270 ГРАДУСОВ МЕКСИКИ, ИЛИ САХАЛИНЦЫ НА БОЛЬШОЙ ИЗЛУЧИНЕ

Дневник вылазки сахалинских пешетуристов в Национальный парк “Биг Бенд”,
мексиканская граница, юго-запад штата Техас, 25-28.02.2010

Категория сложности: прогулка в парке с рюкзаками

Зеленая линия показывает наш маршрут по 10ке – Хьюстон – Сан-Антонио – Форт Стоктон – Биг Бенд и обратно.

Справка

Национальный парк “Биг Бенд” (Большая излучина) (на основе материалов Вики)

Национальный парк Биг Бенд “Большая излучина» расположен на юго-западе штата Техас, США. р. Рио-Гранде являющиейся границей между США и Мексикой на протяжении 1600 км, одновременно является южной границей парка на протяжении 393 км. На юге расположены мексиканские штаты Чиваува и Коаваулия. Несмотря на то, что парк фактически расположен в пустыне, здесь можно обнаружить поразительное биологическое разнообразие – 1200 видов растений, 450 видов птиц, 56 водов рептилий и 75 видов животных.

Общая площадь парка 3242 кв. км. Следы первого человеческого присутствия датируются 9000 лет. до н.э. Климат парка отличается контрастами. Поздней весной и летом температура пустыни доходят до 38 градусов цельсия, в то время как зимой температура может опускаться ниже нуля. При этом, в возвышенной местности (горы Чизос) перепады температур не настолько велики. Также, горная местность получает достаточное количество влаги для поддержания большого количества видов фауны и флоры, не характерных для пустынных регионов. Парк популярен среди туристов, в год его посещают от 300 до 350 тыс. человек.

«Дикий, дикий запад…»
День первый, 25 февраля 2010 г.

Это долгожданное утро, которое так ясно представлял последние два месяца, принесло совершенно не те ощущения, которые от него ожидались. Впрочем, и поздним вечером, до этого, собирая вещи дома, делал это исключительно неохотно. Наконец, кое-как собрав практически все что требовалось, уныло достал последний, недостающий элемент – кепку с символикой сборной России по хоккею… Еще пару-тройку часов назад настроение было совсем другим. Посмотрел снова на кепку… и положил сверху на стопку одежды, которую подготовил одеть с утра. Впрочем, решение наверное я принял еще раньше – как только все стало ясно в этой встрече, выключил телевизор, и тем более не загружался в сеть, сразу сказал себе… какой бы ушат грязи не вылили бы на нашу хоккейную сборную, я все равно завтра поеду в этой кепке… Тем не менее, настроение с утра было по-прежнему гадким.

Заехал за Володей-Пастором на окраине Хьюстона в районе 10:30. Хоккей обсуждали ровно пятнадцать минут. Решили что недонастроились наши. Смысла сыпать соль на рану не было, и решили сфокусироваться на приятном, а именно – предстоящей цели примерно в 1050 км на западе. Путь длинный, и мы разбили его на несколько частей. Большая часть пути планировалась по 10ому «интрастейту» – федеральной трассе, которая пересекла весь юг Штатов от Флориды до Калифорнии. Первый участок – Хьюстон-Сан-Антонио, длинной 315 км, проехали за 3 часа, без особых приключений. Местность, степь переходящяя в плоские холмы, довольно-таки монотонная. В Сан-Антонио, третьем по размеру городе Техаса, с длинной историей, начавшейся еще со времен конкистадоров, планировалось перекусить, и немножко посмотреть на город. Немного с опаской въехал в центр, ожидая проблем с парковкой и пробками. Но нет, в туристическом центре, все продумано, и практически без лишнего плутания по улицам, мы находим многоуровневую парковку – в самом центре, заехали на 5ый этаж, и через 3 минуты вышли на улицу.

Сан-Антонио не разачаровывает. После скучного квадратно-пустого Хьюстона, центр Сан-Антонио воспринимается чуть ли не классическим европейским городом. Нет, конечно особых изысков нет, но если не Прага, то как кусочек старой старой Одессы плюс небоскребы по периметру. Самая главная достопримечательность – набережная. Прямо через центр города протекает река, вплотную к высоткам, и вдоль этой реки построена очень приятная променада. С кучей ресторанов, магазинчиков, горбатых мостиков, и даже маленьким туристическим речным трамвайчиком. Кстати, по центру Сан-Антонио ходят трамваи, настоящие классические трамваи (наверное, в сочетании с архитектурой конца 19го века и возникла ассоциация с Одессой).

Кушать хотелось, так как особо мы не завтракали. Как обычно везде, еда на любой выбор, но у меня была идея фикс – съесть хороший стейк, а Володе хотелось попробовать что-нибудь новое. Как ни странно, чем дольше живешь в той или иной местности, тем реже выбираешься в какие-то места, специально чтобы попробовать «традиционную» кухню (в Техасе это 1) говядина приготовленая всеми мысленными и немысленными способами и 2) “текс-мекс” – смесь техасской и мексиканской кухни), а порой этого ну очень хочется. В тот момент нам обоим ОЧЕНЬ хотелось. Поэтому изначально в интернете нашел ресторан, с очень хорошими отзывами, в котором можно было попробовать то, чего хотелось – «Ресторан Будро на Набережной».

Дошли за 5 минут. Местечко, как впрочем и все вокруг очень колоритное. Сели прямо снаружи – мест уже хватало, так как основное время ланча уже прошло. Забавный местный колорит, так как возле воды всегда много сквозняков, на каждом стуле весит настоящее мексиканское пончо, которое Володя не преминул одеть. С едой не прогадали. Я съел свой стейк, а Володя чудное мексиканское блюдо «энчилада» (копченая говядина с рисом завернутая в кукурузную лепешку) с черными бобами. Все это запивалось (Володей) мексиканским пивом «Дос Экис» («Два Икса).

Погуляв полчаса, так как время начало поджимать, мы заторопились, быстро купили сувениры (Пастор купил настоящую ковбойскую шляпу), и отправились в путь. На запад от Сан-Антонио ландшафт изменился. Стало значительно суше, и местность стала сильно холмистой. Проехав еще около 100 км, холмы перешли в местную версию сопок. Почему-то мне подумалось, что примерно так выглядят маньчжурские сопки где-нибудь в районе Халкингола. Впрочем, не знаю, не был.

Лимиты скорости выросли до 120 кмч, хотя огромные фуры обгоняли нашу маленькую арендованую Короллу 2010 года и на большей скорости. На одном из спусков и я поймал себя на том, что машина уже едет 140 км и сразу скорость сбросил – полицейские на таких дорогах любят прятаться в точности также как и наши ГАИшники и злоупотреблять не стоит. Да и не безопасно это. На самом деле, несколько раз мы наблюдали, как полиция всяких разных мастей и подразделений, останавливала быстро идущие машины.

Время за хорошей беседой, родным русским роком, а для Пастора сдобренное знаменитым местным техасским пивом Шайнер Бок, шло довольно таки быстро. Где-то треть пути, я почуствовал приступ сонливости, и мы съехали на специально подготвленный для этого карман и я поспал 20 минут. После 2/3 пути местность окончательно превратилась в мексиканскую пустыню, и мы въехали в абсолютно потрясающий закат. К 20:00 часам мы въехали в Форт Стоктон, эдакий транзитный город, в котором ночует огромное количество народа, путешествующего по 10ке. Немножко покрутившись по городку, мы нашли нашу гостинцу, кстати очень приличную. Так как предполагался ранний старт, немножко посмотрев Олимпиаду легли спать. Пастор задрых сразу, я еще около часа учил математику для экзамена.

«Прекрасная страна Чизос»
День второй, 26 февраля 2010 г.

Встали рано. Быстро собравшись, спустились и позавтракали, относительно плотно и даже слегка вкусно. В 6:30 утра – в пути, теперь на юг – 220 км, в обязательном порядке покрутившись по городку. В отличие от шоссе, двухполосная дорога в пустыне, намного больше располагала к остановкам и созерцанию местных красот, останавливались несколько раз, и фотографировали. Пейзаж вокруг, словно картинка из повести про Дикий Запад, вот-вот из-за холма промчится с гиками группа команчей, а за ними под звуки дудки – отряд американской кавалерии. Увы, кроме нескольких пикапов, наполненных работягами с латиноамериканской внешностью, из-за холмов никто так и не появился.

Въехали последний населенный пункт на нашем пути – Марафон. Володя заметил, что чем-то этот поселок напомнил ему Ноглики. Я присмотрелся, и правда – вдоль шоссе несколько деревянных домиков напоминающих те, что построенны вдоль трассы возле ноглиского аэропорта, а находящяся там же заправка Шелл – вылитая заправка Роснефти. Через дорогу, свалка каких-то запчастей, машин 40х-50х-60х годов. Правда на этом сходство заканчивается.

На юг – горы на горизонте становятся ближе, и увеличиваются в размере. Показался большой классический пик, в форме коврижки, в местном варианте такие холмы называются «месса». Проехали КПП, где американские пограничники останавливают все (!) автомобили едущие из парка, проверяют документы. На самом деле, такие пункты можно наблюдать практически по всей длинне границы США и Мексики, ибо поток наркотиков и нелегальных иммигрантов тут не останавливается ни на минуту. Меня уже однажды проверяли – когда ездил в Эль-Пасо, но при наличии нормального паспорта особых проблем не возникает.

Проехали невысокий хребет Сантьяго, мимо вывески въезда в парк. Комплекс на въезде – заплатили $20 за въезд, получили разрешение на 7 дней. И поехали к уже хорошо просматривающейся цели – горам Чизос. Чем ближе, тем экзотичней. Пофотались на расстоянии, ну а когда въехали в сами горы, просто началось охание и ахание. На самом деле, очень красивые места – дорога поднимается через перевал в одну из высокогорных долин (высота около 1700 м), окруженную со всех сторон живописными пиками. По дороге начала появляться живность – олени, которых Пастор обозвал Бэмби, дикие кабанчики и наконец птицы-бегуны.

Бросив машину на парковке перед центром, зашли в офис рейнджеров – получили разрешение на 2 ночевки в горах за что заплатили $10. Самые живописные места на которые расчитывал разлетаются как горячие пирожки прямо с утра, поэтому разрешение на стоянку получили в одном из каньонов, впрочем, довольно-таки тихом и расположенном вдали от основных троп.

А дальше – дальше ползем наверх, по так называемому Pinnacles Trail. Около 10 утра – задача – забраться на высшую точку гор – пик Эмори (2385 м), и пройти дальше в место стоянки. Не жарко и не холодно. Подъем нормальный, по уклону и вертлявости – эдакий серпантин на Горный воздух с обратной стороны. Только чуточку повыше. Людей не много, но изредка попадаются. Не больше, чем в солнечный июньский день по пути на пик Чехова. Через 2 часа, и мы вползаем на плато. Кстати, по дороге из живности нам попадается потрясающей красоты синяя птаха. Пока что не удалось выяснить, что это за жар-птица.

Горы Чизос – это древние горы, поднявшиеся на высоту 700-800 м над пустыней, т.е. большое плато поросшее сосной и разными деревьями, с несколькими выдающимися вершинами. С юга плато обрывается 500 метровым обрывом, так называемый Южный Край – с потрясающим видом на 270 градусов на р. Рио-Гранде, и хребты расположенные в Мексике. Именно это место считается одним из самых живописнтных мест парка. Впрочем и всего штата Техас. Но туда пока мы не идем – наша целью другая, пик Эмори.

ЛЕГЕНДА

Ориентация карты нетрадиционная – юг смотрит наверх 🙂

Оранжевая линия – первый день, подъем на плато, пик Эмори, спуск в лагерь в Сапожковом каньоне, а также вылазка на Южный Край

Желтая линия – утро второго дня – петля по Южному Краю

Розовая линия – день второго дня – спуск обратно в котловину Чизос

Зеленые звезды – места стоянок

Красные звезды – места съемки на Южном Краю

Основная тропа по горам Чизос (см. карту) идет петлей с севера на юг, в основном по кромке основного плато. От основной тропы отходит множество дорожек и тропинок, в основном – перемычек, или ведущим к каким-то интересным объектам, включая пик Эмори. Часть тропы, к нашему сожалению, одна из самых живописных, была закрыта, из-за периода гнездования какого-то редкого американского сокола, но все основное -открыто. Кстати, по парку можно перемещаться и по кустам, но учитывая что в парке 31 вид змей, из них 5 – гремучих, а также всяческая другая нечисть типа скорпионов, тарантулов, черных вдов и ядовитых сороконожек, в кусты лезть особо не хотелось. Впрочем, эти твари активны в основном летом и осенью, после сезона дождей, поэтому за все время нашего прибывания в парке, единственное насекомое которые мы увидели – пару мелких муравьев.

Но вернемся к нашему походу. На развилке троп, по пути к пику Эмори – стоят больше железные ящики. Эдакие сейфы-переростки из стали окрашенные в защитный цвет хаки. На ящиках инструкция, о том как их открывать, и как упаковывать в них свои вещи. Ящики предназначены для того, чтобы оставлять свои вещи при вылазке на пик, чтобы при этом вещи не разорили медведи. Да, именно медведи. Бурых медведей в этой местности местные фермеры отсреляли накорню до того как был создан парк, где-то в 40х годах. Но в 80ые годы, люди начали замечать медвежьи следы, а в какой-то момент и самих мишек. По всей видимости, это медведи пришедшие из соседствующих гор в Мексике. В настоящий момент в парке, проживает 8-12 особей, по версии рейнджеров практически все в сосновых лесах гор Чизос, так как именно тут самая лучшая кормовая база. Именно поэтому все места стоянок специально оборудованы анти-медвежьими ящиками. Впрочем, помимо медведей, всяческое другое зверье, в этих местах не менее ушлое, и не постестняется залезть в ваши вещи. Мне расказали историю о том, что местные скунсы и барсуки научились открывать молнии в палатках, и что однажды один знакомый проснулся от того, что в его палатку залез скунс – открыв молнию на входе. Скунс осмотревшись, и увидев хозяина палатки – начал поднимать хвост и вставать в позу защиты (очень плохой признак), но моему знакомому удалось выскочить из палатки через противоположный вход, избежав печальной участи…

Так что, решив не испытывать судьбу, мы запихали свои рюкзаки в ящики (там уже было несколько рюкзаков), и отправились в сторону пика. Повстречавшиеся нам пенсионеры расказали о том, что крайние 20 метров – чуть ли не скала с обратным уклоном, и что забраться туда ужасно сложно. Но это нас не остановило и мы пошли.

Вершина пика оказалась двухглавой – скала с обратным уклоном, была не сложнее Бородавки со скалистой стороны, так что забрались мы туда очень быстро. Забрались, и минут 40 наслаждались видом. Вид на самом деле потрясающий – прямо под нами, плато Чизос во всей своей красе, где-то совсем внизу – центр, в котором мы зарегистрировались, а на горизонте… типичные западно-американские хребты – Сьерры, длинные, обрывистые… разных мастей и высот. Причем все что просматривается хорошо – находится за границей, в Мексике. Местами просматривается блестящая поверхность реки Рио-Гранде, по которой и проходит эта граница.

Немного вид портили радиоантены прямо на вершине, но от них можно было спрятаться. Вообще с одной стороны пик – 300 метровая стенка – башня, подходить к этом краю было неприятно. Помимо нас на пике – два немца из Берлина, которые прилетили в Техас «погулять неделю». Пока мы фотались – они подписывали открытки, это такой прикол. Потом мы развернули сахалинский флаг – и они сфотали нас вдвоем, а мы их – их потрясающим пленочным фотиком Лейка, с широкоугольным объективом. Я же отзваниваюсь домой, довольно-таки сносный прием, но явно не с установленных тут антенн. Помимо других фоток – делаю панораму с видом на восток.

Ну а панорама… она была вообще неописуема…

Наконец мы слезли с пика, и переползли на вторую вершинку, где не было вообще никого, и если честно она понравилась мне чуть больше. Посидели немножко, да и пошли. В тени прямо под пиком – заметили малюсенький (5×5 см) клочок снега. Вот такая вот зима на высоте 2350 м в южном Техасе!

К вещам спустились быстро, собрались, и направились дальше на юг – в место нашего кэмпа. Места стоянок разбросаны вдоль всей тропы – довольно-таки часто, их около 20. Стоять в других местах вдоль тропы нельзя, впрочем, если поставить палатку где-нибудь подальше от проходных мест, вряд ли кто-то об этом узнает, но наличие подготовленных площадок мест на самом деле расслабляет. Тем более расположены они так, что присутствие других людей незаметно.

Наш лагерь находился в верхней части Сапожкового каньона – ущелья, в котором с разных точек просматривается очень занимательная скала останец. С некоторых углов напоминающая сапожок. Конечно, из лагеря его видно не было. Место было в самом конце тропы, поэтому, хотя по пути к нему метрах в 200 мы прошли через очень людную стоянку, в наших местах кроме нас самих и всякой живности никого не было.

С самого начала решили, что если придем в лагерь, и успеем поставиться рано, то надо идти смотреть закат – на Южный Край. Он славится своими закатами-рассветами, но учитывая, что восточная сторона был закрыта, решили, что на восход вставать нет смысла, а вот закат надо посмотреть.

Поэтому в районе 17:00 отправились по тропе на Южный край. Тропа шла по небольшому распадку, устью наполовину пересохшего ручья. Мы сразу сошлись на мнении, что эта местность напоминала нам подъем по верхней части ручья Водопадного на Итурупе. На самом деле, выбоины, и обрывы, а также крутые края каньона напоминали нам наш поход по Ивану Грозному, за исключением того что все эти препятствия проходились по хорошо обсутроенной тропе. На самом деле состояние тропы поражало – местами она даже была укреплена сеткой-рабицей, и учитывая что все это кто-то тащил на себе (или на лошади), это производило впечатление.

Вылезли из каньона через 40 минут и пошли подниматься по заросшему высохшей травой склоны, еще 15 минут, и мы вышли на Край. Если дыхание совсем не сперло, то по-крайней мере захватило на пару секунд. Бесконечные километры пустыни и сопки в 500 метрах внизу, причудливые тени от садящегося солнца. Полное ощущение 3х мерности. Но долго стоять тут мы не могли, так как вышли на часть обрыва, который смотрел на юг – нас интересовал запад. До западной стороны нужно было пройти еще полтора километра, что мы сделали для себя неожиданно быстро.

Если бы меня попросили описать Южный Край гор Чизос словами, то наверное ничего бы не получилось. Впрочем, на наше счастье есть цифровые камеры. До заката оставалось около 40 минут, и за не имением другого занятия, мы снимали все и вся. Причем, чем ниже опускалось солнце, тем интереснее становился свет, и за каждой серией фотографий следовала еще одна. В конечном итоге, так как Володин фотоапарат отказался фокусироваться в предсумеречном состоянии, он взял мой, а я расположился на удобной ветке сосны – подобно нашим охотским деревьям, местные деревья также растут не вверх, а в сторону, куда дует ветер.

Пустыня внизу постепенно наполнилась тенями, последние верхушки самых высоких гор, далеко под нами выхватили самые крайние лучики солнца, и внизу все погрузилось в синию дымку. У нас же все, даже зелень сосен и кустов приобрело золотисто-розоватый оттенок. Практически прямо перед закатом, в наше молчаливое созерцание вторглись голоса появившейся здесь парочки. Дама, ужасно боялась подойти к краю, и продолжала повторять это каждые 30 секунд, словно мантру, в типично-громкой манере многих своих соотечественников. Пастору было проще, ибо не понимавший ни бельмеса в саксонских диалектах, он воспринимал сии причитания, как восхищение, и был солидарен с Дамой. А мне пришлось «отключать» слух.

Впрочем, солнце, которое, казалось висело на месте, резко провалилась за хребты пустыни Чиваува, оставив в небе поразительное сочетание красок облаков. Так как нам предстояло возвращаться по темноте, мы заторопились, и активно начали перемещение в сторону нашего лагеря. За оставшиеся сумеречные 40 минут, мы прошли примерно 2/3 пути, в конечном итоге перемещаясь по каньону в полной темноте. Наши налобные фонари по-всей видимости слегка смутили наших соседей – на следующий день, когда мы проходили их, они спросили нас – интересно ли «ходить в походы по ночам», потому что им тоже хотелось «погулять в темноте». Ну может быть кому-то и интересно, наша цель была закат, шарахаться по руслу пересохшего ручья в темноте без необходимости смысла не вижу.

В лагере в общем ничего без нас не изменилось, скунс в палатку не забрался. Приготовили покушать на горелке, и залезли в палатку. Конечно же нам жестоко не хватало костра… был бы костер – сидели бы полночи, ведь у всех у нас из ген наших далеких лесостепных предков заложено очарование пляшущим пламенем во тьме дикой ночи. Впрочем, как-то слышал, что в Азии в отличии от европейцев, такое же очаровывающее действие на людей производит текущая вода, не уверен насколько это является правдой.

В палатке уже имеющаяся рутина – Володя пишет записки, рассматривает карту, и пытается определить, как же лучше провести завтрашний день. Я учу геометрию, которая прогрессивно увеличивается в сложности куда-то в район 10го класса. Никогда не любил геометрию, ибо в школьные годы было исключительно тяжко визуально представлять и сопоставлять разные фигуры и формы. Но теперь, много лет спустя по-всей видимости мозги изменились. Задачи решаются практически одним взглядом, без лишнего шуршания мозгами. Почему так? Обдумывая этот парадокс, постепенно проваливаюсь в сон.

«По-сахалинский теплый техасский февральский полдень»
День третий, 27 февраля 2010 г.

Встали не рано, ок. 7:30. Температура минусовая, где-то -5. Но засчет безумной сухости даже не капельки росы вокруг. Потому что точка росы тут где-то минус 12. Единственная влага – наша собственная – в своей палатке я почему-то совершенно забыл открыть вентиляцию, поэтому конденсата порядочно. Впрочем пока мы занимаемся своими делами он очень быстро исчезнет.

Солнце уже взошло, но так как мы посмотрели закат, решили, что рассвет оставим как-нибудь на потом. Во время короткого перекуса решили, что вчера на Южном Краю нам не хватило времени, и что надо бы туда вернуться и побыть там еще. Решаем туда идти налегке, с другой стороны – прямо с лагерем есть соединяющая тропинка, а потом, вернуться, собрать вещи и той же соединяющей тропинкой на выход через другую сторону гор.

Собрались и начали перемещаться в пространстве, общаясь на разные околопоходные и околоспортивные темы. Дневной маршрут отличается от вечернего, идется быстро, тем более, тропа не такая извилистая как в ручье. Выскакиваем в вчерашнюю точку съемки заката, но не задерживаемся, вчера я приметил несколько мест в самой высшей и выдающейся части тропы, и именно там наметил остановиться.

Наконец мы на этой самой точке. Впечатлений на самом деле не меньше чем вчера, нас вновь охватывает «фотографическая лихорадка». Ищем разные ракурсы, всяческие интересные варианты фона. Наконец нафотавшись по самое не хочу, просто сидим «свесив ножки с обрыва». Нет, конечно не свесив, эти породы не менее неустойчивые чем большинство обрывов в районе Южно-Сахалинска, поэтому сидим на травке чуть в дали.

Погода шепчет. На редкость безветренные, но не жаркий день. Мне он очень сильно напомнил июльский день где-нибудь на травке под вершиной пика Чехова. Или даже скорее то, как тремя годами раньше мы с Лососем спрятались от ветра прямо под вершиной Граничной и созерцали панораму юго-восточных отрогов Hабильского хребта. Такие моменты так необычны и редки, что практически всегда оседают в закоулках памяти эдаким приятно-ностальгическим ощущением, которое, увы не так часто, но так приятно реанимируются новым попаданием в такое место…

Но хорошего по-немножку. Нам еще надо а) вернуться б) собраться в) пройти довольно-таки длинный маршрут под рюкзаками и г) встать на ночь до темноты. Поэтому с большим сожалением начинаем перемещаться в сторону лагеря. Каньон с пересыхающим ручьем в дневном свете воспринимается по-новому, но мы стараемся не задерживаться. По дороге несколько раз кстати натыкаемся на «оленей-бэмби».

Олени встречают нас и прямо рядом с лагерем – выдаю Володе камеру и он начинает фотоохоту. Я тем временем добиваю обед, и по-тихоньку собираю рюкзак. На часах 14:00 и мы готовы идти. На сегодня нам предстоит всего около 9 км и по-большей части это спуск по западной части петли, но для того чтобы начать его, необходимо перевалить через перемычку – с которой мы начали нашу утреннюю прогулку. Тропка с забавным названием «Колима». С рюкзаками это тяжелее, но с другой стороны, что-такое подняться 150 метров по хорошо нахоженной и продуманной тропе?

Впрочем, мы на некоторое время вылезаем на огромный камнепад, лезть по нему конечно необходимости нет, но пофотаться там красиво. Опять вспоминается Итуруп. Переваливаем через перемычку и направляемся на север. Виды не такие живописные, но есть интересные ракурсы на западную оконечность Южного Края, смежные каньоны, и наконец, когда тропа подходит под пиком Эмори – вид прямо на сам пик. По дороге проходим место, в котором стоит знак, о доблестных борцах с пожаром, который прошел по этим местам 20 лет назад. Следы пожара наблюдаются по сей день, в этих местах пожары очень опасны – из-за общей сухости климата горит все от земли до неба. Понимаешь, почему здесь не разрешают костры – именно из-за костра произошел пожар, который выжег большую часть каньона с западной стороны.

Прошли мимо очередного биотуалета, Володя им воспользовался, и долго восхищался. Туалет на самом деле штука очень продуманая, и обустроенная. Сделано все так, чтобы и животные в него не лезли, и люди не нагадили, и даже специальный ящик с «катализатором разложения» для содержимого туалетной ямы имеется. В общем сортир постиндустриальной эпохи выглядит соответсвующим образом.

Дальше спуск, подходим практически под сам пик Эмори уже с северо-запада, он возвышается на добрые 700 метров над нами, и очень впечатляет, поворот – и перед нами долина с визитерским центром, где стоит наша машина. Туда мы еще не пойдем – нам предстоит еще одна ночь на стоянок в 150 метрах на предподъемном плато – самом начале нашего вчерашнего пути. Спуск, ксати, был исключительно серпантинистый и нудный, хоть и обустроеный. Начинают попадаться группы туристов, которые справляются о том, сколько им еще подниматься. Говорят что тропа на этой стороне более простая, но раза в 2.5 длиннее нашего начального подъема, и поэтому мне кажется что наш путь был лучше. Даже на спуске под рюкзаками мы утомились, уже хочется наконец придти. Давненько не было такого ощущения длинного походного дня под рюкзаком, и это приятно. Кстати о снаряге: очень порадовался за Володю, долго выбирали с ним ботинки (это вообще эпопея) и «в слепую» заказали с интернета рюкзак. И то и другое показало себя в этом походе с наилучшей стороны.

Приходим в нашу точку. Место неплохое, правда не очень защищенное от ветра, и он усиливается с каждой минутой. Но при этом открывается потрясающий вид на цирк окружающий долину – она напоминает Володе стену при подъеме на Богдан Хмельницкий. Ставимся быстро, ибо вот-вот стемнеет, и готовим обед. Ветер такой, что бестыдно ставлю горелку в медвежий ящик, впрочем акуратно, не свиняча.

Горы приобретают красивый рыжий цвет, а мы приступаем к ужину. Все нормально, но опять не хватает костра, ну никуда мы от этого не можем уйти! Конечно ветер, совсем разигравшийся не добавляет желания находится снаружи, но по сравнению с предыдущей ночью – тепло, наверное +10. Как обычно учусь некоторое время, проверя Володины знания геометрии. Он подтверяет свою квалификацию инженера-проектировщика – формулы вспоминает без малейшей запинки.

«Домой!»
День четвертый, 28 февраля 2010 г.

Встали, надо спешить. Сегодня за весь день надо доехать до Хьюстона. А это 12 часов, поэтому приедем затемно. Быстро собираемся, перекусываем на сухую, и валим вниз. С машиной нашей ничего не случилось, поэтому быстро переодеваемся, докупаем сувениры, и «до свидания, замечательные горы Чизос», мы в пути.

Дорога назад, всегда быстрее чем куда-то. Время от времени притормаживаем, чтобы сделать пару тройку кадров. В принципе мы голодные, поэтому хочется поскорее попасть в Форт Стоктон чтобы перекусить. На пограничном КПП нас, как и ожидалось, останавливают и проверяют документы. Тоже самое произошло со мной, когда ехал от границы (Эль-Пасо) в сторону гор Гвадалупе. Проблема с нелегалами из Мексики очень и очень серьезная.

Еще час с копейками и мы в Форте Стоктоне. С едой тут проблема. Проездной город, и хавка тут – «проездная», исключительно фаст-фуд разной степени гадостности. В общем, делать нечего, идем в Бургер-Кинг, и поедаем купленную там тошниловку. Как люди могут питаться фаст-фудом все время?

Теперь – практически без перерыва можно ехать в сторону Сан-Антонио. Володя запасается упаковкой любимого Шайнер-бока, а я беру немного сока. Отправились. Дорога уже знакомая, и в этом районе еще более унылая. Более того, ветер разошелся не на шутку. Реально вырывает из рук руль – особенно это чуствуюется когда обгоняешь и выскакиваешь перед кабиной длинной фуры. Первый час после Форта я еду очень напряженно, так как руль брыкается постоянно. Дальше ветер слегка ослабевает.

Пять часов и мы в Сан-Антонио. На какой-то заправке, приводим в порядок перья, дозаправляемся. До Хьюстона всего 2.5 часа, которые проходят без каких-либо достопримечательных событий. Собственно говоря, мы «дома». Поход удался. Даже учитывая те неприятные обстоятельства, при которых он начался. Впрочем, канадцев мы все равно поставим на место. Не в этом, так в следующем году…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s