах хозяев осматривают все вокруг, и исчезают где-то в стланике. Для них это место из тех, куда приходишь многие годы, и с которым связаны какие-то особые воспоминания.

Раскладываем костер и устраиваем эразац перекус, поджарив колбаски. Пастор и Андрей исчезают куда-то, мы втроем прячемся от ветра, и наслаждаемся окружающей нас тишиной и красотой. Где-то через час готовы идти вниз, появляются Пастор и Андрей. Чуствуется, что резко холодает, градусник мой показывет -3, это значит на спуске будет весело.

Быстро доходим донизу, так оно и есть – снег схватило настом. Для меня это даже здорово, а вот для простолыжников не очень. Вообщем, с переменным успехом и уровнем уверенности спускаемся вниз. Хотя то, как бесстрашно простолыжники катятся по ледяной корке меня поражает, они даже ухитряются выпрыгивать из канав и через конусы.

Наверх я иду на камусе, и хотя, задержался на старте, к концу подъема всю группу догоняю. На перевал опускается густой туман, и температура уже -5. Пока мы ходили, Володя совершил капитальную приборку, и настроение у него хорошее. Очередной расширеный ужин – печка позволяет многое, по-совместительству омечаем день рождения Ильича. Все, спать, прошли за день 16 км, с перепадом 900 м, но без рюкзаков практически не заметили. Завтра вниз, и возможно на Громова.

23 апреля 2008 г.

Встали рано, и к 8:20 уже вышли. Ночью был заморозок, -8, и все вокруг сверкает изморозью. Вниз по дороге очень здорово, несет хорошо, но много конусов. Конечно на скитурах обгоняю всех. В реке вдоль дороги местами скопления воды, но все обходимо опять же по конусам. В 10:30 на «дупле», ждем Егорыча – он упал по дороге сильно, но вроде живой. Скидываем в кустах снарягу, здесь врядли кто-то появится, и налегке идем вверх по Бойкому.

Бойкий очень сильно вскрылся, наше пермещение местами напоминает акробатику. Учитывая практически двухметровые лыжи на ногах со стороны смотрится забавно. Я впервые залезаю на дерево в лыжах, во как! Ок. 12:30 мы перед нужным нам кулуаром. Здесь выясняется что Андрей оставил все продукты, поэтому наскребя в карманах всякую всячину плюс пару пачек НЗ куксы у нас с Егорычем делаем ужасную суп-бурду, который очень сильно напоминает то, чем мы траванулись недалеко от Великана в 2004 году. Но есть хочется, поэтому нос не воротит никто.

Идем наверх по-кулуару, он широченный, примерно как Августиновича, только еще больше, шире и верх у него каменистее, эдакий альпийский цирк. Сначала иду без камусов, потом одеваю их. Конусы здесь большие и редкие, но по бортам есть несколько свежих мокрых лавин по-меньше. В определенный момент, на высоте чуть выше километра уходим влево, в кулуар, где градус уже за 40, здесь и я снимаю лыжи и одеваю кошки. Хоть температура плюсовая, если схватит наст, то здесь будет не очень. Ползем наверх в алпиноидном режиме, траверзами – в одном месте уклон ок. 50 градусов и очень твердый снег. Выползаем на хребет, 1200 м, чтобы увидеть что до Громова еще 2.5 км, все по частично оттаявшему хребту.

Туман все тот же гадкий, хорошо что есть ЖПС. Появляется Егорыч и мы по своим следам, ЖПСу, который кстати слегка заглючил, от того что я сел на него в яме, идем назад. Ребята написали что-то на снегу, но не очень понятно. Думаю они дождутся нас на хребте. Ветер тише, но туман остается, вот уже мы подходим к нашему перевальному хребту, слышим голоса. И только мы вышли к ним, вдруг вершина взяла и открылась, то ли подразнить тех кто туда не дошел, то ли еще зачем… вообщем на заметку тем, кто будет ходить по хребтам – климат здесь очень переменчивый, примечайте откуда пришли, иначе можно сильно заплутать.

Отправляемся вниз, народ гуськом по старым следам и медленно, а вот я бегом напрямик, потому что в кошках. Дошли до моих лыж, тут у меня начинается просто праздник. Температура опять упала, но на грани -1, и наст еще до конца не встал, но снег уже быстрый. Лечу вниз, в буквальном смысле этого слова, ширина кулуара позволяет брать идеальный для карвинга на моих Динафитах радиус, выпрыгиваю с конусов с попеременным успехом – но в одном месте (как раз там где не ожидал) вылетаю хорошо метров на 7-8. Адреналинчик однако! Народ назад медленнее, простолыжникам конечно не так весело, но они молодцы. Короткая пауза на выходе из кулуара и дальше тоже весело, по Бойкому настоящий триран, уклон хоть и минимальный, все-таки есть. Причем триран этот уже в сумерках и с перепрыгиванием через ручей, ибо он еще больше открылся. Но все же мы прорвались. На радостях даю прокатанному кулуару название «Валькирий», но название снова не встречает особых рукоплесканий. Тем не менее, если что-то и где-то мы катали, должно иметь название.

Выкатываемся на Дупло, на улице откровенный плюс, и влажность сильная, из-за чего начинаем мерзнуть. Все мокрое, и костер зараза гореть не хочет. Перекусываем, я в качестве праздничного мероприятия сжигаю фальшвеер. Это уже становится традицией, сжигать фальшвеер в крайнюю ночь похода. Ложимся спать, если повезет то завтра уже домой. За день прошли не меньше 20ки, и перепад тоже около 2000 м, но большая часть налегке, и нет такой конской усталости, как на 4ый день, когда мы шли на Чамгу.

24 апреля 2008 г.

Температура 0, даже в 6 когда мы встаем, промозгло и влажно. Надо собираться и идти, иначе даже лыжи не удержат нас на снегу. Так и делаем, 10 км до Овеня проскакиваем, но в паре мест уже проваливаемся. Недалеко от Овеня – следы медведя, причем староватые, Теровы говорят двухнедельной давности.

На Овене новость – он вскрылся полностью. Хотя это не новость совсем, Скалистый был вскрыт уже в райное Дупла, и морально мы уже готовились к переправе по канату. Ребята идут налаживать переправу, я за ними – проваливаюсь в лыжах – по пояс, полный звездец. И вот пошла переправа, берег левый, берег правый… В принципе нормально, хотя падать совсем не хочется, прямо за переправой затор изо льда, если туда затащит, не факт что вынырнешь с другой стороны, в глыжных ботах-то…

Перправившись, отправляюсь слегка вперед – по мокрому снегу приходится фактически тропить, стараюсь пользоваться лыжней ребят 2 недельной давности, на ней проваливаешься меньше. Следы мишки и тут тоже имеются, 2.5 км до развилки Громова/Лопатина откровенно нудные, да еще начинает накрапывать дождь. Выходим на развилку, и сразу слышим шум мотора. Идут лесовозы, сначала два – подбирают Егорыча с Андреем, меня и Ольгу, Алексей и Пастор остаются.

В теплой кабине нас хорошо сморило, едем не очень быстро, дорога разбита сильно после зимы, моросит дождик. Приезжаем в Ясное на нижний склад. Здесь народ рабочий нас приглашает в вагончик, где мы доедаем куксу и пьем горячий чай. Забавно, в вагончике висит прошлогодняя фотография Егорыча, Клитина и Андрея с кем-то из местных, когда они спустились с водораздельной. Подъезжают Пастор с Алексеем, и вскоре за нами приезжает микроавтобусе.

К 16 мы уже в Тымовском, купили билет на поздний поезд, и празднуем, в группе аж 4 гуру бардовского искусства. В 23 на поезде, отправлемся домой. Закрытие скитур-сезона, да и вообще поход на 5+. Очень хочется сказать огромное спасибо братьям Теровым, как главным организаторам-проводникам, без них бы этот поход никак не удался! Отдельное спасибо замечательным людям – Яцик Л.Г. за то что нам разрешили присоединиться к группе тымовчан, ну и Виктору Дворецкому за заброску в третий день.

Еще одно слово хочется сказать всем тем, кто попадет на базу лавинщиков. Люди, единственная просьба, если вы пользуетесь чем-то, пожалуйста возвращайте в то состояние, в котором оно было до вас. Эта замечательная база сохранилась практически исключительно на голом энтузиазме нескольких человек из снеголавинной службы. Помните, если бы не их забота, вряд ли бы у вас была бы возможность остановиться в этом прекрасном месте.

И наконец специально обращение ко всем тем, кто захочет попасть в эти края зимой. Обязательно прочитайте предупреждение на следующей странице. Особенно это касается тех кто захочет попасть в этим места на моторизированном транспорте, типа снегохода. Подумайте о своих родственниках.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s