СМЕРТЬ НА ЛЕДНИКЕ УАПТА

Оригинал статьи на английском напечатан в журнале Explore в Июне 2007 года.  Все права на статью принадлежат авторам.  Данный перевод произведен исключительно в образовательных целях и не преследует коммерческой выгоды. 

Автор: Джефф Поутер

Месячный ски-тур поход по Скалистым горам, молодой пары должен был стать их лучшим совместным приключением.  Что-то пошло не так и привело к трагедии.

В предпоследний вечер в своей жизни, Клэр Диксон и Корнелиус (Кэйз) Бренинкмейер вышли из зимовья и с радостью отметили перемену в погоде.  Впервые за несколько дней, разошлись облака, снегопад ослаб до минимального, и пики гор сверкали под полной луной, и звездами заполнившими небосвод до самого горизонта.  Завтра, наконец они смогут покинуть зимовье Стэнли Митчел в долине Литл Йохо, что находится в провинции Британская Колумбия и отправиться обратно в горы.

Следующий день обещал быть длинным.  Планировалось пересечь на лыжах ледник Уапта до зимовья Боу, путь общей дистанцией в 20 км.  Путеводители советуют лыжникам расчитывать минимум 16 часов, при траверзе в обратном направлении, в основном под гору, но наши двое были полны энтузиазма и надеялись, что условия позволять им передвигаться быстро, что им удастся устроить бивуак в случае необходимости. 

На дворе было 3-ое января и пара находилась в районе Уапта с середины декабря, выполняя функцию смотрителей сети зимовьев находящися в ведении Альпийского клуба Канады.  Из-за постоянного снегопада они находились в зимовье Стэнли Митчел с 27 декабря, и не смотря на живописные лесистые окрестности, и фантастическое катание в лесу в необычно глубоком пухляке, им нетерпелось вернуться в горную местность, к сумашедшим паудерным спускам окружающим ледник.

С некоторой точки зрения приключение на Уапта для пары было переломным моментом.  После путешествия Клэр (27), собиралась приступить к карьере психотерапевта, и Кейз (25), собирался начать обучение для получения сертификата горного гида.  Обоим предстояли значительные перемены, и было не ясно, какое количество времени им удастся провести вмесе в ближайшие месяцы, поэтому в тот момент они старались насладиться каждой минутой небесно-снежного рая в обществе друг-друга.

Следующим утром, другие лыжники, остановившиеся на зимовье Стэнли Митчел, проснувшись, к своему удивлению обнаружили что Клэр и Кэйз только начали паковаться.  Было понятно, что если они надеялись добраться до зимовья Боу за один день, им было необходимо выйти намного раньше.  Но увидя пасмурное небо тем утром, и предположив что глубокий снег замедлит их путь, а также учитывая что Клэр еще не оправилась от простуды, пара приняла решение подойти более консервативно, и разбить длинный траверз на два дня.

Именно такого взвешенного решения посетители зимовья Стэнли Митечел могли ожидать от пары, которая успела зарекомендовать себе опытными туристами за те несколько дней которые они провели вместе.  Даже при идеальных условиях, зимовье Боу представляло собой далекую амбициозную цель, от которой их отделяли не только 20 км, но и 1500 метров вертикального подъема.  Кэйзу и Клэр предстояло поднятся через сосновый лес за зимовьем, пройти по отточенным эрозией ветра моренам под отрогом пика Клоу [Claw Peak], затем совершить крутой переход через небольшое седло, чтобы подняться к простирающемуся склону ледника Де Полиу.  Несколько часов подъема по леднику, и их ожидает поворот к завершающему подъему, печально известному своими трещинам.  Только после этого можно выйти на белый ковер Уапта.  Отсюда, в случае благоприятных условий, начинается постепенный, но длинный спуск в сторону зимовья Боу.

Кэйз рассказал другим постояльцам зимовья о том, что им с Клэр очень хотелось сделать остановку в пути, чтобы насладится одним из самых особенных зимних приключений – ночевкой в самостоятельно построенной пещере, где-то на высоте. Он утверждал, что такая ночевка намного теплее и уютнее палатки, и дает настоящее ощущение «слияния с природой».  Девятью днями ранее им жутко понравилась ночевка пещере по дороге в зимовье Стэнли Митчел, и почему же, в таком случае, не остановится по дороге и попробовать снова?

Как всегда, с улыбками на лицах Кэйз и Клэр отправились в путь, под слегка пасмурным небом дразнящем легким снежком.

Одинадцать дней спустя их родственники позвонили работникам парка сообщить о том, что молодая пара пропала.

Они были из той породы людей, которые моментально завоевывают сердца.  Именно так отзывались о Кэйнзе и Клэр их родственники, друзья и даже незнакомцы.  Словно в них срабатывало какое-то колдовство, словно искорка души; вдоем и по-одиночке… возникало ощущение что когда они входят в комнату, зажигается свет.  Збигнев Лисицкий, лыжник из Калгари, который появился в Стэнли Митчел 2 января за два дня до ухода пары, рассказал что их энергия буквально переполняла зимовье:  «Казалось, что всем было здорово с ними, они помогали как могли, и все время были рады разделить это место с другими… до такой степени, что когда я вернулся домой, мне хотелось рассказывать о них снова и снова..»

Фотография, которую Лисицкий сделал в Стэнли Митчел появилась в газетных статьях об их исчезновении, и не сложно понять, что он имеет ввиду, описывая их привлекательность.  Центральная деталь фотографии, сверкающие солнечные улыбки на все лицо – настойчиво и заразительно настаивают на том, что жизнь такая веселая штука.  Их вполне можно было принять за близнецов, не только из-за похожей улыбки, но и по стройному атлетическому телосложению и темно-коричневому цвету волос.  Одинаковые взгляды цвета корицы, хотя у Кэйза можно заметить искорку озорства, в то время как взгляд Клэр источает доброту.


Многие говорили, что они отлично дополняли и словно были созданы друг-друга.  “Когда я увидела их вместе впервые”, рассказывает Джил Даннигэн, лыжный инструктор, знавшая Кэйза с детства, с летнего лыжного лагеря в Уистлере, «Я поняла, что он женится именно на ней.  Казалось, что они нашли друг в друге идеальных партнеров».  Джули Бреннинкмайер, старшая из трех сестер Кэйза соглашается «В горах они великолепно дополняли, уважали и слушали друг друга.  Это даже увеличивало степень их безопасности в качестве лыжников». 

Больше всего пара увлекалась лыжами.  Родители поставили обоих на лыжи практически одновременно с тем как они пошли.  Даннингэн так описывала привязанность Кэйза к катанию «Именно в этом он чуствовал себя в своей тарелке, максимально активным и наиболее счастливым».  Андре Шарлан, общий друг пары, охарактеризовал Кэйза как «одного из абсолютно лучших лыжинков в группе высокого уровня в Уистлере.  Технически он  был совершенен, и смотреть на него достовляло большое удовольствие».  Клэр не отставала.  В 2004 году она была первой женщиной спустившейся по кулуару Осси, 700 метровую 55 градусную расщелину на горе Джофр на Прибрежном хребте, считающуюся максимальным хардкором.

Клэр и Кейз познакомились незадолго до ее спуска с горы Джофр, во время неудачной экспедиции с целью спуститься на лыжах с горы Рейнир.  И хотя во время этой, исключительно дождливой вылазки они практически ничего не узнали друг о друге, навыки и энтузиазм обоих произвели на них достаточное взаимное впечатление, чтобы через некоторое время задумать совместный поход – спуск на лыжах с высшей точки Северной Америки, вершины Денали, 6193 м.  И всего лишь несколько месяцев спустя они поняли, что являются не только равными по силам партнерами, но и людьми, неукоснительно следующим разумным принципам безопасности.  Кэйз поднялся на вершину большой горы, а Клэр же, в свою очередь, остановилась в тот момент, когда почуствовала себе нехорошо.  После этого они все же спустились на лыжах вместе. На Кэйза произвело огромное впечатление то, что Клэр с одной стороны не испугалась лыжного спуска, а с другой стороны остановилась в нужный момент.

На момент похода по Уапте весной 2006 года, они были вместе почти 2 года, стараясь уделять максимальное время лыжам, походам, скалолазанию и кайтингу.    Одновременно Клэр получала степень магистра-физиотерапевта в Университете Британской Колумбии, в то время как Кэейз продолжал оттачивать свои навыки лыжного гида в Колорадо, Айдахо, на Аляске и даже в Андах. 

С самого начала месячная вылазка на Уапта должна была стать знаковым моментом в их жизни – одновременное празднование окончания университета у Клэр и начало карьеры Кэйза в качестве горного гида.  Это был месяц посвященный только им двоим, за самым любимым занятием, без отвлечений на окружающий мир.  Помимо этого, Кэйз был совершенно незнаком со Скалистыми горами, и длинный поход по Уапте и другим ледникам давал ему возможность ознакомится с местностью, в которой ему скорее всего в будущем предстояло сдавать экзамены на вступление в Ассоциацию горных гидов Канады.

Рельеф ледника Уапта не отличается особенной сложностью, и в спокойном режиме лыжники могу пройти траверз «от зимовья к зимовью» за три дня (хотя чаще всего это делается за один день).  Тем не менее, погода на леднике, площадью 150 кв. км., такая же капризная как и где угодно в горах.   Голубое безоблачное небо может в считанные минуты  перейти в ревуший буран, а невинный на вид, слегка холмистый и вобщем пологий рельеф скрывает трещины глубиной в десятки и сотни метров.

По периметру ледника расположено пять зимовьев, которые позволяют организовывать длительные походы в данном районе, возможно это наилучшее место для подобного отдыха во всей стране, но переходы между ними могут быть слепыми, опасными вылазками сквозь белую мглу.

Месяц на леднике требовал организации закладок, оборудования и навигации.  Кэйз и Клэр, подошли к планированию с исключительной тщательностью, что, по словам их друзей, было для них очень типично.  Летом 2006 года они сушили продукты, детально изучали карты, а также устроились в качестве смотрителей зимовьев в сомнительном Альпийском клубе (членам которого было совершенно не понятно, зачем кому-то проводить весь декабрь на Уапте).  Им даже удалось договориться с обычно несговорчивыми сотрудниками Канадских парков, о заброске продуктов на снегоходах.

16 декабря 2006 года, пообещав друзьям и семьям соблюдать максимальную острожность и припарковав джип Кэйза на оз. Луиз, поймав попутку, они проделали 45 км путь по Ледниковой трассе к озеру Пейто – точке старта.  Сгибаясь под весом тяжеленных рюкзаков за спиной, с волокушей нагруженной провизией, они отправились вверх по языку ледника Пейто, северному отрогу системы Уапта.  Наконец их приключение началось.  Семьи и Альпиский клуб знали их главный план – несколько ночей на Пейто, траверз к зимовью Боу на Рождество, переход к зимовью Стенли Митчел, где их ожидала закладка с провизией, и обратный преход на Боу в начале января.  Дальше, спуск по леднику Уапта на юг, чтобы  вернутся к обычной жизни 15 января.  Они планировали поселиться вместе в городе Ревелсток, в Британской Колумбии, и по словам Кэтрин МакКинлэй, которая завтракала с ними в день отъезда, она никогда не видела пару настолько счастливой

Ранним вечером 16 января, Марку Ледуиджу, одному из ведущих специалистов по безопасности в службе Канадских парков в Банфе, позвонил отец Клэр.  Марк Диксон  сообщить, что его дочь не появилась в Ревелстоке днем ранее, где ее ожидали, а ее бойфренд также не пришел на курсы гидов.  Диксон настаивал на том, что для них было совершенно не типично быть настолько непунктуальными.  Он сообщил о том, что семья связывалась с парой дважды с момента начала похода – сначала когда Кэйз и Клэр забрались на пик Св. Николая над зимовьем Боу на Рождество, пожелав родителям «мерзлого Рождества», под порывами ветра, и второй раз несколько дней спустя, когда они отправили несколько фотографий по электронной почте через Збигнева Лисицкого из зимовья Стенли Митчел.  С того момента связь отсутствовала. 

Ледуидж высказал надежду что все же возник сбой в связи, но повесив трубку, привел в движение механизм расследования пропажи.  Утром 17 января он начал проверку с самых простых версий.  По его словам, слишком часто приходится искать людей, которые просто не соообщили парковой службе о своем возвращении.  Тем не менее, по информации с оз.Луиз, машина Кэйза по прежнему находилась там. После этого, он вышел на Лисицкого, который подтвердил – пара покинула Стэнли Митчел 4 января.

Ледуидж связалася с Альпийским клубом, по-возможности получить информацию, о выполнении Кэйзом и Клэр обязанностей в качестве смотретелей зимовьев.  Лоуренс Уайт, менеджер сети зимовьев клуба, также подтвердил, что никто не видел пару после Стенли Митчел, добавив деталь, которая уже была известна Ледуиджу – на высоте погода была отвратительной, поэтому вряд ли вообще кто-то там мог встретить пару.  Если с ними что-то произошло, с наибольшей вероятностью вокруг на территории 200 кв. км. они были совершенно одни.

Зная что, что шансы снижаются, Ледуижд сделал следующий логичый, но дорогостоящий ход.   Он вызывал вертолет и вместе с напарником Брайном Спредбери, и пилотом-спасателем Крисом Робертсоном отправился на север на Уапту.  При любых других обстоятельствах этот полет можно было назвать полетом мечты – взлет от оз. Луиз, и бреющий полет на высоте пары сотен метров над одним из красивейших ледниковых рельфов во всех Скалистых горах, все на высоте выше 2500 м. 

Облет начался с посещения всех зимовьев на Уапта – расположившихся на ледяных уступах, прикрепленным железными канатами к окружающим скалам, для сопротивления высотным ветрам.  Посадка за посадкой, трио внимательно изучило журналы посещений в зимовьях, проверило, были ли использованы закладки, но следов пребывания пары не нашлось ни в зимовьях, ни где-либо на поверхности ледника. 

К полудню, стало совершенно ясно, что пара либо провалилась в трещину, либо попала под лавину, и команда была обязана начать тщательный осмотр подходов к ледникам Де Полиу и Уапта.  Была слабая надежда уловить сигнал лавинного маячка, по словам Ледуиджа передатчики способны поддерживать уровень сигнала, засекаемого с вертолета в течении недель, но скорее всего партии предстояла кропотливая охота за призраками старой лыжни и следов сошедших лавин в унылом сером цвете.

В середине дня Робертсон делал последний облет Плато Колли, ровное место, размером с футбольное поле, по которому лыжники, идущие с Де Полиу понимают, что наконец дошли до юго-западной границы Уапта.    «Мне кажется, я что-то вижу», сказал пилот, дав крен машине, чтобы смогли посмотреть остальные двое. 

«Что-то», увиденное Робертсоном было небольшой черной точкой, но годы опыта научили Ледуиджа обращать внимание даже на малейшие детали в самых неожиданных местах, и в данном случае немногие места можно было названить более необычными – перед ними растиралась белая, широкая равнина.  «В жизни в горах не видел такого плоского места несчастного случая!», говорит Ледуидж, «Я вышел из веротолета и прикоснулся к предмету, замеченному с воздуха.  Стало понятно, что это верхняя кромка рукояти лавинной лопаты».  Ледуижд достал лопату, отступил назад и почуствовал под ногой лыжное крепление.  Покопавшись еще немного, они обнаружили лыжи и наткнулись на тент, натянутый на груду снежных и ледяных блоков.  Было понятно что необходимо возвращаться за подмогой.  Им стало ясно что стоят они на могиле.

После взлета c плато Колли, Марк Ледуидж вызывал дополнительную поддержку с озера Луиз.   Ближе к вечеру, четыре работника Парков Канады с собакой прибыли на плато, чтоб разбить базовый лагерь и начать тщательный поиск во льдах и в снегу.

Погода не располагала, команда едва приступила к своей мрачной работе, когда стало ясно, ветер не позволит остаться на ночь.  Тем не менее, до прибытия вертолета, сотрудникам удалось продолжить работу, и подтвердить свои самые страшные опасения. 

Лиза Полсен, сотрудница службы с оз. Луиз, рассказала что собака показала, что копать надо точно в той точке, где была найдена лопата.   Сначала Полсен показалось что искать тут нечего.  «Плотность снега была постоянной, сплошная масса снега, без карманов и щелей».  Если внизу были люди, то они были абсолютно замурованы.  Но в полутора метрах под снегом они наткнулись на тела…  Из-за сумерек, работу пришлось остановить, и работники парка были вынуждены оставить Кэйза и Клэр там, где их нашли. 

В тот вечером, сотрудники парка позвонили и сообщили семьям Диксонов в Британской Колумбии и Бренинкмайерам в Онтарио ужасную новость – тела их детей найдены на Уапте, и скорее всего они погибли, когда обрушилась их снежная пещера. 

В следующие два дня семьи находились в подвешенном состоянии, без информации, так как на леднике продолжала свирепствовать погода, не позволяя провести изъятие тел и полноценную оценку места трагедии.  При этом, и Диксоны, и Бренинкмейеры подтверждают, что служба Парков Канады вели себя исключительно достойно.  «Они четко и честно рассказали нам о ситуации, и всегда были готовы ответить на вопросы», рассказывает сестра Кэйза Джули.  Семьи готовились вылететь как только утихнет буран.

Наконец, когда сотрудники службы смогли попасть на место несчастного случая 19 января, они акуратно достали тела, а также дневники, журнал состояния снега, которые Кэйз вел со усердием религиозного фанатика, а также цифровой фотоаппарат.  Под присмотром судмедэксперта из Голдена, Британская Колумбия, тела доставили с ледника к паталогоанатому в Верноне, в то время как Ледуидж и его команда остались на месте, чтобы расследовать произошедшее там.

Новости о гибели двух лыжников на Уапте в результате обрушения снежной пещерышокировали канадских любители природы.  Большинство никогда раньше не слышали о том что пещеры в принципе могут обваливаться.  Марк Ледуидж объяснил журналистам Калгари Хералд  о том, что пещера это стандартное убежище, необходимое для выживания в суровых зимних условиях.  «Кто знает почему она обвалилась?  Нужно обладать колоссальной степенью невезения, чтобы что-то такое произошло.»

Практически все, с кем мне пришлось общаться после объявления новости быстро сделали другие выводы и не связывали происшествеие с невезением.  Многие предоположили, что скорее всего либо Кэйзу и Клэр нехватило опыта, либо они были просто глупыми упрямцами, или наконец у них не было правильного снаряжения.  Возможно они приняли неверные решения, не обращали внимания на различные обстоятельства, или просто шли на поводу у собственного эго и амбиций.  Явно они не разбирались в том, что делают…

Но те, кто знали пару, а также факты, также быстро встали на их сторону.  Реакция их друга Андрэ Шарлана типична – «Кэйз был одним из сообразительнейших горных туристов, которых я когда-либо водил в группе, всегда принимал обдуманные решения, и досконально анализировал риски, на которые шел.  Клэр была абсолютно такой же».

Кэрол Грант Салливан, которой приходилось пройти «миллион вертикальных футов» под руководством Кэйза соглашается.  «[Кэйз] не был 25-летним юнцом.  У этого человека было горный опыт 60-летнего альпиниста».

Загадка оставалась неразрешенной.  Каким образом двое таких опытных людей могли погибнуть в безопасном убежище на совершенно плоском рельефе?

Дневник Кэйза дает некоторое описание последнего дня пары.  Незадолго после выхода из Стэнли Митчел, утром 4 января, легкий снегопад начавшийся с утра заметно усилился.  Тем не менее, лавинная опасность казалась низкой, и хотя уменьшение видимости вызывало опасения, они знали что могут остановиться где угодно в случае бурана и вырыть пещеру.

Изначально пара передвигалась в хорошем темпе, но через 6 часов, когда они подошли к верхней стенке ледника Де Полиу около 3:30 дня, прогресс значительно замедлился,   В этот момент видимость стала нулевой, и хотя им удалось забраться на гребень Уапта, к 4:30 им пришлось начать копать пещеру в надвигающихся сумерках и на рвущем ветру на плато Колли.

На плоском плато паре не удалось найти склон, в котором можно вырыть типичное убежище, и они решили устроить «траншейный» вариант пещеры.  Согласно стандартному описанию [у пары с собой было справочник с описанием такого варианта], они откопали траншею в снегу, расширили платформы для спальных мест под поверхностью, и закрыли вход, возможно снежными кубами, и однозначно легким тентом, прижатым лыжами. Затем они спрятались от бурана вовнутрь в надежде провести комфортную ночь.

На фотографиях, друг-друга, которые они сделали внутри, видно как они разместились в своем маленьком гроте, улыбаясь на фоне вырубленных белых стен, и снаряги уложенной у изголовья.  Прямо перед ними – небольшая горелка, которую они зажгли, чтобы расплавить снег и разогреть ужин.  Абсолютно понятно, в этот момент им оставалось жить всего лишь несколько часов.

Хотя точные детали последних часов их жизни скорее всего никогда не станут ясны, начальная версия их смерти в результате обвала пещеры, в лучшем случае остается лишь частично верной.  По заключению паталогоанатома, главным виновником смерти Кэйза и Клэр, стал самый обычный шаг, который и по сей день совершают тысячи походников, зимних рыбаков, охотников, альпинистов, лесников и полярных путешественников.  Пара готовила еду в закрытом пространстве. Где-то после ужина, скопление моноксида углерода (угарного газа – CO), возникшее из-за неполного сгорания топлива на горелке, отравило воздух в непроветриваемом закрытом пространстве пещеры. 

По словам обоих, судмедэксперта и паталогоанатома, невозможно установить, произошло ли обрушение пещеры до или после смерти пары, хотя некоторые факты ведут к выводу о том, что оно сыграло свою роль в роковых событиях.  Сплошная масса снега вокруг Кэйза и Клэр, изогнутое положение их тел, царапины на руках и ногах – указывающие на борьбу, и факт того, что их нашли вне спальников, четко указывают на то, что что-то напугало Кэйза и Клэр, и привело их в состояние паники.

Но все эксперты соглашаются в одном.  Даже если пещера обрушилась до момента смерти, самым главным фактором их смерти стал угарный газ.  У Кэйза в крови обнаружили смертельный уровень, и в то время как у Клэр он был немного меньше, сочетание с углекислым газом, также обнаруженным у нее в крови, должно был привести к сильному отравляющему эффекту.  В случае если пещера обрушилась, назаметное воздействие газа скорее всего привело к тому, что они были неспособны четко мыслить, активно двигаться, и в следствии – выбраться наружу.

Некоторые спасатели предполагают что накопление угарного газа и обвал пещеры произошли одновременно.  Сначала газ накопился в пещере, и затем жар от горелки привел к насышению потолка влагой, обледенению и обвалу значительной массы снега.  В результате последовала напряженная борьба, которая еще больше уменьшила количество кислорода, и увеличило концентрацию моноксида в небольшом пространстве.  В течении очень короткого периода времени Клэр и Кэйз должны были потерять сознание и провалиться в темноту.

Марк Ледуидж настаивает на том, что факты и предметы, найденые на месте смерти Кэйза и Клэр говорят о том, что они не сделали ничего неправильного.  «Эти ребята были осторожны и делали все «по инструкции».  При этом он добавляет  «Возможно ошибка как раз в самой инструкции».

В частности, несчастный случай указывает Ледуиджу и другим экспертам в индустрии горного туризма на то, что существующие печатные материалы содержат критическую недооценку важности, и абсолютно недостаточно предупреждают об опасности отравлением моноксидом углерода в результате использования горелок в плохопроветриваемых пространствах … даже в тех немногих случаях, когда газ упоминается  вообще.  Занявшись анализом литературы по зимнему туризму и походной медицине, я обнаружил всего лишь две книги, которые содержали информацию об «отравлении угарным газом» в содержании.  (Библия практического альпинизма «Свобода гор», в своем 5-ом издании на 447 страниц, даже не упоминает о возможности отравления, хотя в ней можно найти описания практически любых ситуаций, ведущих к смертельному исходу с умопомрачительным уровнем детализации).  И все професионалы-горники, с которым я общался, сознавались в том, что даже соприкоснувшись напрямую со смертельноопасной ситуацией из-за угарного газа – ужаснаые ощущения после готовки в палатках, обмороки партнеров от продуктов горения,  и даже вытаскивание потерявших сознание из пещер, они раз за разом принимали решение зажигать горелку для готовки внутри.  «Мы знаем что нельзя, но продолжаем делать.  Когда -30 снаружи, в условиях жесточайшей метели, нет таких людей, которые захотят готовить снаружи», говорит Ледуидж.  «Практически это решение – походный вариант разговора по сотовому за рулем». 

Выбор готовить пищу внутри не является уделом книг и индивидуальных историй.  То что, Кэйз и Клэр считали такое решение приемлимым, поддерживается многими серьзеными професионалами.  Я общался с несколькими компаниями и ассоциациями гидов (включая сертицифирующие агенства горных гидов в Канаде и США, и Альпийский клуб Канады), а также несколькими экспертами по образованию в данной сфере.  Все признают, что ни одна организация не имеет политики против использования горелок.

Но для походных медиков, приготовление пищи в закрытом пространстве никогда не являлось приемлимым выбором.  Ингрид Викас, ведущий специалист по токсикологии в провинциях Альберта и Саскатчеван, с научной степенью в области фармакологии из Университета Калгари, говорит о то, что ей довелось увидеть достаточно смертей и дыхательных кризисов, связанным с угарным газом, чтобы горячо обсуждать стремительность его поражающего действия.

К обычным прилагательным, используемым для описания моноксида углерода, «бесцветный» и «непахнущий», доктор Викас считает необходимым добавить «неизбежный».  «Если вы готовите в закрытом пространстве», настаивает она «угарный газ накопится останется там до тех пор, пока пространство полностью не проветрится, и это может занять часы.  Газ может, и очень быстро накопится до смертельного уровня.  Любой вид сгораемого топлива производит газ, и он не щадит никого.  Дело не в том, насколько хорошее у вас снаряжение, или сколько у вас опыта… без кислорода вы просто умрете». 

Моноксид углерода является смертельной угрозой, которую можно полностью избежать приняв простое решение.  К сожалению, лишь немногие задумываются над серьезностью этой угрозы и делают правильный выбор.  Хотя имеется огромное количество информации указывающая на то, что газ один из наиболее частых факторов, убивающих людей на природе, всего лишь небольшое количество туристов занимающихся кэмпингом, альпинистов и лыжных туристов, включая профессионалов, осознают эту опасность.  Некоторые, даже осозновая риск, стараются искать компромис – например готовить в течение нескольких минут.  Но как показали судмедэксперт и паталогоанатом в случае Кэйза и Клэр даж нескольких минут вполне достаточно.

Очень трагичным кажется то, что после всех грозных, крутых спусковс знаменитых вершин Прибрежного хребте, Аляски и в Анд, после адреналина и спусков со скал в величественых местах, после многих лет прыжков, сальто и перехватов во время кайтинга, которыми так славился Кэйз, активная пара погибла от такого банального приспособления как горелка на таком плоском рельефе.

Но трагедия все же может принести пользу.  Эти смерти наконец стали катализатором серьезных дискуссий относительно опасности отравления угарным газом в канадском туристическом сообществе.   Просто интервью проведенные для данной статьи привели к тому, что несколько крупных организаций горных гидов, включая Ассоциацию горных гидов Канады, и Горную Школу Ямануска  разрабатывают правила запрещающие использование горелок в пещерах.  Также, некоторые образовательные организации в сфере горного турима, включая Университет Томсон Ривер в Камлупсе, где Кэйз должен был получить сертификацию гида, признали необходимость включения информации об эффектах воздействия газа в свои программы.  Семья и друзья могут найти частичное утешение в том, что смерть Кэйза и Клэр помогут спасти другие жизни.

Наконец, возможно еще один утешающий фактор, который можно услышать снова и снова, когда люди погибают на природе.  По крайней мере в момент гибели, Кэйз и Клэр занимались тем, что они любили больше всего,  Збигнев Лисицкий, один из последних, кто видел пару, резюмировал мысли, выраженные многими другими людьми, с которыми приходилось общаться «Эту картину я сохраню с собой навсегда.  То как я смотрю в окно Стэнли Митчел – и Кэйз тропит дорогу назад от ручья с ведром воды – он постоянно настаивал на том, что рад сделать это.  И Клэр идет прямо за ним.  Они счастливы, как пара с потрясающим будущим, словно они останутся вместе до самого конца»

Именно так и произошло.

Джефф Поутер является действующим редактором Эксплор, а также автором книги «Странные и опасные сны»

Семьи Клэр Диксон и Кэйза Бренинкмейера основали стипендию, которая будет выдаваться в память об их детях лучшему кандидату программы альп- и горных гидов Канады. в Британской Колумбии в Университете Томсон Ривер.  Для получения информации обращайтесь к Карен Грамарси в Фонде TRU, (250) 828-5264; TRU.CA.

Химия убийцы

Хотя риски кэмпинга связанные с моноксидом углерода известны нам очень давно – в конце XIX века, исследователи Берд, Амудсен, Андрэ и Стэфансон, описывали ситуациях близкие или реально приведшии к смерти из-за угарного газа, только в наше  время была проведена адекватная оценка масштаба и механизмов риска.

Опасность газа заключается в том, насколько мы беззащитны против него и как долго он может находится в одном месте.  Моноксид углерода соединяется гемоглобином в 200-250 раз лучше чем кислород, и  мешает деятельности пракически всех психологических и неврологических систем, даже в мизерных концентрациях.  Так как этот газ тяжелее воздуха, он собирается в нижней части пространства – на полу палаток и пещер, там где мы обычно спим, и остается на месте, иногда в течении нескольких дней.  Только прямой поток холодного воздуха на одной высоте со скоплением газа может выдуть его.  Предотвращение проблемы изначально требует подобного решения – прямой сквозняк на или ниже уровня горелки, а не в верхней части пещеры или палкти, как нас всегда учили, что невозможно в условиях траншейной пещеры типа той, что выкопали Кэйз и Клэр.  Даже готовка в вестибюле палатки может не решает проблемы.  Если вестибюль закрыт у основания, газ просто перетечет в более теплую палатку, как только вы откроете ее, чтобы размешать еду. 

Самая ужасающая статистика угарного газа заключается в том, что ежегодно от удушения в палатках погибает в три раза больше людей чем от занятий альпинизмом в целом.  И, как отмечает доктор Викас, смерть не является единственной опасностью попадании моноксида в организм.  Исследования показали что средний уровень воздействия газа приводит к длительным эффектам включая депрессию, апатию, дизориентацию, раздражительность и амнезию.  Один или несколько из данных эффектов наблюдались у 100 процентов иследуемых, и последствия могут длится до нескольки лет после первичного воздейтвия.

Наконец, недавнее исследование показало, что риск от отравления угарным газом намного опаснее с увеличением высоты.  Уровень 19% в крови Клэр на уровне моря возможно привел бы к сильной головной боли, но на высоте плато Колли в значительной степени лишил ее возможность активно действовать.  Некоторые исследования предполагают, что многие симпотмы и смерти, на больших высотах, которые раньше относились к отеку мозга, могли быть на самом деле вызваны отравлением угарным газом.  Дж. П.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s