СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПЕРЕХОД

место Канада
время 7 октября 2007 г.
Статья опубликована в журнале «Explore: Canada’s Outdoor Magazine», май 2008 г.
Автор Дэвид Лич (David Leach)
Фото Кевин Арнольд (Kevin Arnold)
Перевод Беляков Г.

Все права на статью принадлежат авторам.  Данный перевод произведен исключительно в образовательных целях и не преследует коммерческой выгоды. 

В прошедший День благодарения (7 октября 2007г.),  восемь искателей приключений из Ванкувера вышли на каяках на суровый маршрут, осознавая что он станет изнурительным испытанием их физической выносливости.  К закату дня двое из них были мертвы.  Перед вами полная картина, цепочки событий приведших к этому трагическому инциденту.

1.jpg
Место старта: каякеры отправились отсюда на рассвете

В воскресное утро после Дня благодарения, около 8:30 утра, наблюдая со своего участка на берегу, дачница Дэбби Крокетт (Debbie Crockett) не могла поверить своим глазам.

Морской прогноз абсолютно верно предсказал штормовые ветра в заливе Хоув (Howe Sound).  За шесть десятилетий посещений своего загородного домика на острове Энвил (Anvil Island) в 35 км от Ванкувера, Крокетт ни разу не видела настолько быстро пришедшего и сильного шторма.  Со своим мужем и 23 летним сыном, она только могла наблюдать и надеяться что их 5.8 метровая моторная лодка, пришвартованная у берега, не оторвется в бушующих волнах.

В этот момент она увидела их: четыре морских каяка обошли полуостров и проскакивая сквозь 1.5 метровые валы, высадились на пляж в бухте Ферн (FernBay).  Затем 8 человек, со скоростью спецназа растворились в окружающей растительности.

За пределами литорали, остров Энвил в основном является частной собственностью с разбросанными летними домиками, а также летним библейским лагерем, и по этому Крокетт не совсем поняла, куда могли направляться каякеры.  Тремя часами спустя, она выглянула в окно, и снова увидела их, стремительно передвигающихся по пляжу.  К этому времени шторм усилился и она решила пригласить их погреться в домике.  Она подоспела на пляж, только чтобы увидеть две кормы двух отставших каяков удаляющихся в шторм.  Стоя на причале, сквозь холодный дождь заливающий лицо, она помахала им, и знаками позвала назад, на некоторое время перехлестнувшись взглядами с человеком в замыкающем каяке.

Крокетт постучала в соседний домик: «Ты видел это?» – спросила она соседа.  «Да», ответил он, «Эти люди сумасшедшие».

Крокетт переместилась на другую сторону полуострова, туда где она могла наблюдать за путешественниками, и тем как они направились через пролив Монтагу (Montagu Channel) к материковой части провинции Британская Колумбия.  К моменту, когда она вышла на пляж, она увидела только 3 из четырех каяков.  На ближайшей байдарке, около 30 метров от берега, двое мужчин яростно гребли назад к своей стартовой точке на острове Энвил.  Еще один человек, цеплялся за их лодку по плечи в холодной тихоокеанской воде.

С каждым гребком, с синхронной интенсивностью, головы очевидно сильных гребцов, наклонялись в сторону порывов ветра ревущего на проливом Хоув и сбивавшего пену с волн.  Словно лопасти турбин, их руки работали без остановки 10 минут, но против безжалостного ветра они не продвинулись ни на дюйм.  Дойти они бы не смогли.

7 октября 2007 года.

В то время как большинство жителей Британской Колумбии нежилось в постелях,  во сне предвкушая праздничную индейку на столе, 8 спортсменов-любителей приключений встали далеко до рассвета.  Чуть после семи утра, они встретились в Порто-Коув (Porteau Cove), крошечном провинциальном парке на полпути между Ванкувером и Сквомишем (Squamish), на шоссе с «с моря до небес» (Sea to Sky Highway). Они все были из Ванкувера, кто из северных районов, кто из районов Дип Коув (Deep Cove).  Кое-кто дружил больше десяти лет, а кто-то познакомился только этим утром.

3.jpg
Переход: вид на Порто-Коув в сторону о-ва Эквил

Все в группе были, по собственному признанию «кардио-наркоманами», эдакий тип «спортсменов по вечерам», которые прекрасно знали свои: частоту сердечных сокращений в состоянии покое (низкая), молочно-кислый предел (высокий), и процент телесного жира (минимальный).  Они предпочитали передвигаться быстро, с полной отдачей и весь день, часто участвуя в соревнованиях на выносливость, c названиями, говорящими сами за себя:  «Хруст колен» (Knee Knacker), «Испытание металла» (Test of Metal), «Разум выше горы» (Mind over Mountain), «От моря к пику» (Sea2Summit).

Фактически, отмена последнего соревнования осенью 2007 г. привела в движение шестерни их плана: самостоятельной вылазка в День благодарения.

Они планировали отправиться на байдарках из Порто-Коув на полпути вдоль залива Хоув до острова Энвил, где они должны были забраться по крутой тропе на пик Лидинг (Leading Peak), путь который один из спортсменов описал как «жернов для стероидов».  После спуска, планировалось проделать обратный пятикилометровый путь на каяках до материка, переместиться на авто до Сквомиша, отправиться на 60 км маршрут на горных велосипедах, чтобы закончить его даунхильным спуском с горнолыжного склона в поселок, как раз поспевая к 7 часовому пиву с женами и подружками в любимом пабе.

Стержнем группы были Ричард Джурин (Richard Juryn) и Боб Фолкнер (Bob Faulkner), давние друзья, которые весной того же года прошли велопоходом по Монголии.  Джурину было 50, но душа и тело велосипедиста молодили его лет на десять.  Его можно было сравнить с Джонни Эпплсидом (Johnny Appleseed, знаменитый северо-американский миссионер-исследователь, пр. пер.) от горного велосипеда, безустанный райдер, организатор соревнований и борец за доступ к новым трекам, он катался со своими двумя сыновьями-тинейждерами и 75-летней мамой.  Фолкнер был легендой в канадском сообществе велосипедистов-экстремалов ванкуверского Северного побережья (Норсшор, Northshore название района и гор, знаменитых своими туристическими возможностями, пр. пер), 60-летний бывший курильщик ставший УльтраАйрономеном (так часто называют участников сложных соревнований на выносливость, триатлонистов и т.д., пр.пер).  В то время когда большинство его сверстников нежились на гольф машинках, он принимал участие во многих международных соревнованиях на самом высшем уровне, включая 7 Эко-Челленджей (еще одна экстремальная гонка на выносливость., пр.пер).

В Порто-Коув, группа переоделась в каячное снаряжение, и разбилась по парам.  Джурин и Фолкнер забрались в одну из двоек.  Шерил Бити (Cheryl Beatty), 34-летняя преподаватель университета и Денис Фонтейн (Dennis Fontaine) 40-летний представитель по продажам спорт-оборудования, гипер-пара жившая в гражданском браке, ходили на байдарках вместе 2-3 раза в неделю.  Трой Далтон (Troy Dalton) и Джон Була (John Bula), обоим по 32 года, дружили со школы и управляли фитнесс-студией в Ванкувере.  Брент Мартин (Brent Martin), 42-летний гендиректор компании по производству очков, и Грэм Тутти (Graham Tutti), 35-летний триатлет и представитель по продажам программного обеспечения, составили последнюю пару.

Они вместе стартовали против сильного южного ветра и начали грести среди полутораметровых волн.  И хотя холодные брызги скатывались по лицу и одежде, они перекрикивались и веселились – возможно, погодные условия для обычных каякеров, представлялись довольно сложными, но команда из восьми человек имела большой опыт и перемещалась на широких двойках, так что приключение начиналось всплеском вдохновения.

22.jpg
Карта инцидента
  1. Место старта каякеров
  2. Место прибытия на остров и обратного старта
  3. Пик горы Энвил
  4. Место оверкиля Бити и Фонтейна
  5. Место подбора Бити Булой и Далтоном
  6. Место аварийной высадки Булы, Далтона и Бити
  7. Фонтейн забирается на каяк к Джурину и Тутти
  8. Место оверкиля Фонтейна, Джурина и Тутти
  9. Место где найден Джурин
  10. Место где найден Фонтейн
  11. Место спасения Тутти

Для перехода пролива Монтагу к ближайшему берегу острова Энвил понадобился практически час,  На южной оконечности маленького полуострова, они сбросили спасжилеты, поменяли неопреновые туфли на беговые кроссовки и бросились в лес бегом, на второй этап своего путешествия – забег на пик Лидинг.  Он продолжался около полутора часов по сложной лесной дорожке.  Крутая тропинка в конце ведет к деревянной вертолетной площадке, с которой в ясные дни открывалается потрясающая панорама залива Хоув.

Тем утром, облака закрыли горы, а дождь заливал вершину 754 метрового пика, и поэтому бегуны, разбившись на 3 группы, быстро отправились на спуск.  Далтон и Була составили компанию Фолкнеру в арьергарде.  Джурин бежал с Мартином и увлеченно рассказывал о своем видении нового веломаршрута для райдеров всех уровней в горах Норсшмор.  Бити была на полпути между этой и ведущей парой.  Впереди Фонтейн и  Тутти обсуждали возможности совмещения карьер с рекреационным стилем жизни.  Ухудшающаяся погода не портила им настроения, и они пошучивали цитатами из комедии «Гольф-клуб» (Caddy shack) «Преподобный отец, мне кажется ливня не будет».

Около 11:30 утра бегуны выбрались на пляж где выпили термос какао. Залив Хоув известен своим эффектом воронки, который создает сильнейшие ветра, и дующие в сторону моря с юга Прибрежных гор (Coast Mountains), так называемые «сквомиши», и тихоокеанские штормы, налетающие с юга на север по проливу.  Остров Энвил, пятикилометровый скалистый выступ покрытый лесом, попадает под перекрестный огонь с обеих сторон.  Штормовое предупреждение в этот день предвещало порывы ветра до 25 м/c, и пенящиеся валы гнали приливную волну по проливу в направлении гавани Сквомиш.  Хотя вопрос прекращения гонки всерьез не обсуждался, друзья все же слегка ориентировались на погоду – по дороге назад, Джурин и Фолкнер, опытные каякеры разделились чтобы грести с Мартином и Тутти.

Три каяка были однотипные Сивард Пассат G3 (Seaward Passat G3), 6.7 метровый стеклопластиковый тандем с большим центральным люком, взятым на прокат в Дип Коуве.  Эта модель широкая и стабильная – «пуленепробиваемая» с точки зрения баланса гребца.  Сначала Бити и Фонтейн также планировали взять напрокат Пассат, но у них уже был гоночный каяк Некки (Necky), кевларовая двойка по прозвищу «Красный барон».  Такая байдарка легче Пассатов и ее сидения расположены на несколько дюймов выше, что облегчает греблю, но поднимает центр тяжести.  В своей хрупкой лодке, Фонтейну и Бити предстояло бороться с накатом в спину.

 Группа была вынуждена стартовать прямо в прибой, и несколько сот метров грести на юг сквозь сильнейший накат, а затем выполнить широкий разворот  вокруг полуострова, чтобы проследовать по морю на север.  Обход мыса был самым сложным моментом – на какое-то время борта их лодок попадали под удары 2 метровых волн, ситуация известная каякерам и яхтсменам как «брочинг» – рыскание, самая частая причина оверкиля.

Фолкнер и Мартин совершили разворот успешно, впрочем как Джурин и Тутти.  Была договоренность о том, что группа не будет удаляться друг от друга, но подобно аэродинамической трубе, порывы ветра  с кормы разгоняли байдарки словно гидроциклы.   Следующими обошли полуостров Була и Далтон.  Из переднего очка, Була оглянулся назад на Фонтейна и Бити, которые подходили к мысу.  Через секунду они скрылись среди бушующих валов.

Через 20 секунд Була снова оглянулся.  В этот раз ситуация была хуже – их друзья были в воде.  «Красный барон» перевернулся.

«Они кильнулись!» закричал Була и просигналил другим лодкам веслом.  Он с Далтоном повернули на 180 градусов и в течение 10 минут гребли против ветра.  Фонтейну удалось забрался в перевернувшуюся байдарку, но Бити которая пыталась поймать весла, быстро уносило.  «Ловите Шерил!», настаивал Фонтейн.

Далтон и Була, были сработанной парой и частенько попадали на подиум различных байдарочных и других соревнований самого высокого уровня.  В момент когда они плыли за Бити они успели обсудить тактику спасения.  «Будем осторожны», сказал Була, «в таких ситуациях люди паникуют».

Для того чтобы добраться до Бити им понадобилось еще 5 минут.  Далтон вытащил ее на корму с помощью спасконца.  Ее руки уже свело, но она ухитрилась схватиться за край заднего грузового люка.  Далтон и Була развернули байдарку навстречу ветру и попытались догрести до пляжа в 30 метрах на север.  С 61-килограмовой Бити цепляющуейся за корму против течения и ветра эта задача была им не по силам.

Они заметили еще одно потенциальное место высадки с подветренной стороны вдоль в основном скалистой прибрежной полосы острова Энвил.  Выбиваясь из сил они гребли в сторону острова, в то время как течение сталкивало лодку на диагональный курс.  В ледяной воде залива Хоув, врядли бы Бити продержалась долго. «Ребята, мне так холодно», говорила она им.  Далтон придерживал Бити, чтобы дать ее рукам отдохнуть, но как только он бросал грести, каяк терял скорость и начинал дрифтовать параллельно берегу.  Если им не удастся высадится на крайнем участке пляжа, их отнесет к северу от острова, и Бити погибнет от холода.  «Шерил, ты должна держаться», крикнул Була, «иначе мы пропадем».

Наконец, спустя 45 минут с того момента, как они добрались до нее, гребцам удалось выйти на пляж и вытащить Бити.  Температура воздуха колебалась в районе +12С, но по ощущениям было холоднее из-за ветра и дождя.  Кожа Бити была белесой и замерзшей на ощупь.  Ее тело конвульсировало неконтролируемой дрожью, и она продолжала повторять «От гипотермии умирают?»

Ответ известен всем, в особенности Буле, которые изучал гипотермию во время получения степени магистра по физкультурной физиологии.  Выживание не гарантировано, даже в случае если людей удалось достать из воды.  Переохлажденные поверхностные ткани тела продолжают потреблять тепло изнутри, приводя к так называемой «пост-потере» температуры на несколько градусов Цельсия.  Имелись случаи, когда спасенные, связно говорящие и в полном сознании, теряли сознание и погибали, даже через несколько часов после того как их достали из воды.

Практически моментально Була и Далтон сбросили мокрую одежду, и расположили Бити между своими телами.  Они не знали, видел ли их кто-то.  В группе не было высокочастотного радио, аварийного маячка или даже фальшвеера.  Телефоны остались в машинах.  Друзья видели дачницу на берегу – может быть она придет на помощь,  У 169 см и 77-кг Булы было больше телесного жира чем у его более высокого партнера.  Он остался с Бити под импровизированным одеялом из спасжилетов и каячных юбок, в то время как Далтон, в прошлом профессиональный хоккеист помчался через кусты.  Була посмотрел на своего лучшего друга: «Трой», сказал он, «У тебя полчаса».  Далтон побежал в лес.

Как только они услышали крик, Боб Фолкнер и Брент Мартин развернулись.  Они увидели кого-то махающего веслом и Далтона и Булу изо всех сил гребущих к острову, с Бити прицепившейся к корме.  Им понадобилось около получаса борьбы с ветром и волнами чтобы добраться до Дениса Фонтейна, по прежнему сидевшему верхом на Красному бароне, но намного сильнее замерзшим после купания в 8-градусной воде.  Джурин и Тутти подошли через несколько минут.

«Байдарку придется бросить», настояли друзья, и Фонтейн нехотя отпустил свой дорогой каяк.  Байдарки стояли параллельно, Фонтейн между ними.  «Я должен выбраться из воды», сказал он и сняв заглушку центрального люка на байдарке Джурина и Тутти забрался в отверстие между двумя гребцами.

«Он пойдет с вами» сказал Фолкнер.  Тутти воспринял это как продуманный план спасения, но это было всего лишь наблюдение, констатирование факта.  Скрючившись на импровизированном сидении, колени Фонтейна упирались в подбородок, и он попытался прикрыть люк неопреновой юбкой.  Двойка с повышенным центром тяжести вела себя нестабильно, но никому бы не пришло в голову оставить друга за бортом.  Фонтейн был такой же выносливый как они все, возможно был даже самым выносливым.  Если ему было так необходимо выбраться из воды, то скорее всего ему было очень холодно.

Вместе гребцы нацелились на север в Порто-Коув.  С первым гребком лодка с Фонтейном сильно раскачалась, и Тутти и Джурин выправили ее веслами.  Лишний вес замедлял их, и расстояние между двумя байдарками быстро увеличивалось.  Экипаж сзади решил отклониться к востоку, на случай если что-нибудь произойдет с ними, им хотелось бы быть максимально ближе к берегу.

В какой-то момент Фолкнер и Мартин оглянулись и удивились тому, что второй каяк был вдалеке и отвернул в сторону материка.  В этот момент их больше беспокоила судьба Бити, и они решили продолжать грести.  Они дошли до Порто-Коув около половины первого, добежали до машин и вызвали службу 911.  Представитель Королевской канадской конной полиции из Сквомиша прибыл в течении нескольких минут (на скользком шоссе второй полицейский вылетел с 6 метровой набережной, но избежал травм).  Мартин проехал в сторону выступающего мыса, и долго всматривался в воду залива, но все что он видел – темную гладь, с редеющими барашками.

В 12:38, Совместный спасательный Центр в Виктории принял информацию от центра 911.  Два координатора по спасению на водах работают а центре круглосуточно и имеют возможность вызывать на помощь самые разные плавсредства.  Также постоянно работает координатор от военно-воздушных сил, который может руководить самолетами и вертолетами для авиапоиска.  Ситуация с инцидентом в заливе изначально была неясна – перевернувшийся каяк между островом Энвил и Порто-Коув.  Двое гребцов в воде, сопровождаемые другими каяками, но направляющиеся в противоположных направлениях.  «Как-то странно», отметил координатор по спасению на водах делая запись в журнале.

Спасательный центр в Виктории принимает около 50 звонков от каякеров ежегодно, большую часть летом, когда новоявленные спортсмены, взявшие лодку напрокат, становятся жертвой сильных тихоокеанских течений.  «Мы называем их «морские гробы», однажды полушутя, наполовину всерьез сказал координатор по спасению на водах.  Гребцы редко берут с собой аварийные маячки или отражательные элементы для радаров, и каяки заходят на мелководье, куда не могут зайти спасательные суда.  «Когда их ищешь», сказал он, «приходится  заглядывать в самые мелкие бухточки и проливы».

После звонка из службы 911, координатор немедленно вызывал «Оспри», 15.5-метровый катер из Ванкувера.  После этого спасатели оценили список остальных доступных ресурсов – были оповещены пара 8-метровых жесткокорпусных Зодиаков из добровольческого Вспомогательного отряда Береговой охраны.  Один из Зодиаков, базировавшийся в Фишермэнс Коув (Fishermen’s Cove), недалеко от острова, должен был вернуться после проводки двух других каяков, попавших в шторм в северном Ванкувере.  Спасательный центр также вызвал еще два судна и в связи с тем, что военный вертолет был слишком далеко, вызывал контрактный вертолет из Сквомиша.

44.jpg
4.jpg

Никто толком не знал где следует искать, и что они увидят по прибытии на место, но смешанная бригада профессиональных и добровольных спасателей быстро развернула поиски в бурных водах пролива Монтагу.

На острове Энвил, Дебби Крокетт, смотрела до тех пор, пока каякеры не добрались до маленького укромного берега выше по побережью.  Затем она вернулась к своему домику и стала убеждать своего мужа отправиться на поиски каякеров.  Волнение на тот момент по-прежнему не позволяло им пройти на ялике до своего катера.  В этот момент в дверь постучали.

За дверью стоял мокрый и часто дышащий Трой Далтон.  Каким-то образом он добрался по крутому заросшему берегу до дачного домика, «Нам нужна помощь!» сказал он, «наша подруга была в воде».  Крокетт позвонила в службу 911 примерно в 13:15.  К этому времени шквал утих и муж Дебби с сыном рискнули добраться до катера, и перешли с Далтоном вокруг полуострова к его друзьям.

После того, как Далтон убежал, Шерил Бити перестала дрожать.  Джон Була знал, что это может быть плохой знак: исчезновение непроизвольной дрожи часто обозначает переход к наиболее тяжелой стадии переохлаждения, после которого наступает потеря сознания, фибриляция желудочков и остановка сердца.  Но Бити одновременно начала связно говорить и ее тело стало согреваться.  К моменту возвращения Далтона она вышла из-под угрозы гипотермии.

Оспри подошел в 13:30 и моторка Крокеттов доставили троих каякеров на попечение Береговой охраны.  Внутри катера, медик накрыл Бити сухими одеялами и начал вдувать теплый воздух в горло – лучший способ преодолеть пост-потерю, т.к. тепло быстро доходит до гипоталамуса, который является термостатом мозга.  Далтон и Була остались наверху, чтобы помочь в поисках своих оставшихся друзей.  Им было холодно, они жутко устали, но главное, они были в безопасности.  И надеялись, что худшее позади.

Пока Грэм Тутти и Ричард Джурин гребли к берегу, со своим замерзающем другом скрючившимся между ними, у Тутти было неприятное ощущение.  Каждый гребок был борьбой за баланс, уровень воды поднимался у ног Дениса Фонтейна в 190-литровом люке, и каждая ломающаяся волна погружала каяк все глубже и глубже.

И ЗАТЕМ – ОНО СЛУЧИЛОСЬ.  Каяк вышел за предел остойчивости, наполнился водой и все трое оказались в холодной тихоокеанской воде.

Они оттолкнули лодку и выскочили на поверхность в своих спасжилетах.  У них не было намерений попытаться перевернуть каяк и залезть обратно.  В хаосе волн, маневр, называемый «самоспасение с помощью аутриггера», когда байдарка выравнивается с помощью весельного поплавка, откачивается вода, и гребец забирается в нее обратно, был просто невозможен.

Трое друзей не имели понятия, где были остальные и придет ли помощь.  Еще до оверкиля, Тутти решил что делать, если они вдруг перевернутся. «Парни, будем плыть», сказал он, и друзья согласились.

Они натянули шапочки и поплыли брасом к ближайшему берегу, скалистому силуэту, вырисовывающемуся примерно в километре.  Тутти, триатлет, плыл первым.  После 10 минут, Фонтейн стал отставать.  Сильно замерзнув, он перевернулся на спину, согнув левую руку в локте на груди, продолжал загребать правой рукой и толкаться ногами.  Тутти схватил его за спасжилет, и начал тащить рядом с собой.

Попутный ветер и приливная волна начала оттаскивать их от мыса, они отдалялись от берега, вместо того, чтобы приближаться к нему.  С тем как ледяная вода заливала их головы, пловцы смогли различить ряд из фургонов вдоль берега.

«Этих отдыхающих ждет большой сюрприз!» сказал Тутти чтобы подбодрить друга.

«Мы доплывем?» спросил Фонтейн.

«Обязательно!» сказал Тутти.

Первое погружение, даже в воду с температурой +21С, вызывает холодовый шок, который только усугубляется при более низкой температуре воды.  Жертвы непроизвольно начинают задыхаться, что вызывает необходимость глубоко дышать, что в свою очередь может привести к утоплению, если в рот попадает морская вода и у жертвы нет спасжилета.   Учащенное дыхание и сердцебиение продолжаются несколько минут, до тех пор пока тело приспосабливается к экстремальному холоду.  С тем как охлаждается кожа, теплая кровь уходит внутрь для защиты основных органов.  Этот феномен называется вазоконстрикция, или сужение сосудов – переохлажденное тело выборочно оказывает помощь, жертвуя замерзшими конечностями, создавая холодный «комбинезон», который утепляет сердечно-сосудистую систему и предотворяет критическое падение внутренней температуры на полчаса и более.

Процесс плавания, однако, подрывает этот механизм выживания.  Любая физическая активность отводит теплую кровь от сердечно-сосудистой системы в мышцы, откуда тепло легко уходит в воду, которая проводит тепло в 25 раз быстрее воздуха.  Ученые показали, что во время плавания в холодной воде тело теряет тепло на 40% быстрее, чем в состоянии покоя.  Таким образом и плывущие «по-собачьи» , и атлеты-олимпийцы одинаково становятся жертвой такого «охлаждения через мышцы» или «неспособности плыть».

Чтобы они не делали, жертвы оверкиля попавшие в 8-градусную воду не смогут оставаться в сознании более часа или двух.  В соответствии с таким сценарием, выживают не самые сильные, а самые толстые.  Как бы это не было иронично, но полные люди ведущие сидячий образ жизни выдерживают холод лучше, в то время подтянутые атлеты, с мускулатурой гончих псов становятся жертвой переохлаждения быстрее.

Хотя группа из 8 друзей надела спасжилеты, никто из них не надел мокрые костюмы, привычную одежду экспедиционных каякеров, которую так избегают байдарочники спортсмены участвующие в гонках из-за боязни перегреться.  Неопреновая оболочка могла предоставить тепловую защиту, которую не могли предоставить стройные тела атлетов.  Согласно исследованиям, мокрые костюмы могут удвоить время выживания.  Без такой защиты, внутренняя температура падает со средних +37С до +30 С градусам, при которых может наступить потеря сознания или остановка сердца – человек также начинает испытывать психологические эффекты умеренного переохлаждения – летаргия, неясность мышления, беспокойство, амнезия и даже галлюцинации.

Выживание в холодной воде Согласно Красному кресту, в Канаде около 200 человек погибают в холодной воде каждый год, половина из них на отдыхе.  Жертвы оверкиля, даже в воде с температурой +21С, могут испытывать следующие четыре физиологические стадии погружения в холодную воду. Холодовой шок (первые 5 минут) – гипервентиляция (учащенное дыхание) и учащенное сердцебиение могут привести к панике и утоплению, поэтому постарайтесь собраться до тех пор, пока холодовой шок пройдет, и радуйтесь тому, что на вас спасжилет. Охлаждение мышц (5-30 минут): с охлаждением кожи вы теряете силу сжатия и ловкость рук, поэтому задачи, требующие эти способности (т.к. связывание лодок вместе, запуск ракет и фальшвееров, самоэвакуация) должны быть выполнены в максимально короткий отрезок времени.  Любые резкие движения приводят к быстрому охлаждению и к «неспособности плыть» Переохлаждение (гипотермия): факторы, такие как температура воды и воздуха, волнение, утепляющая одежда и количество подкожного жираопределяют ваше функциональное время (как долго вы можете оставаться полностью в сознании и можете помочь самому себе) и время выживания (до момента, когда ваше охлажденное сердце перестанет биться).  Чтобы увеличить шансы, постарайтесь максимально поднять голову и тело из воды, и если не получится плывите в позе предотвращения потери тепла (ППТ – heat escape loss prevention – HELP). Коллапс после спасения (до нескольких часов после спасения): чтобы предотвратить смертельную аритмию или неожиданное падение давление, жертвы переохлаждения должны быть аккуратно вынуты из воды, по возможности в горизонтальном положении.  Температура жизнено-важных органов продолжает снижаться даже после спасения, и поэтому жертвам необходимо находится в состоянии покоя, тепле и сухости, до тех пор пока подоспеет профессиональная медицинская помощь. Для дополнительной информации смотрите телевизионное риэлити-шоу Учебный лагерь холодной воды (Cold Water Bootcamp) c экспертом университета Манитоба д-ром Гордоном Гисбрехтом (Dr.Gordon Giesbrecht), которое будет показано осенью 2008 г.  Линки к другим ресурсам можно найти на сайте fataltide.com/hypothermia.html

Берег казался близким, но в осеннем холоде пролива Монтагу, трое пловцов начали сваливаться в сумерки гипотермии.  После практически часа в воде, Джурин также начал отставать.  «Я не могу держать голову над водой» закричал он.

Тутти увидел Джурина на вершине 3 метровой волны, с паническим взглядом.  Он повернулся снова, и уже не увидел его, и впоследствии даже не мог вспомнить, когда видел его в последний раз.  Фонтейн перестал плыть, Тутти перестал его тащить, и начал толкать перед собой.  «Давай, Денис, давай», повторял он.

Неожиданно Фонтейн затрясся, словно в эпилептическом припадке целую минуту, и после этого потерял сознание.  Тутти подумал, что его друг мертв, и понял, что если он останется рядом, то и сам погибнет.  Они разделились  Тутти поплыл к берегу, но проплыл еще один круг вокруг Фонтейна, чтобы удостовериться, что ему уже не помочь.  Он видел, что тот безжизненно болтался на поверхности, с белой пеной на губах – симптомом респираторной эдемы, признака утопления.

В одиночку, в «тумане» переохлаждения, Тутти продолжил собственную борьбу за выживание.  Он чувствовал, как устает его тело, и что его воля к борьбе иссякает.  Его плавательные движения теряли четкость и превратились в неуклюжие гребки.  До земли было всего лишь 300 метров, но в первый раз он подумал о том, что может не выплыть.

Оспри патрулировал в течении пяти минут, когда матрос Береговой охраны закричал с палубу «Вижу что-то на воде!», и тогда это увидели все: сначала красный спасжилет по ходу с правого борта, где-то в 500 метрах от берега.  В жилете был человек, лицом вниз.

Как только Береговая охрана вытащила Джурина на катер, Була понял что тот мертв.  За год до этого, Була пытался выполнить искусственное дыхание на собственной умирающей сестре, которой попал тромб в легкие, и он не смог забыть тот безжизненный взгляд в глазах умирающего близкого.  Именно такой же взгляд он видел перед собой, в замерших чертах своего друга.

Береговая охрана попыталась сделать искусственное дыхание, перенесла Джурина на один из Зодиаков Вспомогательного отряда, который помчался на берег.   Затем он вернулся за Булой, Троем Далтоном и Шерил Бити, которая в основном отошла, но начала паниковать – что стало с ее мужем – Денисом.  Ответа дать никто не мог.

Около причала в Порто-Коув, неудачная вылазка на каяках привлекала все больше внимания: Боб Фолкнер и Брент Мартин, тревожащиеся жены и подруги, офицеры полиции, работники скорой помощи, пилот компании Блэккомб Хеликоптерс (Blackcomb Helicopters), Береговая охрана, вспомогательный отряд, куча отдыхающих и репортеры с телекамерой.

И Грэм Тутти.

На исходе сил, он увидел оранжевый силуэт поднимающийся над волнами.  И руки, вытаскивающие его из немыслимого холода – добровольцы Вспомогательного отряда заметили его, проплывающего вблизи от причала.

С Тутти сняли одежду и отправили в госпиталь в Сквомише, где он прекратил дрожать через 2 часа, и был выписан к вечеру.

О местонахождении Дениса Фонтейна по-прежнему ничего не было известно.    Неожиданно вертолет низко завис над точкой, в 300 метрах от берега.  Туда же подошел Зодиак, и волонтеры вытащили тело Фонтейна в лодку.  Его и Джурина немедленно отправили в госпиталь Лайонс Гейт (Lion’s Gate Hospital) в Ванкувере.  Фонтейн находился в воде около 2 часов, Джурин час и восемь минут – его GPS-часы с кардиомонитором полностью записали его состояние.

Врачи в реанимации несколько часов боролись чтобы восстановить пульс у обоих мужчин, заполночь в случае Джурина.  С потерей температуры, тело может войти в «гипотермическую кому», которая предохраняет функции мозга: согласно медицине «Вы не мертвы, до тех пор пока вы теплы и мертвы».  В конечном итого было заявление.  В обоих случаях наиболее вероятная причина: утопление в следствии переохлаждения.

В Порто-Коув оставшиеся друзья переодевшись, и перед тем как поехать в госпиталь, на последнюю бесполезную вахту, посмотрели в сторону острова Энвил.  Несколько часов назад пролив Монтагу был бурлящим котлом.  Теперь погода была безветренная, практически штиль на воде.  Это казалось несправедливым.

Информации о смертях, попала в новости вечером и, далее на первые страницы газет по всей стране.  Общественная реакция была неоднозначна.  Дебби Крокетт, которая наблюдала за инцидентом практически из собственного окна, не могла спать неделю, и ее семья по-прежнему переживает о произошедщем.  «В следующий раз, когда такое произойдет, не дай Боже, я приду с топором и порублю эти каяки», говорит она.  «Пускай на меня подадут в суд, но они будут в живых, чтобы это сделать».

Комментарии на интернет-форумах ставили под вопрос мотивы «спортсменов-экстремалов» и задавались вопросом, почему налогоплательщики должны оплачивать их спасение.  (Совсем не помог тот факт, что канадское телекомпания CBC изначально неверно сообщила, что у каякеров не было спасжилетов).  «Возможно им стоит вступить в Вооруженные силы и ехать в Афганистан», комментировал один из посетителей сайта издания Глоуб-энд-Мейл ( Globe andMail).  «В таком случае они будут рисковать жизнями за защиту демократии, вместо своих эгоистичных увлечений».

Шестеро выживших признали свои ошибки.  Боб Фолкнер признался репортерам, что желание идти до конца превозабладало над здравым смыслом.  Марк Брунетт (Mark Brunett), продюсер Эко-Челенджа (Eco-Challenge) и Выжившего (Survivor) однажды сказал Фолкнеру, что для него самыми страшными были гребные участки соревнований, в холодной воде многое может пойти не так, и очень быстро.  «Это шок, когда такое происходит», сказал Фолкнер.  Но в следующие выходные он опять отправился на байдарке по заливу Хоув, чтоб убедиться в том, что теперь у него не появилась фобия к океану.

Когда Брент Мартин проезжает в сторону Уистлера (Whistler), он часто притормаживает в Порто-Коув.  «Каждый раз я вспоминаю что случилось и думаю о том, что для меня было честью знать этих ребят», говорит он, «я вспоминаю о том, что бы мы могли взять в эту поездку, с целью безопасности».  Высокочастотное радио, фальшвееры, мокрые костюмы.   Желание отказаться от всего.  (Другая группа местных каякеров планировала обойти остров Энвил в то же утро, но трое женщин отменили свое приключение в День благодарения в субботу вечером, услышав морской прогноз).

Мудрость задним числом уже не вернет Ричарда Джурина и Дениса Фонтейна для семьи и друзей.  Для Шерил Бити потеря ее партнера открыла эмоциональную пропасть которая слишком глубока, чтобы выносить ее на общественное обозрение.  Воспоминания одновременно и горьки, и сладки для Джона Булы и Троя Далтона.  Их длинная дружба и годы совместных тренировок помогли им действовать без промедления когда это было нужно, но в конечном итоге это привело к тому, что вместо трех похорон, было два.

Грэм Тутти несколько недель посещал психолога, чтобы избавиться от собственной душевной травмы и комплекса выжившего.  Однажды он встретил парапланериста, который упал с высоты 4 км и выжил чудом, приземлившись в болото.  Он сказал «Да, 6 месяцев «ходишь на облаках», а потом все приходит в норму», вспоминал Тутти.  «Я не обязательно хочу вернуться в норму.  Я хочу вынести что-то долгосрочное из всего этого».

В баре в северном Ванкувере на торжественных поминках собралось много народа.  Более 500 человек обменялись историями о Фонтейне, фанатичном весельчаке («вечнозаряженном», как один друг описал его) и о Джурине, семьянине и бескорыстном организаторе.  В один день, шестеро уцелевших собрались в фитнесс-студии Булы и Далтона, где они поговорили о собственных эмоциях и опыте.  Они попытались не зацикливаться на том что «могло бы быть, должно было быть и т.д.».  Но все равно, слишком многое они сделали не так, чтобы избежать большое количество рисков.  «Я не думаю, что стоит ходить на байдарках в зимнее время», говорит Тутти, «Я могу заниматься чем-нибудь другим».

Шестеро выживших пообещали друг другу поддерживать контакт, с той же страстью, которая вела их двух друзей, любителей приключений.  Этим летом, когда вода потеплеет и позволит погода, они планируют вернутся в Порто-Коув и завершат свой начальный план в память о друзьях.  Они снова поднимутся на вершину острова Энвил и посмотрят на океанскую гладь, где разыгралась трагедия Дня благодарения.  Они отправятся назад на каяках по роковому маршруту в проливе Монтагу пока, на этот раз, вместе не дойдут до противоположного берега.

Дэвид Лич является пишущим редакторам журнала Explore и автор книги «Смертельное течение: как гонка всей жизни может пойти не так» (Fatal Tide: How Race of a Lifetime Can go Wrong (Viking Canada).

Фото заставки: IvanAndreevich (Вики)

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s